ІV. Надписи с Дунайской Болгарии.

 

А.Надписи из Мурфатлара

 Другая большая группа болгарских рунических надписей была найденна в 1957 г. во время раскопочных работ холме, в селе Мурфатлар (теперь Басараб), находится оно в Северной Добрудже, между городом, Меджедия и Констанца, на 15 км от последнего. В периоде 1957-74 г. была сделана консервация некоторых галерей. После 1974 г. работа прекратилась, не хватало денег, Румыния попала в серьозный экономический кризис во время правления диктатора Н.Чаушеску. Реставрация прошла после 1981 г. с средств местных властей в Констанцах. Теперь с.Мурфатлар известно как большой центр винопроизводства.

В периода 9-11 в. здесь существует большой монастырский комплекс. Галереи и склепы выдолбленные в мягкой скале из извести. Комплекс находится на месте старых римских карьеров по добыче мрамора. По стенам галереи найдено множество рисунков крестов, христианские символы, но также оленей, лошадей, всадников, множество рунических и киррилистических староболгарских надписей. Часть из них опубликовали румынские исследователи, а в Болгарии это сделали проф.В.Бешевлиева,проф.К.Попконстантинова и в последние годы П.Добрев. Сами надписи показывают недвусмысленную связь с алано-древнеболгарскими (донско-кубанское) письмо, исследванное Г.Турчаниновым в ареале сальтово-маяцкой культуры и на Северном Кавказе.

Румынские ученные находящиеся в плену своих шовинистических убеждений, не хотят признавать  болгарский период в истории Северной Добружи (681-1878г.), который был и основным в истории этой области. В монастырском комплексе они ведут „римско-византийские” традиции, дело „местное румынского населения” (которое тогда не существовало!?). Д.Богдан считал что знаки это дело местного античного дако-гетское населения, потому что руны не похожи на древнотюркские. Без доказательства твердится что протоболгары не имели письмености. Конечно не можеть объяснится факт что гето-дакские племена были  безписьменны! Некоторые рисунки корабля и дракона были обявленны как „викингские”, потому что два из найденных захороненных костяков имели северный антропологический тип, а в 10-11 в. район был связан с викингскими торговыми путями с Византией, известный как путь „из варяг в греки”. П.Дьякону и П.Настурел первые написали об „норманском” происхождении рунических надписей. Другие надписи определяли как глаголические и протоглаголические, оставленые  „местным румынским населением” (такое тогда в 10-11 в., не существовало!!!). Язык надписей был „румынским” и „недавно” был прочитан и транскрипцирован румынскими лингвистами, которые доказали что они содержали много религиозных терминов и выражний (!!!??) А рунические надписи, определилили с неясным произхождением. Предпологают он готский, или печенежский. Опыт болгарских ученных представить их как протоболгарские не принимался мировой научной общественостью!? Также выглядила ситуация румынского ученного д-р Константин Чера. (KC-BTCCC) Это типичный пример румынского шовинизма в науке (более точее сказать, румынской псевдонауки),  преобладающий в румынских ученных умах (как и для всех научных сообщностей всех соседних с Болгарией, и Балканскими странами), как во времена Королевской Румынии, так и в  социалистический период и продолжавающийся до сегоднешнего дня! Отношения болгарских соседей к болгарами и болгарской истории, вопреки смены „идеологического тумана”, не изменился с 1913 г., до современности и отражает полное отрицание болгарского присуствия в окупированных и денационализирановых болгарских земель!

Русскоязычному читателю надо знать, что Северная Добруджа была исконной болгарской территорией до 1878 г. когда согласно Сан-Стефанскому договору и потом с решения Берлинском конгрессе была отдана как подарок Румынии взамен Южной Бессарабии, 5 000 кв.км, Румыния отступила России, но получила новые 15 000 кв.км. болгарской  земли. Еще тогда началась ассимиляция и изгнание болгарского неселения, которое завершилось в 1940 г. с Крайовским договоре об возвращении Южной Добруджи к Болгарии (тоже окупировання Румынии в 1913 и 1919 г.) и полное изгнании болгарского населения из Северной Добруджи.

 А.Щербак и Д.Немет без никагого исследования обьявили надписи, древнотюркскими, а польский тюрколог Е.Триарский определил их как печенежские. (ВБ-ЕПРНМ-В-4-1976,стр.12-15) Конечно это полное невежество и ерунда!

В 1980 г. польский ученный проф. д-р Едвард Триарский опубликовал в варшавской газете „Проблемы”, бр.№ 3, статью „Неизвестная азбука”. Он изложил свою теорию, что  древнеболгарское рунническое письмо было делом греков или болгары, которые учились в Константинополе, и создали его с целью болгарского крящения, как подобное греческой азбуке. Триарский определяет мурфатларское письмо как сбор из греческих и кирилльских букв, и добавленных тюркских и германских рун, как и также созданные некоторые выдуманные знаки. В надписях из Мурфатлара он увидел греческие имена монахов, которые жили в монастыре в период его существования. Для протоболгарского знака IYI, Триарский считает, что это греческое слово „iyi”. Расшифровал его как слово „thiyios” которая есть неправильнная запись греческого „theos” - бог. Он предполагал что „iyi”, практическое сокращение греческого слова, которое болгары восприняли как символ Верховного бога. Вера в языческого болгарского бога (Тангру?) заменил Християнский бог с своей тройной сущностью, поэтому и буквы в его монограме были три.  (ПИ-КПСНА)

***

 

Если болгарская наука продолжает закрывать глаза на надписы из Мурфатлара, всевозможные чужие „специалисти”  будут тенденциозно и неверно их интерпретировать и выдумывать всевозможные „дурацкие” теории, но будут игнорировать основную – ясную демонстрацию древнеболгарской письмености.

 

Интерпретация и тренскрибция

 

1. Надпись из Мурфатлара. Публикации: проф.Казимир Попконстантинов, Vladimir Agrigoroaei, Luiza Zamora (на схему №1 и №2, в позитив и негатив), П.Добрев („Златният фонд на българската древност”, приложение. С.2005 г.) Состоится из двух рядов. Первая ясно читается как „кхан отес(ц)”, что означает „Господь Бог” или буквально „государь (владетель) бог”. На другой ряд читаем слова „узиекхeиe”. Если прочитать как одно слово, открываем неожиданные адыгские параллели.  В адыгском (кабардинском) ŷašъхϋэ, убыхском ŷэšъхϋэ, с значением бог, небо, обращение к богу, пристяга к богу. В адыгском слово попало в осетинский как uasxo, uasxζ – пристяга к бога. В хатском washav и адыгском uasho, šхϋэ первоначально означало небо, а Уащхъуэ это Бог-Небо. В последствии получило значение – клятва, или „пристяга Богу”. (АШ-ЭСАЯ-2,стр.90) Как вторая более вероятная возможность можно  указать на осетинское дигорское uаs, uаse (wese), иронское uас (wас), uасеg – истиный, правдивый, святой, а „еие” - сп.глагол быть, 3л.ед.ч. i – е. Или выражение можно прочитать как:  „kxan Otec uаseg i (е)”  - „Господь Бог святой (правдивый, истиный) есть”, или как: kxan Otec uаs хе i(е)” – „Для меня (осет.л.мест. хе – к меня) Господь Бог есть святой.

2. Надписи из Мурфатлара. Публикуваци: Е.Триарский, К.Попконстантинов, П.Добрев, Vladimir Agrigoroaei, Luiza Zamora.     Первое читается снова „Кхан Отец”.  Мы видим два варианта буквы, „ц”: одна более близкая до салтово-маяцких знаков , но в зеркальном виде, другая , показывает параллели с самаритянской „ц”  - „цаде”, несторианской „с” -  „симакатх” и глаголическое  „ц” - . Еще более интересно что в низшем угле фигуры с крестом, над которой пишется надпись с руническими знаками славяно-болгарское „отец”, открывается также руническое слово „син” или „...н син”, христианская формула „отца, сына и св.духа”. (по фотографии проф.К.Попконстантинова)

3. Надпись из Мурфатлара. читается выражение „йижз хя” или „йижз хζ”. Здесь видим интересное написание „ж” и „и” в связью с лигатурой, как и сравнительно редкая вариация „х”, указанная Г.Турчаниновым в надписи из Маяцкого городища и буква „ят” похожа на свой глаголический аналог. Само  выражение является сокрощенной записью  имени Исуса Христа,  т.е. обращение к богу.

4. В другой надписи из Мурфатлара снова видим имя Христа, написанное в исходная иудейской форме, как „Ичеишусо” – Иейшуа, Исус. также видим соединенное слоговое написание „ич” и „иш”.

5. В следущей надписи из Мурфатлара читаем словосочетание „шио лонже”, или „шио ланже”, совсем верно транскрипцировано П.Добревым. Как отметил и Турчанинов šуo более старая аланская форма, на совр.иронского sыo – черный. Второе слово является аналогом на славянской „лоно” – скрытое место и осет. lζnk – леговище, низкое, скрытое место, в этом случае надпись означает „черный гроб”, похоронная яма (П.Добрев). Но можно указать и совершенно инной перевод, „шио” – в среднеперсидском šya, šā, šyāta, пехлеви sūd – мирный, блаженный, счасливый, в осетинском дигорском siau – ценный, дорогой, драгоценный, „лонже” – осет. дигорское lζncаu – ущелье, яма, lζncζ – ущелье, впадина, lζnk – логово, убежище. (ДРС) Так, что „лонже” употребленно как келья, обитель, т.е „шио лонже” – святая, мирная обитель, святое место, святое убежище. В горной части надписи над „шио лонже” увидим ясно выраженную „моннограму Иисуса” как сочетание „И~С” (И~Ч) в руническом виде  - .

6. Надпись из Мурфатлара, расположенная до руки Иисуса Христа. По Vladimir Agrigoroaei и Luiza Zamora.  Надпись расположенная в верхнем левом угле изображения руки распятого Христа. Ясно читается слово „цонстонс” или „чонгстонс”. В осетниском cong – рука, а в иронском tоnыn, дигорском tonun, tonau – раскусить, пробивать, долбить, или общее значение - прикованная рука (Христа к кресту). (ДРС),(ИРС) Осетинское cong происходит от древнеиранского čanga, авестийского čingh – лапа, пуштунского čangal, персидского čang, курдского čеng – рука. Согласно Абаеву понятие производное от глагола *kan – копать, потому, что в персидском встречается и форма kang – рука. (ВА-С-1,стр.314) Но более вероятна связь с санскритским ānghri, протоиндоиранским hanghri, авестийским zanga, средноперсидским (пехлеви)  zang - голень, нога, zānūg – колено, осетинским  zζng, zζngζ – голень, dzeng, пуштунский danga, болгарским диал. джонгъл – нога. Для слов tоnыn/tonun, Абаев указывает параллели в ваханском tun, tōnd – раскусить, раздирать, шугнанском tān, tānd – натягать, изогнуть, авестийское tan – изогнуть, хотано-сакское ttun, ttunda, осетинское tona kζnыn – отнимать, грабить, основа корень *tan – натягивать сильно, изогнуть, рэсп.раскусить, раздирать. (ВА-С-3,стр.302)

7. Надпись из Мурфатлара. По Vladimir Agrigoroaei и Luiza Zamora. Расположенная над христианским крестом и завершается в теле птицы. Хорошо читается выражения „ануачанс” и „с…ие”,  во втором слове, вторая буква не сохранена. Открываем параллели с осетинским ирон.дигор. ζncоn – лекгий, и  дигорский cъеu, иронский съiu – птица, т.е. „легкий как птица”. (ДРС),(ИРС) Согласно Абаеву, это звукоподражательная этнимология, напр. в чувашком cicbi, курдском cucik – воробей. (ВА-С-1,стр.336)

8. Также в другой надписе из Мурфатлара, читается выражение из трех слов: „Орйесийе  кхълζ оргжлией”. Первое слово, славянское орис - судьба, второе „кхълъ” в осетинском хζlыn/хζlζn – разрушение, насилие, тоже в древнеиндейском c̨alás, осетинское иронское xalыn, дигорское kъаliu, идентичное болг.диалектному хълам – притеснять, бить кого-нибудь, насиловать. Произходит от древнеиранского wy-kāraya – рушить, с переходом в осетинский kalыn, хζlыn – рушить. (ВА-С-4,стр.139) Вероятно поэтому протоболг.форма начинается с „кх”. Третее слово „оргжлиеи” согласно мнению П.Добрева близкое с талышским оrыžje – уничтоженный, разрушенный. (ПД-ДИДК,стр.139) Более особенная буква „г”, показывающая параллель с арамейской , парфянской  - „г” или „гамал”. Осетинские аналог uыrgъuыjаu – рассыпанный, уничтоженный, аналогичное  болгарскому ургулешки – грубое, разрушающее. (ИРС) Но можно указать также осет. иронское uаrgъdžыn – обремененный, заторможенный, приносящий тяжесть, бремя, в букв. и в переносном смысле, духовная тежесть, в дигорском uаrgъ (мн.ч. uζrgъtζ) – бремя, тяжесть. (ИРС),(ДРС) Так  что эквивалентно значение выражения: „орис обремененная страданием”. Увидим более особенную форма буквы „ъ” напоминающую знак „”. Акад.Иван Гошев нашел аналогичный знак  - „ъ” в надписях из „Круглой церкови” в Преславе. Также отметим внимание к слову „орис”. Славянский аналог этого слова является *rokъ. Но орис – предначертанная судьба, оракул – предсказатель, связывается по  происхождению с латинским (латинское oro – „говорить, молится”, или из старогречекого oραo – „видить, видения”). Открываем аналогичное слово в дигорском erisxζ – участь, судьба, чувашкое ărăs - судьба, в языках алтайских тюрков (телеуты, командинцы), киргизском ыrыš, rыš – благополучие. (ДРС),(МФ-ЭСЧЯ-1,стр.187)

9. Под №1 представлена надпись из Мурфатлара, которого П.Добрев прочитал как „анкхил” – ангел. (ПД-ЗФ,стр.81) Более точное прочитание „анкхили”, или „анкхели” ввиду наличия „и” над „л”, как второе горизонтальное тире. Но в другой надписе из Хумаринского городища (№2) открываем подобную по значению слово – „анкъолъ”. (ПД-КК,стр.151) Кроме ангел у двух надписей можно означать еще – осетинское иронское ζnxъζl, дигорское ζngъζl – надежда. (ИРС),(ДРС) По зарисовке В.Бешевлиева, в надписе №1 есть начальная буква  - „о”, но это не меняет интерпретацию, ввиду начального осетинского „ζ”. (ВБ-ЕПРНМ-В-4-1976,стр.20)

10. Надпись из Мурфатлара, опубликованна В.Бешевлиевым. /ПД-КК,стр142/ П.Добрев транскрипцировал значение „найкхез” как свещенный, божественый. Этнимологические параллели: В древнеперсидском necht – чистый, пехлеви nēk, nēkīh, согдийский n`γz, ягнобский naγz, ишкашимский nek – добрый, благой, красивый, санскрит niseddhavya, персидский nask – уважаемый, почетный. Также в тох.(б) nakte – бог, nāyake – руководить, netke, nars – убеждение, вера. (DA-DT-b) В санскрите nāthá – защита, упование. (IED) В финно-угорских языках, финляндском noita, эстонском nõid, лапландском niψjte, мансийском nδjtkum – жрец, шаман, колдун, общефинно-угорское *num`v – бог, тоже у коми nadz, венгерском nagy – большой, сильный, коми-эзря niške - бог. (UE) Значение надписи – „божественный, святой” вероятно обращение к богу.

11. Надпись из Мурфатлара, опубликованный В.Бешевлиевым. (ПД-КК,стр.143) Ясно читается „ζси ум” что означает „веруй в правду” от осет. ζss – истина, правда. В другой надписе из Мурфатлара открываем совсем похожую „язд ум, ум хца”. /ПД-КК,стр.68/  П.Добрев транскрипцировал как „в бога веровать, веровай в бога”, как в первом выражении употребленно общеиранское „язд, яздан” – бог, в осетинском zζd, пуштунском jazd, персидском izad – бог, а во втором выражении, осетинское хuыcau/xuζcauζ, ягнобское xudo, курдское xuda, пуштунское xuday, ишкашимское khuda, зебакское khudai, талышское xydo, персидское xoda, шугнанское xudo, гилянское xudе, язгулемское xκdo, сарыкольское xϋdoy, белуджийское xuda, древнеиранское xutāw – бог, аналогичное в осетинском xicau/xеcau – государь. (VS-ETD),(IED),(ВА-С-4,стр.197,256)  Заимствованное в татарском  хоdаy, хоdа, хаk – бог, хuķа – хозяин, государь. (РТС) Интерсное слово в русском хозяин, украинском хазя, белорусском хадзя , древнерусском хозя – господин, также в болгарском хазяин -  глава дома, владелец, сербское газда – господин, владелец, государь, помесчик. Предполагают, что заимствовано от чувашского xоzа, xuzа - хозяин, турецкое hоdја (ходжа), крым.-татарское, чагатайское, азерб. huža, татарское hоѕа - учитель, хозяин, старец (Радлов). Интересно что турецкое слово связано с персидским хudi - учитель, господин. Слово связано с Исламом, ходжа это паломник который был в Мекке, а в болгарском ходжа является синонимом слова имам – мусульманский свяштенник.

Также в марийском xoza, удмуртском kόzё, мордвинском kozja – владелец, было заимствовано из чувашкого. (МФ-ЭСЧЯ-2,стр.371) Думаю что происхождение чувашкого и древнеболгарского слова xоzа/xuzа связано с осетинским xicau/xеcau – государь и отражают древнее сармато-аланское слово! А от староболгарского языка слово распространилось в другие славянские языки, вкл. и древнерусский.

Для второго слова „ум” можно указать тох.(а,б) amok – учения amouyo – религиозное чаяние доктрина, В осетинское monyn – учить, показывать. (ВА-СЕИ,стр.29) В осетинском дигорском iman – вера, религия. (ДРС) Тохарское слово является иранской калкой. В.Вс.Иванов связал с парфянским `mwg, (amug)  учение, доктрина. (ВИ-ТЯ,стр.78)

В связи с протоболгарским „ум” можно указать несколько протоболгарских надписей из Мадара, которое П.Добрев прочитал как „ам, иоам, оиам”. (ПД-КК,стр.79 Думаю что это разные формы „ум” – веровать.

12. Надпись из Мурфатлара, опубликована В.Бешевлиевым. (ПД-КК,стр.142,145)  Читаем: „си окоср, сани(е) кхниш”, слова „си” можно связать с осетнским si – на него, л.мест. в отложительном внутр.пад., 3л.ед.ч. Второе слово „окоср” идентичное с осетинским kъζsζr – порог (производное kъζs – дом, в болг. къща). Третье слово „сани или „сане” в дигорском senζ – вход, коридор, предверье, senta – фасад. (ВБ-ЕПРНМ-В-4-1976,стр.20) Самое интересное четвертое слово „кхниш”. Отвечает на кабардино-балкарскому kеšаnе – „города мертвых”, поминательные комплексы из надземных склепов, в Средневековой Осетии где хоронили мертвых. (ГТ-ПЯНКВЕ,стр.80) Слово присутсвует и в болгарских надписях и вокруг Мадарского всадника, в форме кисинии, кишини. Этнимологические параллели с тох.(б) kisain, kisaim – дом, убежище. (DA-DT-b) Можно сравнить с латинским casa – дом. В.Абаев также исследовал это интересное слово. Он указал его совр.вариант, в иронском kъesena, дигорском kesena – дом, крепость. Как аналогии в абхазком a-kasana, абазском kasana, кабардинском kэšana, балкарском kešne, сванском kэšeni, чеченском kaš – надземный склеп, мавзолей. Бартольд также указал интересную аналогию, что у киргизов слово kδsδna – означает также мавзолей, склеп. Абаев указал, что этнимология „темная и неясная” но связал с персидским kašana – дом с раскрашенным фасадом глазурью, от kaš – лак, эмаль. (ВА-С-1,стр.594) На самом деле видим ясный тохаро-осетино-древнеболгарский изглосс. Из языка юечжи и усуней, слово сохранилось в восточноиранских языках, и как реликт в киргиском, а с аланами и протоболгарами попало и на  Кавказ.

В случае „кхниш” вероятно означает обитель, монастырь, храм, место для поклонения. Так изъясняется целое выражение: „Святой порог, вход храма” (siau kъζsζr senζ kesena).

13. В другой надписе из Мурфатлара, опубликованной В.Бешевлиевым открываем аналогичное „сиж”. (ПД-КК,стр.142) Вероятная связь с дигорским sех – святой, иронским sыgъdζg – святой, чистый, sыgаs uыn – воскресить. (ДРС),(ИРС) Происходит от sыgъd/sugъd – огонь, пожар, sыax/suах – пламя, отражающее древнюю веру в очищением силой огня. (См. болг.диалекное секна – искра, производное этого корня)

14. Надпись из Мурфатлара, опубликованны D.Barnea, I.Stefanescu и В.Бешевлиева. (ПД-КК,стр.145) П.Добрев сделал два опыта   транскрипцции: 1) „Ху диу шиу цон е дзухрьзте” – „Божий сын святой Христа”, (ПД-КК,стр.67) и более поздный вариант 2) „Фуду` шуште гхубосте” что интерпретировал как „Измыть, изчистить грех с добра”, с помощью осетинского и талышкого яз. (ПД-ЗФ,стр.87) Думаю что он не транскрипцировал точно надпись. Если сделать экзактное сопоставление с алано-древнеболгарскими рунами получается: „Аиу дзиу сиу цоне чиур(в)узт е”. Более особеная буква . Но в осетинских рунах Турчанинов указал  - как вариант „с”, так что „с” с черточкой вероятно означает „си”, производная несторианской „симакатх” -  - „с”. Слово в надписе есть: „аиу” – вероятный вариант осет.дигорского auζ – сила, энергия,  „дзиу” – осет.иронский dzы, дигорский dzi – энкл.форма мест. 3 л.ед.ч. – из его, на его, „сиу” - среднеперсидское šya, šā, šyāta, пехлеви sūd – мирный, блаженный, благословенный, дигорское siau – любимый, драгоценный, „цоне” – осет. cin, cin, cijnζ – радость,  „чиуарв(у)зт” – осет. иронский čыrыstоn, дигорский kiristоn – християнин, „ (ае)” – осет.дигорское ζ, иронское jζ – л.мест.кр.форма 3л.ед.ч. род.п. – него, к него. Или целый текст означает „его (божественая) сила благославленная (драгоценная) радость для христиан” (auζ dzы siau čыrыstn)tζ ζ”).

15. Надпись из Мурфатлара опубликованная В.Бешевлиевым. П.Добрев предложил транскрипции: „Манорис Исус жане е” без перевод. (ПД-ЗФ,стр.84) Думаю что эта транскрипция неточна. Первое слово „ма”, можно связать с осет. mζn/mζ, которое род.п. л.мест. ζz – я, в болг.аз, как и в болг. мен, ме, в осет. переводится как мой, для меня, респ. в болг. „на мен”. Увидим ясную разницу в написании „н” - , которое откривается в следующем слове из той же надписи и знак . Второе слово „кхоърис” показывает параллели с  дигорским словом хuζrz – наречие: весьма, совсем, вполне, хороший, добрый; совершенно, очень, или иронское xъζriu - святой. (ДРС),(ИРС) Знак „кх”,  познаный в „кхарощи” как „кха”. Знак , П.Добрев читает как „р”, аналогичное на глаголической  болгарской Рци, в хорватской глаголице  - „Рци”, или „р”. Интерсно что в киррилице знаки , Рци называются „эр-большой” и эр-маленький” а читаются как знак „ъ” (русское „ы”). Вероятно получилось совпадение в написании глаголического „р” – Ъ и новый кирилльский знак „Ъ”. Например болгарский исследователь И.Иванов считает что „ър”  , результат от сочетания двух знаков (йе+р:). В финикийской азбуке , а в согдийском письме  - „реш” (р). Увидим что в алано-болгарском „р” за разница от согдийское  имеем полный перстень в основе букву () Третее слово „исхс” является стандартной формулой написания имени Иисуса Христа, аналогично и в староболгарском И~С Х~С. Четвертое слово „жане”, похоже на осетниское zζnа - богатство, и пятая „е” – спомаг.глагол быть – 3 л.ед.ч., в осетинском i, болг. е. В.Бешевлиев дал другую зарисовку этого слова из надписи - , что можно прочитать как „сζне” или „сζни” которое  очень похоже осетинскую (аланскую) форму. (ВБ-ЕПРНМ-В-4-1976,стр.20) Последнее расположено в низу слова можно прочитать в двух алтернативных вариантах, потому что не особенно ясный последний знак: а) “йоосеъкх” – осет. uаsхζ, uаsхо – клятва. Целое выражение получает значение: „Для меня хороший, добрый, святой Иисус Христос богатство есть, клянусь”. В совр.осетинском быть выглядило так „Mζ хuζrz I~S X~S zζnе uаsхζ i”, б) как личное имя „Йоосеъф” (по мнения И.Иванова). Тогда надпись будеть „Для меня хороший, добрый, святой Иисус Христос богаство есть. Йосиф” (Mζ хuζrz I~S X~S zζnе i(е). Josif).

16. Надпись из Мурфатлара, публикованны проф.Казимиром Попоконстантиновым. Надпись двусоставная, верхная часть написанна с алано-древнеболгарскими рунами, а нижняя на славяноболгарском киррильским письмом. Опыт для транскрипции сделал только П.Добрев. Прочитал руническую надпись как “Х~С анк`уон …жк`е”. Первое слово – имя Христа, второе и третее - осетинские kuuon – молиться и džge – молва, слава. Перевод: „ Христос, кто молится (для нас) воспей (восхваляй). (ПД-ДИСК,стр.127-130) Думаю что интерпретацию не очень экзактная. Если приложим точно звуковые соответствия букв, по Г.Турчанинову, получим: Х~С – имя Христос, „ζхео(к)с” –а осет.иронский ζххuыs, дигорский аgъаz – помощь, содействие, иронский ахъахъхъζnыn, дигорский аgъаzgъоn – сохранять, помогать „т…жхз” – осет. иронское dzых, дигорское dzuх, cъuх - рот, dzыхdžыn, dzuхgin, cъuхgin – хорошо говорящий, оратор с точными словами, дигорское dzζgъ-dzζgъ – болтать, много говорить, сравните с совр.болг. джуки – губы, рэсп.рот (точный протоболгарский аналог осетинского слова кавказского происхождения), в болг. джомоля - говорить! В балкарском džъux – рот, морда, чеченском и ингушком zъok, dzok – клюв, кабардинском žex, абазинский že, убыхский čэ – рот. (ВА-С-1,стр.408-409) Също в лакски čaw, прототибетски *ć(h)al, тибетски źal – уста, удински čo – лице. Според Старостин протосинокавказкият корен е *čwVlHV(č) – лице, уста. Но открываем интересные аналигии, в куманский (половецкий) žакъ – щека, тунгусо-маньчжурский džэγ, džоγ, džэγi, džэlγin – нижняя челюсть, подбородок, которое вероятнее тибетская заемка. (ССТМЯ-1,стр.281)

На втором ряде – буква „е” – соответствует точно на осет. i – спомагательный глагол uыn – быть, в 3л.ед.ч. (ОРС) Перевод: „Христос помоги, благославляю тебя”. Примерно в совр.осетинском „X~S ζххuыs dzζgъ(un)”. Верность перевода потверждается  славяно-болгарской надписью: “Благословенъ, (еси вьсе)дръжит(елю), избавлiа (о)тъ все (г)р(ехы)…”. (Быть благославленный вседержатель, избавивь (нас) от всех грехов). Мы видим выражение-билингву, директный славяно-болгарский перевод алано-древнеболгарского выражения!

17. Надпись из Мурфатлара опубликованная В.Бешевлиевым. (ПД-КК,стр.145) П.Добрев прочитал как „Лъанхесиъансен” и предложил очень свободный перевод: „на Ланхо праведный старик”. (ПД-КК,стр.67) Не могу согласится с этим и предлагаю свой перевод. Рунический текст звучал вероятно так „лъан ае (и) сиъ ансен”. С помощи осетинского языка получаем: „лъан” – осет.иронский lζuuζn – здоровый, крепкий, lζuuыn, дигорский lζuun – стоять, отстоять, оставать, „ае/аи” – осет. иронский uыj, дигорский aj, аjζ - личн. указатель. мест. им.п. он, этот „сиъ” – подобное „сиу” - среднеперсидского šya, šā, šyāta – блаженный, смиреный, дигорский siau – дорогой, сиятельный, „ансен” – осет. anoson, ζnusоn – вечный, ζnusmζ – вечно, ζnus – век. (ОРС) Смысль таков: „то (кто) отстоял (веру) есть вечно блажен (для своей души) – „lζuun aj, siau anoson”. Абаев объяснил  происхождение lζuuыn/lζuun, от глагола rζmun – стоять тихо, аналогичное персидскому ram-budan – стоять неподвижный, с переходом „r-l”. (ВА-С-2,стр.41)

18. Надпись из Мурфатлара – “Бζрζнум уофр”. Интересное и показательное протоболгарское выражение из Мурфатлара. Вместе с руническим выражением, написано киррильскими буквами „длъжен съм” – я должен. Исключительно полезное, что увидим прекое выражение-билингву, показывющее директный славяно-болгарский перевод древнеболгарского (алано-болгарского) выражения. Читаем легко с помощью осетинского. „Бζрζ” – от осетинского дигорского bζrnζ – ответственость,  иронское и дигорское bar – воля, желание, действие, аналогичное по происхождению авестийскому vara, персидскому, пехлеви bār – воля, желание, действие, это слово сохранилось в болгарском  „македонское” барам – желать, искать, сделать, для „уофр” и „с” - осетинского uаvζr – условие, положение, т.е. понимать условия, а последное „с” отвечает на дигорское es –  быть, будеть.  Или выражение будеть выглядить так: „bζrnζ(m) uаvζr es”- „желаю, хочу понимать условия”, респ. совр.болгарское длъжен съм – я должен. Вероятно отражает осетинское дигорское bζrni un – взят под попечительство, под оговоренность. (ДРС) П.Добрев предложил  более неточный и смыслово неверный перевод, от талышкого obure – тягота, мука, бремя, т.е. нести муку, ности тяготы. (ПД-ЗФ,стр.91) Сдесь увидим более редкую форму  „б” - , близкая до рунической „п” - , и на букву „е-двойную”  - , производная  - „е” и более редкая (в надписях из с.Равна) форма „а” - . Также буква „ф”  похожая на латинское „F”, котороя увидили в надписе Йосифа.

19. Надпись из Мурфатлара, опубликованная В.Бешевлиевым, К.Попконстантиновой, П.Добревым. (ПД-КК,стр.144,64) П.Добрев предложил различные версии транскрипции, первая была: „О Елте уомбъан сиолъанйокх” – „Элта скиталеца, эта могила”, или вторая: „О Елте Укел бан сио лонце е” – „Элта, бана из рода Укела (Вокила), это черная могила”. (ПД-ЗФ,стр.83-84) И в двух случаях он думает что идет речь об поминательной надписи. Я предлагаю другая возможность, связаную с осетинским языком. Первое слово „оелте”, осет. uζliuζg – победа, uζlfаd – подьем, повдигание, uζlζti – вверх, более высокий, „гоелаун”, осет. gаliu – левый, но и плохой, грешный, нечестивый, зло, дьявол, черт, сравните с болг. галатски – дьявольский, чертовский, „сио” - среднеперсидское šya, šā, šyāta – блаженный, мирный, дигорский siau – драгоценый, „лунζс” – как в сочетание „шио лонже”, встречается и в других надписях. – осет. дигорское lζncаu – теснина, яма, lζncζ – ущелье, впадина, осет. lζnk – логова. (ДРС),(ВА-ГООЯ,стр.27) Или значение будет „святая обитель”, „святая келья”. И „ζс” – es спом.гл. быть в дигорском. Значение будет „победи грех (зло) в светой обители - (uζlζti gаliuζn, siau lζncζ (lζnk) е).

Увидим  более редкую форму „ζ” - , зафиксированную в аланской надписи из Ольвии, как производную арамейской  - „хе”.

20. Надпись из Мурфатлара. П.Добрев транскрипцировал как „уаргон” или „уаргон” и обьяснил с осетинского uаrdоn – храм, святилище. (ПД-КК,стр.46-48) Вполне согласен с транскрипцией, только  добавлю что в осетинском существует более точное слово, идентичное с протоболгарским, в дигорском аrgъаuζn, иронском аrgъuаn – церковь, чувашкое arka - храм. (ДРС),(ИРС) А происхождение слова обяснил В.Абаев, из средневекового осетинского argaun, индоиранского ā-gra, ā-gār – петь, благославлять, рэсп. молитвенные песнопения. В иранских языках исходное gār – петь, переходить в zar, совр.дигорском zаrun, иронском zаrыn – петь, в язгулемском γarēv - плач. (ВА-С-1,стр.66) Но можно думать и об древнейшем алтайском заимствовании в языках сармат, из тунгусо-маньчжурских языков araγan – открытое место в лес, где происходило ритуальное жертвоприношения медведя. (ССТМЯ-1,стр.48) Два выписанных один в другой квадратов не случайны, потому что такая была структура протоболгарских языческих жертвеников и храмов, или увидем наложение древних  языческих символов с новыми христианскими.

21. В надписе из Мурфатлара открываем имя Йанъ -  - “Йанйе е”. В низу от надписи нарисуванная мужская фигура, держащая кресть. Ясно что идет реч об личное имя. П.Добрев правильно разчитал „Йуане е”, т.е. Йоан есть. (ПД-КК,стр.49)  В потверждение этого, увидим мужская фигура, с ореола  святого держащая кресть, это Йоана Крестителя.

22. На другой надписе из Мурфатлара, увидим мужскую фигуру с крестом, ореолмо и надпись в низу, который П.Добрев (1.) прочитал как „си е” – „он святой” и связал с древним восточным понятием „си” – бог. (ПД-КК,стр.50) В.Бешевлиев воспроизвел надпись в другой виде -  (2), так что надо  читать „си`т”. И в двух вариантах видим осетинскую аналогию, в дигорском siаtζ – почтенный, уважаемый, или siаu – любимый драгоценный, святой. (ДРС) Наличие двоеточия перед „т” является разделетильным знаком и делает прочтения П.Добрева более логичным.

23. Надпись из Мурфатлара, публикованная D.Barnea, I.Sefanesku, В.Бешевлиевым, П.Добревым. П.Добрев предлагал транскрипцию „Книше Сип Ефе Христе саувма, оапо ийожже ма съпе”, которое с помощью кельтских и памирских языков, интерпретировал как „Посев Святой Божий храм, поливай как земеделец во время засухи”. (ПД-КК,стр.53,144) Не могу согласится с этим очень фривольным переводом. Первое слова написанно более высоко от остальных  -„кхие” можно  связать с дигорским xe, иронским хi – возвр.местоимение свой, собственный. Второе слово не „книше” как считал П.Добрев, а  - „ккхцζ” что надо связать с осетинским иронским xеcыn, дигорским xuecun, xetun – поддержать, держать для кто-нибудь или для что-нибудь, бороться, отстоять. Выражение хi xеcыn - возвратный залог глагола, означающее держаться, боротся. Следует выражение  - „Сип Е~Е (Ефе) Х~С (Христос) означающее „Святый Бог Христос”, как транскрибировал  и П.Добрев, в авестийском spaeta, персидский sapēt, safēt – светлый,  (иранское имя Спитамен – светлый), для „ефе” судим из другого надписа - , куда тоже слова было написанное с кирильское письмо. Следует слово , которое более труднее для прочтения. Первая буква является или плохо написанной  - „он”, „ън”, или более редкая формой аланского  - „а”, вторая буква , также странная и вероятно представляет форму арамейской сирийской, яковитской , несторианской , самаритянской  - „симкатх”. Интерестный факт что в Преславской абецадар, открываем идентичное написание „дз” - , что подтверждает связь с „симакатх”.  Следующие две буквы предельно ясные,  - известная форма  (распространеная и в надписях из „Круглой церкви” в Преславе), последнаяя  - „ма”. Так получается слово „а(н)дзζма” или „ансζма” которое сходное с иронским ζnusmζ, дигорским ζnоsmζ – вечный, вовеки, из ζnusnоs – век, столетие. (ДРС),(ИРС) Первое слово из нижнего рядя прочитаем как  - „оймао” которое свяжу с транскрипцированным из других надписей слово „ум” – веровать. Второе слово читаем как  - „тожжйе” сходное с осетинским иронским tыxdыžn, дигорским tuxgin – сильно, очень сильно, производные на tыx/tuxζ – сила, мощь. Предпоследнее слово - „масзпζ” похоже на иронское mыsыn, дигорское imisun – думать, помнить, творить выдумать, ζmbыsond/ζmbesond – басня, мудрость. Абаев указал исходный иранский глагол *mas/*mis – думать, и староаланское mese – басня, притча, мудрость, сохраннное в венгерском. (ВА-С-2,стр.144-145) Увидим что в случае протоболгарского „мас” аналогично. Слово „масзпе” вероятно отражает выражение mas-apāt, из согдийского apāt – хороший, добрый, или „масзпе” означало добрая, хорошая мудрость. Или второй ряд означал „верю сильно в добро (божье) мудрость. Так полный текст означает: „Вечно буду держаться светлого (святого) бога (спасителя, заступника, творца) Христос, верю сильно в добрую (божью) мудрость” i xuecun sapēt aw(fX~S, ζnоsmζ iman tuxζ mesе –ap(f)t).

24. Надписи из Мурфатлара представлящие имя Исуса как образ. По Vladimir Agrigoroaei и Luiza Zamora. Надписи в форме образа. Вопреки этого можно прочитать в одной „иζсишоси” и „иошосис” в другой. Первая буква „и” соединена с несторианской и парфянской „алаф” - . Увидим имя Христа, в его арамейской и иудейской форме – Йешуа и знакомое „си” – святой, дорогой, блаженный.

25. Надпись из Мурфатлара. По Vladimir Agrigoroaei и Luiza Zamora. Был сделанны на християнском кресте. Первое слово кхζснζ” или „кхζшнζ” – обитель (см. древнеболгарское „кисинии”- „кешане”) Самым знак  плохо сохраненн. Знак „н” был добавлен в последствии, очевидно автор надписи пропустил при первоначальном написании (техническая ошибка). Второе слово „сиепе”. Здесь увидим знак  - вероятно форма „си” (см.верхный надпись). Получается „кхζснζ сиепе” – святая обитель, святой храм, надпись сделанная на фоне креста.

26. Надпись из Мурфатлара. Опыт для транскрипции сделал Панайот Иванов. Он использовал чувашкий язык и тюркские руны. Его прочитание есть: „Карт плуг + салъб баш вес”, которое означало „Окружай Великого + (креста), начало, конец”. Автор аргументировался что совр.чувашкий язик был прекий наследник языка волжских болгар, которое были в основе „котраги” ??? (ПИ-ПРНД) Неизвестно как решил этого, при условии что котраги (кутригуры) были в Паннонии, под власти Аварского каганата! Подобное неверное твердение, вообще не отчитывает сложние этногенезисныи процессы в Поволжья, и вообще не можно серьезно обсуждать. Также ошибочно П.Иванов читает рунические знаки как слоговое письмо.

П.Добрев тоже предложил свой прочтение „е оуов 7 йу” – „подвижные светила 7, есть”. (ПД-КК,стр.66) Но в первоначальной публикации В.Бешевлиева (2.), увидим что в интерпретации П.Добрев и П.Иванов (1.), отсуствуют первые две буквы. (ВБ-ЕПРНМ-В-4-1976,стр.19,надпис-ІХ) С помощи осетинского языка и транскрипции алано-древнеболгарских рун по Г. Турчанинову, получается ясный перевод выражения: „сийе ойовжиу". Первое слова похоже осетниское дигорское siau – дорогой, а второе - с иронского ζvζdžiаu(ы), дигорского аgъаjzаg – добрый, великолепный, славный, удивительный, также дигорское uоgъullu - добрый. А третье слово „ди”, отвечает в целом на осетинское dζ – местоим. 2 л. ед.ч., род. пад., означаваещее ты,  тебя (тебе), или „ siau  ζvζdžiаu(ы) dζ” означает дорогой, великолепный, славный, добрый ты есть, идет речь об обращиние к богу! (ДРС),(ИРС) В.Абаев обясняет осетинское слово из ζvdagъ – чудо, волшебство, производное авестийское abda, пехлеви awd – чудный, удивительный. (ВА-С-1,стр.195)

 27. Надпись из Мурфатлара. П.Иванов предложил свой ошибочное слоговое прочтение через чувашкий: 1-вый ряд „Баш еш ала асма тавла”, 2-рый ряд „Аба кана еб”, 3-тий ряд „Баш ака ерт киме/гиме баш”, что означает „Содружнико господьны, рукой своей (покров) сделать!”, ”Отец кан будь меня в пользу (покровителствуй меня)!”, „Господи отец, сопутствой мае судно!”. (ПИ-ПРНД) Совсем ясно читается слова „лтоу” написанное не в ряд а буквы двух по двух одна под другой - . Следует „уоии” отвечающее на осетинское личное указательное местоимения 3л.ед.ч., род. и вин. пад. uыjаu – на него, перед него, для него. Под словом „лето” есть плохо сохраненное руническое „ф”. На третьем ряде увидим два слова: „ще”, или „щеш” (если не болгарославянское „ще” – будет, буд.вр.глагола быть).

28. Крест с рунической надписью из Мурфатлара. Публикация К.Попконстантинова и О.Кронщайнера. Находка из 9 в. Опыт для транскрипции  сделал П.Добрев. (ПД-ЗФ,стр.92-96) В первом слове он читает „укхес…кх” которое интерпретировал как „Укхе Ес~Кх” или „великий Исус Христос”. Думаю что более вероятное первое слова было „ихкхссх” сокращенная запись имени Иисуса или Иисуса Христа. Следеут „менекхе” (согласно транскрибции П.Добрева), которое он связал с талышким „мене ки” – „ты кто наший”. В осетинском иронском и дигорском mζn, mζnаu, mζnζj – „аз” – я, л.мест.1л.ед.ч. в род. и отложительном п., иронский хi, дигорский хе – возвр.мест. „свой”, в 1л.ед.ч. mζxi, дигорский mζxе (mζnаu+хе). Или „менекхе” - букв. „для меня”, „мой”. Третье слово П.Добрев транскрипцировал как „десеш” – отец. Вероятно это общеиранское *desi – бог, и протоболгарского десеш означает именно бог, а не отец. Тоже открываем в староболгарском деся, деш@ – намирать, получать. Слово староболгарского происхождения. Распространилось в древнерусском десити, деш@, сербо-хорватском десити, древнечешкий podesiti, udesiti – намирать, тоже в древнерусский досити, украинский судоситися, белоруский судошаць - встречать. Согласно Фасмеру, этнимология не очень ясная. Он думает что идет реч об из византийском заимствовании в староболгарском, из греческого δήω – намирать, δέκομαι – приемать, δοκέω - веровать, латынского decet – наподоблять. В албанском ndieh - намирать, ndesh – встречать, вероятное староболгарское заимствование. Более вероятно староболгарское „деся” отражает протоболгарское слово и имеет индоиранское происхождение. В санскрите dāηati, dāηnōti – приносить жертву, делать обряд, авестийском dāštа – получать, совр.персидский dast, dāshta - намирать, кашмирский dūsh, dūshes, бенгалский diśā, dōsa - намирать, общоиранский *dast – рука, осетинский dζsnы – умный, ловкий, способный, dis, dissag – чудо. (ОРС) Или связ десеш – бог и деся – намирать, получать, семантический предельно ясная, бог дает все блага людям (см. славянского Дажбог, кельтского Дагда – давающий, щедрый), т.е. десеш – щедрый, давающий. Четвертое слова согласно П.Добреву читается „тену”, из талышкого ten – светлый, величественный аналогичное иронское tыn – солнечный луч. Думаю что надо читается „тенг”, аналогичное  иронское tыng, дигорское iting – сильно. Следует „нелн” которое П.Добрев объясняет с талышкого „неле” - люлька. Но в дигорский nllζuun, иронский nыllζuuыn – устанавлять, делать, ставать, завершить. Шестое слова по П.Добреву „еном” и означает награда, почитание, из аналогического талышкое эnom. Но увидим что знак  в верхние слова П.Д. читает като „кх”, а сдесь как „е”!? Так что слова надо читать  „кхном”, или „кхнам”. Можно связять с осетинским хъаn, кабардинского kъаn – воспитаник, рэсп.послушник. Следует слово „лес” – украса, по П.Добреву. Но увидим что у знака  в случае отсуствует верхнее тире, как в верхнее , что показывает значения не как „л”, а как „а”, получается „аес” –личн.мест.1л.ед.ч. – болг.аз, славянское я, в осет. иронский ζz, дигорский ζzе. Последнее слово П.Добрев читает как „ном”, общеиранское зн. име. Но он пропустил последние два знака, так что получается „нмаау” или  „нмааан”, по причине сходного написания  - „у” и  - „ан”. Вероятное сходство с дигорским nimаjun, иронским nыmаjыn – считать, но и уважавать, почитать кого-нибудь. Или крайнее значение получается: „Иисус Христос, для меня ты бог. Показываю (выражаю) сильно, свое почитание (к тебе), я послушник”. (IS~XS, mζnаu хе *desi, tыng nыllζuuыn хъаn, ζz nыmаjыn). Соответно П.Добрев прочитал „Великий Исус Христос, ты кто наш отец, блестяший (светлый), …люлька…, награда, ….украса…, имя”.

29. Надпись из Мурфатлара. Публикация В.Бешевлиева и П.Добрева. П.Добрев предложил следняя транскрибция: „Уанчу сън 7 ан си н уон ни уо ос сио ин”. Использовал помощь из разных языков санскрит, дардский, ассиро-вавилонский, кельтский, и сделал перевод: „Подвижные небесные светила семь, государь их Солнце, управлял их Юпитер, Государь Времени”. (ПД-КК,стр.144,54-55) Не могу принять этого перевода потому что использованные очень разнородные языковые аналогии: „уанчу” – санскр. ванкайа – двигающийся, „сън” – светлый, из дардское сун, таджикское шун – светлый, кельтский сън – светило, „си” – бог, из асиро-вавилонский (арамейский), „уон” – солнце, из кельтское еон – солнце, „Уо” – Юпитер, из кельтское названия этой планете Йо, „ос” – время, кельтский еос, санскр. ас – время, „ис” – государь, „ин” – управлять, тоже из  кельтский и санскр. Кроме того значения надписа слишком „языческое”. Вера в небесных светил чужда христианам. Предлагю другую интерпретацию, с помощью только осетинского яз. и значения букв согласно Турчанинову. Первое слова „ζуанчи” или „ζуанчζ” и показывает аналогия с осетинского ζuuζnkuuζnkζ – вера, доверие, преданость. Производное глагола ζuuζndыnuuζndun – доверятся, верить кого нибудь или в что нибудь, полученое из fζdg, fζdk/fζdgζ – обычай, традиция, аналогичное согдийское paδg, paδk – закон, долг, обычай, пехлеви paiwastag - традиция. В основе авестийское pada – следовать, в осетинский fζd – следовать (путь, судьба). (ВА-С-1,стр.216,429) Второе слово „сан(г)” или „сън(г)”, потому что знак , показывает зеркальная кальку с арамейской - „алаф”, а  читается как „нг”. Слово похоже на дигорское sing, иронское suang – важный. В тох.(б) senik – забота, заинтересованость, обслужать, sain - поддержка. (DA-DT-b) Д.Адамс указал иранскиое происхождение: хотано-сакское zānk, ysnta, согдийское zinih, пехелеви šnās, крорайнское  jhenigā, авестийское zāana – грижа, щадеть, заинтересованость, забота. Трее слова „жиан” далекий аналог дигорского dzianun – славный, известный. Следует слова „сион” или „сиън”, здесь увидим протоформу маленкая носовка - . Можно связять с иронским suajыn, дигорским isuаjun – быстро. Пятое слово „`н`иζн” – осет.дигорское niuuaiun, иронское uajыn – бегать, вытечить, отминать. „Ни” в осетинский nζ, показ.мест.1л.мн.ч – нас, из нас, сохр. и в болг. „ни”, нас, мы. Следует „ζо” – осет.дигорское auζ – сила,  „о`ζ” – в дигорский еjζ, иронский uы – ты, „сио” – дорогой, блаженный, смиреный и „ин”, в дигорский un, иронский uыn – да будет. Так получается  целое выражение: „Сильная есть вера, слава (суета) быстро истекает, уходит из нас, сила для тебя, быть смиреным” (ζuuζnkζ sing, dzianun suajыn niuuaiun nζ, auζ еjζ  siаu un).

30). Надпись из Мурфатлара. Опубликованная В.Бешевлиевым (по его номерации – 19). Она краткая и представляет одно слово „цоне(и)”, вероятна связь с осетинским cin/cinζ – радость. (ИРС),(ДРС) Или является запись болгарского личного имени Цоньо (Цоно, Цоне).

31). Надпись для дарения-оброка из Мурфатлар на „Тнгана из Полоу”. Киррильская надпись на протоболгарском языке. Поставление „а” перед имя (подлога) типично осетинское, в дигорском „а” -  краткаа форма опр.мест. aje – он, этот, уточняящее завершающее действие. Этнимология имени „Тонган, Тганъ” изьясняется из осетинского tыng – здоровый, сильный, tыngаd – напрягнутый и *gan – поражать, типичное «аланское» имя с застрашающая семантика, т.е. сильно поражать врагов. (ОРС)  Более старые опыты (В.Бешевлиева, проф.К.Попконстантинова) объяснить имя из от турецкого *dogan, doγan, do`an гагаузкий duan, древнотюркское toγan - соколь, алтайская параллель с монгольским tojgon, tojxon, древнекорейское thuikon, японское taka – соколь. (S-AE) Конечно не ясно почему нетипичная для алтайских и тюркских языков, носовая форма „он/ън”, присуствует сдесь, вместо Туган, Тоган, Тоан!? Другое слово “тыба” соответствует осетинскому tuba – честь, слава, хвала, bζ –  клятва, оброк, tabu – молитва, в курдском tobe, чувашком tupa – клятва, курдский, персидский, гилянский tab, пуштунский ta'b, талышкий tov, шугнанский tōb, сарыколский tub – терпения, сила, упование. Даже в немецком toben – бушевать. В тюркских яз., встречается форма *tauba/*taube – разкаяние, которое считают арабским заимствованием - , tauba – покаяния, разкаяние. В марийском tovat, удмуртский toba – правда, истина. (МФ-ЭСЧЯ-2,стр.249) Интересно что древнетюркское tap – воля, желания, служить, tapaγ – служба, tapο – довольный, удволетворенный, показывает связь с тох.(б) tap – обьявлять и протоиндоевропейское *tubh – похвала. (ДТС,стр.533),(DA-DT-b) Конечно это древнейшее индоевропейское слово. Надо отметить что К.Попконстантинов высказал ошибочное мнение что „тыба” это неправильное прочтение „тыка”, которое было часть из названия селища „Полоу”, которое  надо было читать „Полоутыка”. (КП-НДПА-БВ-2-2000,стр.32-33) Совершенно неясно почему „тыка/тыба” написанное в нижнем  ряду, как отдельное слово, а было предостаточно место, написать название селища без перенесения на другой ряд. Так что версия Попконстантинова вполне ошибычна и несерьозная. Для самое  названия Полоу есть ясные иранские корни, в пуштунском pul, персидском pol – мост, в таджикском polou – сал, плот. (отмеченно и П.Добревым)

Следуещее слова „обаса”, согласно П.Добреву означает дать, дарить. Параллели в осетинском bаzzаjыn – оставлять, bаjsыn – взять, из иранского корня *baz – рука. (ОРС) Также в абхазском, адыгский baz, лакский bjaz – деньги. (АШ-ЭСАЯ-1,стр.67)  Следует написаное с черточкой вверх “ес”, которое показывает что слово буквенные записи числа – в осет. ast – 8, пуштунском atu, хинди-урду ath, нуристанском ushth, кховарском usht, калашком asht – 8. Если принять что „ес” буквенная запись число, согл.кирилице получается „е” – 5, „с” – 200”, т.э. 205. Последнее слово „ап” – овцы, в санскрите āvi, āvika, протоиндоиранское  haui, палийское  aja, ваханское  yobč, yopč, осетинское fыs, тох.(б) auw - овца. (L-IAIL) После „ап” есть еще две буквы „@џ” – „онт”, как „т” написанное в рунической форме. Значения можно выяснить из осетинского ant – конец, или дигорского ζntζst, иронского ζntыst – успех, удача, как в надписе из Саркела. Тоже в чувашком ănăş – успех, удача. Так что надпись получает следующее значение “Тонган (Тънган) из Полоу, сделал оброк и дарил восем (или 205) овец, так (да будет) или для удача, для успеха”.

32). Надпись „дарителя Георгия”. Выше надписи „Тонгана из Полоу” есть еще одна более плохо сохраненная надпись, стало причиной для больших споров в транскрипции. Первооткриватель Й.Барня, прочитал так: „(Ж)ОУПАН ИИМАЕТЪ ГЕОРГЕЦ ТЕБЕ ТАМ ЕСТЪ  КЪ КРАИН И РЪЖЪТЪ”. П.Добрев предложил другая интерпретация: „ЖОУПАН И ИМАЕТЪ ГЕОРГЕ Ц ТЕБЕ ТАММЪ ЕСТКЪ КРЪИН И РЕЖЕТЪ”, которое интерпретировал как „жупанът и попечитель Георги обещал 80 жолтицы (золотые деньги) и да будет этого”. Слова „имает” – настоятел, „онц” – дарить, „естек” – 80, „кръин” – жолтицы, „режетъ” – да будет, считал для  протоболгарские восточноиранские по происхождению. (ПД-КК,стр.136) К.Попконстантинов предложил на полное предосмотрении версию  Й.Барня. Согласно его надписи приобрел такой вид: „ТОУПАИ ДЛАЕТЪ ГЕОР ЧРЪКВЕ КАМ(Е)НЪИ СКЪИ КРЪИНЪИ РЪЖНЪИ”. Он считает что „Тоупаи” – Тупай это протоболгарское, „тюркское” имя, а этого Тупайя высекл скалу и постороил эту церкву, вероятно называнная с имя св.Георгия. Для нетипическое окончание имя Георгия с „маленкая носовка”, предположил „греческое влияние” проявляние окончание на –он. (КП-НДПА-БВ-2-2000,стр.30-35),(КП-ПНСММ-ПС-2000,стр.52-54) Под влиянии проф.К.Попконстанитинова, П.Добрев променил вполне своя первоначальная интерпретация в новой вид: „ТОУПАИ ДИКЛАЕТ ГЕОРГЕ ЧРЪКВЕ СЕКЪИ КАМЕНЪИ  КРЪИНЪИ РЪЖЕНЪИ” – „Мастер-строитель Георги для церковь, каменям сечь, нацепитл на блокам”. Теперь неясные протоболгарские слова происходили из „памирских языков”: „тупаи” – туба – крепость, тапеи – каменный блок, „кръин” – кръимн – размельчить, „ръженъи” – ръндж – кант, а „дик-лаит” было мастер строитель. (ПД-ДЕ,стр.168-170) Самая Мурфатларская обитель помещалась в более старые, из римского времени галерии для добывания известняка, так что не было никакой причины высекать и цепить каменные блоки, в мягкие стены?  Так что все эти переводы  - ерунда и показывают бессилие своих авторов.

Предлагаю следнюю интерпретацию текста: „ТОУПАИ ДЛАЕТЪ ГЕОРГ  ЧРКЪВЕ КАНЪ ЕСТКЪ КРЪИНЪ И РЪЖНЪ”. Надпись смешенная славяно-протоболгарская. Первое слово, без сомнение форма чувашкого tupa – клятва, осетинского bζ, протоболгарского тыба (из др. разсм. надп.) –  клятва, оброк, tabu – молитва, следует „делает Георге” – делает Георги, „он чръкве” – он на церковь, „канъ” – вероятноя форма дигорское kζnun, иронское kζnыn – делать, создавать, извершить, в пехлеви kunishn – деяния, в тохарский kān – изполнять, пораждать, создавать, в болг.каня се – считаю сделать что нибудь. (ИС-ПРС),(DA-DT-b) Следует слова „есткъ”, которое П.Добрев, совсем правильно определил в первою версии на свой перевод как число, 18 или 80. Можно посочить что форма „ес” была употребленная и в разположеный в низу надписи „Тонгана из Полоу”. Увидим двусоставность „есткъ”, из „ес” – 8 и „тек” – 10. Для последнее есть параллел с тох.(а,б) sаk - 10, из которое (Meillet,1911), востановил из  прототохарской формы 10, звучала она как *tek. Также в осетинском ζstаj – 80, ζstdζs – 18, ζstζm – восьмой. (ОРС)  Слова „кръинъ” есть аналоги в санскрите kr`nāti – покупать, кушано-бактрийский cir – покупать, cirso, cirsago - сделка, осетинский arxajn, arxsajl, санскрит krayi - покупать, авестийский xrap, парачи kherāw - присвоять. (Ch-DIV). Протоиндоевропейская форма *k(w)reya- покупка-продажа. (Р-IEW),(IEE),(EDGL) В староболгарский крити – покупуть, Фасмер указал один, единственный славянский аналог, древнерусское крьнути, кренуть – которая директное заимствование из древнецерковнославянского, т.е. староболгарского. Но староболгарское слово показывает сходство с тох.(б) kryottau – купец, karyor – покупка,  karisāke – плод, урожай. Другой вариант дигорское kζrnζ – мера для положенного количества труда которое пологается. (ДРС) Так что „кръин” – „крина” спокойно можно означать золотая монета, деньги, ввиду и сохранености слово в совр.болгарский, крина – мера для зерна, в натуральном обмене. Аналогичное по происхожднию греческое „драхма” первоначально означало мера для пшена и потом эволюировало до совр. значения – монета. В нашем случае речь идет вероятно не только об монете, а для  крины (мера)  пшеницы, зерна, дарение для монастыря. Последное слово „ръжнъ” не имеет никакакой связ с совр.болгарским ръжен - жигало, метальный прут, или с цепить, сечь, а имеет совсем другое значения. Фасмер указал древнерусское руга - сбор хранительных запасов которые крестьяне давали своего свещенника „земельные угодья сельского духовенства” (Дал), в украинском, белорусском руга – церковное дарение. Параллели с сербским руга – „salarium” – награда (б.а. нет сомнение что слово было и в староболгарском, вопреки что Фасмер не сообщает его). Такое происхождение русского „ружная церковь” - церква, построенная на общинной земле (Желтов,ФЗ,1876,вып.1,26). Первоисточник в средногреческом ρόγα – „salarium”, из латинского rogāre – награда, угодие (Г.Майер). Целая надпись приобретает следнующее логичное значение: „Клетва (обет) сделал Георги, он церковь дал (сделал) 18 (или 80) крины (жолтицы), ръга/ръжа – церковное дарение”.

33). Надпис „попа Димияна”. Надпись на киррилице и староболгарском языке . Неясно только первое слово, написанное  как „” – айанъ, аян. Такое слово не встречается в староболгарском, по этому создало большие трудности в своей интерпретации. Согласно Г.Михаля и Й.Барня, Аян - вероятное тюркское личное имя или несохраненое (Д)ІАНЪ, ДАНЪ, которое было сокращен вариант имя ДАМІАНЪ, имя стоящее вниз надписа.

Конечено, румынские авторы искали параллелы с румынским именем Дан, что ерунда и несерьезно! И.Гълъбов предлжил форма А(З)Ъ  НЪ  Аз Янъ (Я Ян) – личное имя. К.Попконстантинов продолжил эту идею и прочитал: „А(З)Ъ ІАНЪ ПОПЪ ПТЪМЪ ИД СВЩИЦ ПОЛАГ ЗА СВО ГРХЪИ ДА ИЖДЪЗИ  О(ТЪ)ЧЕ В СЕИ ЦР(Ъ)КЪВЪИ Б(О)ГЪ ЖЕ ВЪ И ПОМИЛОУИ ОТ(Ъ)ЦИ АМИНЪ” Имя ДИМИНЪ и месеца МА. К.Попконстантинов произволь  отделил от верхного надписа, потому что имя Димян не кореспондирует с другое (выдуманное произвольно) имя ЯН. Професор закрыл глаза перед фактом что почерк написания имя Димян и целой надписи – один и тотже, исключая букву , встречюащиеся и в „Круглой церкови” в Преславе, похожая на руническое „е” - , показывающая ясно свое развитие - ! Интерпретация Попконстантинова есть „Аз Ян поп, по пътьом (минавайки) подарявам свещици за своите грехове, изгори ги отче в тази църква. Бог да ви помилва вас, отци! Амин”. (КП-ПНСММ-ПС-2000,стр.55-56) (Я Яна попа посетил путем (храма) и дарил свечи для своих грехов, зажиги их отец в этою церковь. Бог да будет помилует вам отцы! Амин.) Совершенно ясно что „АІАНЪ” не личное имя, а протоболгарское слово с другим значением. Очень похожее  тохарское aiňye – иду, ехать, двигатся и осетинское иронское аuаjыn – преминать (тохаро-осетинский изоглосс), ходить, uajыn – отминать, ездить, путешествовать, или с курдское ayоne, пущунское аjn, персидски ajin – традиция, объчай. Слово известное и в тунгусо-маньчжурском: ajan - путь, ajana - ездить, монгольский ajan – путь, ajančin/ajanšin -  путник и вероятно является древняя  тохарская замека. (ССТМЯ-1,стр20-21) Так что надпис приобрела совсем такой смысленный вид: „путешествовать, (путник - аiанъ) поп (свещеник) по дороге…” или „по объчаю, попъ по дороге, посетил церковь и зажигал свечу…”.

Под этого надписа читаем одно глаголическое слова , которое личное имя  - Илия. Также имя ,снова на глаголице, открываем и в другой кирилской надписе: „...НЪ Б~ЪИ ПОМИ(ЛОУИ)” – „..нъ Боже помилуй”.

34). Надпись из Мурфатлара (частичное сохраненние). Надпись смешенная, из кирилских и рунических букв. Трудно но может быть интерпретирована. Первые четыре буквы хорошо читаются - „тете…” следует не очень ясный знак, как два зеркальнных горизонтально разположенных треугольника и последная буква по самой вероятности снова . Получаеся „тт ма”, потому что знак  читается как „ма” (эту форму встречается и в футарке ). Возможное связь с дигорским tζtоn – щедрый, tζtun – давать, иронским tаučеl – щедры, добры. (ДРС),(ИРС) Смысл есть „(будь) щедр ко мне” – обращение к боге. Другая возможность из чувашкого и  болг.диалектное тетьо, тато – отец, или „мой отец”.

35. Надпись из Мурфатлара. Публикация Vladimir Agrigoroaei и Luiza Zamora. Увидим стандартная християнская формула представляющая запись на имя Исуса Христа, на фоне креста.

36. Надпись из Мурфатлара. Публикация Vladimir Agrigoroaei и Luiza Zamora. Надпись ясно структурираванна, начинает с креста. Первое слово „оцое” (), можно связять с осетинским ζcc – истина, правда, ζccζg – истиный, правдивый, ζccζj – воистине? Абаев считает ζcc для исходная алано-сарматская форма, производная санскритского satya, haφya (hathya) – истина, правда. (ВА-С-1,стр.102) Протоиндоиранская форма Hsatia, в древнеперсидском hašiyam, хотано-сакский hat·ht·hā, хетский asant – истина, правда. (L-LAIL) Второе слово „анос” () и вероятно отражает осетинское ζnos – век, столетья, вечность. (ДРС),(ИРС) Третее слово „сиом” (), которое вероятно сново из осетинского дигорского siau – святый, как  в других надпсях. Четвертое слово „иеманζ” которое считаю как аналог дигорского iman – вера, религия и „ζ” – в дигорском ua, иронском u – есть, 3л.од.ч. спомаг.глагола uыn/un - быть. (ДРС),(ИРС) Увидили и в другие надписи под форму „ум” – верить. Вероятное значение: „Истина (правда) вечная, вера святая” (ζcc ζnos siau iman ua).

37. Надпись царя Симеона І из Мурфатлара. Публикации Г.Михаила, Й.Барня и проф.Казимир Попконстантинов. Надпись в хорошей сохранности, находится в галерии В-4 (по румынской номенклатуре). Изписанны на кириллице. Особенно важный для нас, потому что показывает время существование монастырского комплекса еще во управления царя Симеона Великого, который сделал эту надпись. Также интересен факт нагледная демонстрация использовании цифровой порядность в титулатуре болгарских владетелеи І-го Болгарского царства. К.Попконстантинов востановил полный текст: „(ВЪ И)М ОТЪЦА ГО СЬІНА И СВТААГ(О) (ДОУХ)А ПОКЛОНИ С РАБЪ НЕКЛЮЧ(ИМЪ) СYМЕОН ПЪРВОЕ ВЪ ЦЪРКВИ МСЦА АУГУСТА ВЪ: ЛА (ДЬН)Ъ”. В переводе на совр.болгарский: „В името на Отца и Сина и Светия Дух, поклони се раб негоден (грешен) Симеон Първи, в църквата, в месец август, в 31 ден”. (В имя Отца и Сина и Святого духа, поклонится раб неуклюжим (грешном) Симеона Первой, в церковь, месеца августа 31 день) Или увидим что в 31.08. в неизвестное (неназованное) лето, царь Симеон Великий поклонился в Мурфатларе. Здесь более интересны следующие выражения: „ОТЪЦА ГО” сокращеная запись „отца его”. В слове РАБЪ, первоначально граверщик написал ошибочно Б, вместо В, но потом выправил букву. Интересное выражение  „РАБЪ НЕКЛЮЧ(ИМЪ)”. Последние буквы (ИМЪ) не сохранились, но слово восстанавливается от редкого староболгарского славянского слова „неключимый” – покваренный, негодный, рэсп.недостойный. Сегодня оно широко используется в русском  „неуклюжий” - неловкий, нескладный, неповоротливый, как отрицание славянского клюдь – порядок, ред, в древнечешском pokliuditi – порядок (Фасмер).

Или увидим что как ревностный християнин, болгарский владетель демонстрировал смирение в „святой обители” и не сообщал титул своего царского достойнства через стандартное „раб грешный” но не пропустил слово „первый” с которым ясно идентифицировал, кто он есгь.

Изпользование формы „АУГУСТА” вместе „августа” для обозначения месеца, интерпретированно очень тенденциозно румынским исследователями (Михаила, Барня) которые считают что  надпись была с „балканского латинского” и было дело „местного романское населения в Добрудже” (б.а. которое тогда, сдесь не существовало). В староболгарской форме авгоуст, вполне равностойно употребляется и аугостъ (Остроумовское евангелие). (КП-ПНСММ-ПС-2000,стр.49-50) В своей зарисовке Й.Барня сознательно „пропустил” началное „С” в имени Симеон. Румынские „ученные” – непоправимые шовинисты!

 38. Надпись из Мурфатлара. Публикации: Й.Барня, К.Попконстантинов. Надпись вполне киррильская и содержит стандартную христианскую формулу IC~XC NIKA – „Исус Христос побеждает”. Сдесь имя Христоса сокращено ИС~ ХЪ (вместе с „С”) и увидим более редкое староболгарское слово одел - „одолти” или „оделти” – преодолеть, рэсп. победить. Внизу имя автора надписа  - Нерадъ. К.Попконстантинов отметил что под имя Нерадъ читается ГР(ШЬНЪІ) – Нерад грешный. (КП-ПНСММ-ПС-2000,стр.57) Например согласно одной из версий  происхождение имени Деляна, как назывался внук болгарского царя Самуила – Петр Делян,  происходит из Оделянъ – побеждающий, преодолевающий.

 39. Надпись из Мурфатлара. Публикации: Г.Михаила, Й.Барня и проф.Казимир Попконстантинов. Надпись с хорошей сохранностью, находится в галерии В-4 (по румынская номенклатуре). Сделана кирилльским письмом. К.Попконстантинов прочитал как: „ПИСАНО БО ЕСТЪ ПОРАЖ ПАСТЪИРА И РАЗИДТЪ С ОЦ”. На совр.болгарский: „Защото е писано, ще поразя пастира и ще разпръсна овцете”. (Потому что было писанное, буду поразить пастирь и разбросить овцы) Это „библейская мудрость”.  Здесь более особенны буквы: ,  -  использованные в памятниках 10 в. (КП-ПНСММ-ПС-2000,стр.56-57)

40. Надпись из Мурфатлара с греческими буквами. Находится на входе на монастырской крипте, в галерее В-4. Очень трудная и неясная для интерпретации. Согласно проф.К.Попконстантинова, надпись сделанна  деформированными греческами буквами. Первые три знака представляют предпоставленные греческий член τών, следует очень деформированное μαρτυριον. Слово мартириум (мартирион) означает мученичество, страдание и смерть христианского мученика; или церкви – мавзолей (крипта, склеп) с мощями християнского мученика. Интерсные последние два знака „ςν”. Можно допустить что автор отметил лето, которое  6400 с сотв. миру или 892 г., один год до воцарения Симеона Великого (893-927 г.). (КП-ПНСММ-ПС-2000 ,стр.51)