V. НАДПИСИ НА СОСУДАХ ИЗ КЛАДА НАДЬ СЕНТ МИКЛОША

                                                                

В 1799 г., в венгерских землях Австрийской империи в деревне Надь Сент Миклош (Большое Святое Николаево, после 1919 г., Шинниколау Маре в Румынии) на р.Марош, нашли большой золотой клад.  Он содержал 23 золотых сосуда,  сасанидского вида, поставленные в железный сундук, закопленные в землю на 1,5 м. Находки датировали в период 5-9 вв. На одном из сосудов была надпись неизвестного языка с греческими буквами, а на других – надписи были с руническими знаками, некоторые сделаны мастером во время изготовления, другие нанесены д ополнительно. Существуют разные гипотезы происхождения клада. Большинство  археологов в Венгрии и Австрии объявляют клад как гунский и связывают его с Атиллой (Й.Хампел, 1885, Младенов, 1934), или аварский (Цалани,1956). Немет считал что рунические знаки были тюркскими, а клад - печенежский. Г.Фехар считал клад  древнеболгарский времен І-е Болгарского царства, когда эти земли были болгарским владением. Теперь больше археологи вкл. и некоторых болгарских, считают клад аварским (покойный проф.Рашо Рашев), потому что были найдены и другие подобные аварские находки.  Но наличие негреческой надписи с греческими буквами показывает, что вполне возможна болгарская принадлежность клада, потому что в языческий период І Болгарского царства, подобные надписи были очень распространены, но вполне отсуствуют при гуннах, аварах или тюрков. Г.Турчанинов открыл большое сходство рунических букв с донско-кубанскими надписями и предложил свою транскрипцию.

 Представлю его прочтение с некоторыми моими дополнениями.

1. Надпись на поносе. На одном подносе из клада есть большая руническая надпись инкрустирована при создании подноса. Знаки алано-древнеболгарского вида.

Дюла Немет прочитал надпись как тюркскую:  „Бойла Чабан чериз къаш” – „десертное блюдо бойла Чабана” (Nιmeth, 1932). Ф.Алтхайм предложил другая версия: „Къадггъу къокъуны къуурагъын ой” – „время для веселия намаляет скорьби” (Altheim, 1948). С.Байчоров предлжил: „Агъ [=агъы] ойлу гъу агъын огъушгэн Акъай” – „гравировал этою ценности на этот дар – Акай” (Байчоров, 1983).

Г.Турчанинов тоже транскрипцировал надпись: „+Ут+аланган+нага+геуна+”. Знак + является разделительным. Изречение такое: „Ут алангъаан нагζ гъζуанζ”, как Ут - личное имя, алангъаан – аланский кан, аланский князь, гъζуанζ, из дигорского гъζу – селище, гъζуанζ – житель, сожитель. Целосный перевод: Ут, житель селища Надь (Надь), аланский, князь”. Но сам  топоним Наги, Г.Турчанинов связял с венгерским Надь (Наги) Сент Миклош – Большое Св.Николово. (ГС-ДСПОП,стр.132-138) Не могу согласится с подобным переводом, потому что клад древнеболгарский и зарыли его в землю до нашествия мадьяр, если считаем что это венгерский топоним. (ГТ-ДСПОП,стр.129-139)

Думаю что Турчанинов не сделал очень точную транскрипцию, возможно скетч надписи которую  использовал он не был четким. Предлагаю следующее прочтение по другой зарисовке. Кресты считаю также разделительными знаками. Тогда получается: „ +Ут+алъанга(е)ан+анеке+куане(а)+”. Здесь Г.Турчанинов открыл один новый знак , который читает  как „г” или „гъ” (мы видили его в „Ситовской надписе”), производное идентичное несторианскому , согдийское манихейское , персидское сасанидское  - „г” – „гамал”. Для вторая буква, подобная латынской N, вероятным прообразом является  самаритянское арамейское  - „т”, „таф”. Первое слово „Ут” и вероятно это личное имя, как считает и Турчанинов. Этнимология: в осет.ud/uоd – дух, душа (рэсп.Ут – Душан, Душко, как аналогичные болгарские имена). Второе слово „алъангеан”  из осет.иронское ζlхζnаggаg, ζlхζd – купленный, аlхζnыn, аnаjыn – покупать, аnаjζg – покупающий, дигорский ζlхζngζ – куплен, ζlхζnun – купить. Третье слово „анеке” – личное имя Анак или Анук, которое фигурирует и в других надписях. Четвертое слово читается „куане” (куана) или „к`ане” (к`ана), потому что часто знак - „в” в несторианском письме читается как „у” в алано-протоболгарском, как `(айн) или „а”, „уа”. В болгарском кана – кувшин.  Или перевод: „Ут купил у Анака сосуды (кувшины)”. Для буквы ,  - „ан”, можно указать явный прообраз, варианты самаританской, арамейской  - „н”, или „нун”, в класическом (элинистичном) арамейском письме - .

2. Надпись на роге и чаше с пряжками. Эта однотипная надпись, встречающийся на нескольких сосудах. Д.Немет предложил транскрипцию из тюркского: Турукъ (Турум) ич айакъ – „на Турук (Турум) чаша для питие” (Nιmeth, 1932). А Алтхайм: Нош иртэ къодыр – „Пей до утра и делай это с усердием”  (Altheim, 1948). С.Байчоров: Гюмюшч агъ [=агъы] ойукъ – „Дарственная гравюра (надпись) от ювелира” (Байчоров,1983). Как увидим дальше тюркские интерпретации очень безсмыслены и вообще не совпадающие.

Буквенные знаки показвают параллели с донско-кубанскими и несторианским письмом, но появляются и новые, оригинальные знаки. Первая буква , это самаритянское и несторианское „т”, вторая - оригинальная форма  „ан” котороя бесспорно происходит  из арамейской самаритянской   - „н”, или „нун”, третья - несторианское „к”, четвертая   – оригинальная новая форма „а” или „е”, в донско-кубанских рунах встречается только с двух горизонтальных черточках, производная  арамейской „хе”, но в самаритянской письменности -  - „хе”, пятая - , котороя представляет одну вертикальную черточку, Турчанинов прочитал как дз”, сравнив с подобной несторианской буква „зен” (финикийская “зайн”) - , котороя пишется аналогично. Следует вполне новая буква  котороя не встречалась до этого момента. Турчанинов сделал аналогии с глаголической „м” –  „мислите” и предполагал что она  глаголический прообраз. Не трудно открыть сходство с несторианскими образцами - , согдийское  парфянское  , и их арамейский прототип  - „м”, „мем”. Но увидим предельно ясное сходства с знаком из Мурфатлара – „м”, „ма”. Седьмой знак известный , форма „ан”, восьмой также знаком , аланское „хъ” производное на несторианского „коф” – „q” , и последний знак  -„е”, „ζ” также знаком, встречается в глаголице. Так получается выражение „танк адзманхъζ” которое Турчанинов связал с дигорским tζnk – пениющийся, отн.се к питью, вино или пиво и acamongζ – волшебная чаша бессмертия. Но можно указать и дигорское tangъa – знак, метка (меченный,  отмеченный бессмертием). (ДРС) К одной из однотипных надписей „танк адзманхъζ” добавлено слово „таке” или „такζ”. Г.Турчанинов обьяснил с дигорского tagζ – жыла, веревка, которое вообще не убедительно. Более вероятное „таке” является формой дигорского tuxζ, иронского tых – сила, мощь, староболгарское тгъ – сила, мощь (видили и как „т`г” в „Ситовской надписе”). (ДРС),(ИРС) Слово в русском туг, туга, туго, украинском тугий, словенском tog, чешском, словацком tuhy, польском težgi - крепкий, тугой, Фасмер связал с туга – мука. Увидим что это алано-сарматское слово, возможно заимствованное в славянских языках на общеславянском этапе. Так, что выражение „танк адзманхъζ такζ” означает „сильно пенится, чаша бессмертия” (или меченная, носящая бессмертие (чаша)).

3. Надпись на дне сосуда (кувшина). Надпись составлена из трех слов, два вырязанные более центрально, а третье страничное. Д.Немет читает  Севинюг биче - княжина Севинюг, агъы - ценность, подарок (Nιmeth, 1932), Ф.Алтхайм предложил суб ношда къакъ – пей воду и скорби, т.е. вспоминай об близском умершем, а другое слово къойум – баран (овца), год барана (Altheim, 1948). Совершенно различная транскрипция С.Байчорова: Собэн мынч ёгюг. Агъ [=агъы] ой (уш). Онгуг „Собен был очень славный. Дарственая резба (надпись, гравюра) (Байчоров,1983). Увидим полную бессмысленость „тюркских” интерпретаций.

Г.Турчанинов следует параллелям с сирийско-несторианским письмос и предлагает следующее прочтение: „аазс(к)хънтан  лик тука”. В первое самое долгое слово, первые буквы - две формы „а”, следует модифицированный несторианский „зайн”, „с”, потом знакомые из других алано-протоболгарских надписей, „кхъ” – модифицираный несторианский „каф” – „q”, и потом „н” как арамейское „нун”. Для следующая буква подобна петле, он предполагал что она соответствует выправленной несторианской   , эстрангело  - „тетх” и сново следует „й” (по Турчанинов „а”) и „н”. Но в других праболгарских надписях, петля  более соответсвует  „уа”, аналогичное на „о” в футарке, так что более вероятно читалось „у” или „уа”. Поэтому первое слово вероятно произносилось как „аазскхънуайн”. Турчанинов связал „аазсхънтан” с осетинским „ а ζз скондтон” – „это я выработал (сделал), потому что skondton прошлое вр. глагола kennun (диг.), kζnыn (ирон.) – делать. Если принять вариант „скхънуайн”, открываем аналог в дигорском skъunun, ζskъunun – издолбать (выдолбить), ровнять, раскинуть, (в богарский диалектное кина). Второе слово „лик” соотвествует на дигорскому lζgζrdun – прорезать, luх kζnun, иронское аlыg kζnыn – делать прорез. (ДРС),(ИРС) Третье слово Турчанинов читает „тука” и считает личным именем Тук, Тука, соотв.осет.фамилии Тукатζ (Тукаеви, б.а. аналогичное в болгарское имя Токо, фамилия Токови). Он ошибается в транскрибции буквы как петли с тремя вертикальными черточками, как вариант несторианского „тетх” с еще одним дополнительным штрихом. Возникает логический вопрос, почему переднем слове этот знак изображается с двумя, а здесь с тремя штрихами, также видим существенную разницу в величине петли и толщине штрихов. Вполне ясно что это другая буква. И она показывает параллели с алано-древнеболгарской „м” -  , или еще более вероятно с глаголической „ан” повернутое на 90˚ , так что сново увидим личное имя Анук. Смысл выражения: „Это (надпись) я вырезал и издолбал (изготовил) Анук. При осетинах есть совр.мужское л.им. Айнаг. (ЗА-ОФЛИ) При чувашах тоже встречаются мужские имена Анак, Анаккай, Анаккей, Анач, Аначчи, Анăс, Аней, Анеккей, Анка, Анкас, Анкей. (ЧАЯ) М.Хоренаци в своей „Истории” сообщает парфянское имя Анак (Парфянина из рода Сурен, которого послал сасанидский шах Арташир І в Армению с миссией убить армянского царя Хосрова, враг Сасанидов и приверженик последнего парфянского царя Артабана V. Этот Анак совершил коварное дело, но заплатил жизнью, как и целым его родом. Был пощаден только  один из его сыновей – будущий святой священномученик Григорий, епископ и просветитель Великой Армении). Можно указать как аналог и совр. болгарское мужское имя Аньо, Анчо, Аначко, наследник протоболгарское Анак/Анек/Анук.

4.Надпись на бокале. С.Байчоров излагает чтение Ю.Немета и Ф.Альтхайма следующим образом: башав багълан (Nιmeth 1971), кюнгиндин «от раба»  (Altheim 1948). Собственное чтение С.Байчорова: агъ [=агъы] ойуш агъынглан «Будь ценен, (как) дарственная гравюра».

Сново увидим выражение „танк адзманхъζ”, как на роге. Второе выражение содержит сново имя Анук. Г.Турчанинов предложил следующее прочтение: „на уд а тука” что обясняет как: Нζ уд а Тука” – „наша душа есть Тука”. Он транскрипцировал знак подобным кирильским „ф” как новая форма „ζ”, а этот как киррильское „у” - как „д” – далатх. Само выражение стало очень безсмысленным. Предпологаю что знак  на самом деле аналогичный несторианской - „с”, „симакатх”, а  является аналог арамейской - „в”, „вав”, закономерно транскрипцируется в аланских надписях как „у”. Так надпись читается как „нсуа Анука”. „Нсуа” - это форма древнеиранского nivāz, дигорское niuazun, иронское nuazin – пить, или диг. niuazζn, ирон. nыuazζn – чаша, бокал. Абаев объясняет авестийское nivaz, древноиранское nivah, хотано-сакское nuvays – течь, вытекать, скифское noz – пить (из скифского имени из Ольвии Αβνωζος, от ab - вода, noz – пить. (ДРС),(ИРС),(ВА-С-2,стр.216) Или получяется выражение: „пей Анук(а) пьянящую чашу (бокал) бессмертия”.

5.Надпись на сосуде (кувшине). Без особых затруднений можно прочитать слово „куана”, видится два варианта в написания буквы „у”. Также интерсно, что это слово было и на подносе, где прочитали ее как „куане” или „к`ане, къане”. Нет сомнение что это болгарское слово „кана” - кувшин, которое не  славянского происхождения. Для слово кана, в древнерусский коновь, украинский кiнва, белоруский коновка, чешский konev, слвацкий konva, польский konew, полабский nоi, общеславянское *kоnу, род.п. *kоnъvе – сосуд, кувшин, Фасмер считает заимствование из средневыскогонемецкого kanne - кувшин, сосуд. Встречается в немецкий Kanne, шведский, древненорвежский, исландский kanna, английский can, древневерхненемецкий kanna – кувшин. Открываем и восточные паралеллы! В санскрит kahina, сариколский cenэk – чаша, бокал. (Ch-DIV) В финский kynδ, естонский kόna, венгерский kanna (мн.ч.kannαk), коми kejnes – круглой сосуд, чаша, бокал. (UE) В тюркские язикам, kφnek, хφnek – ложка, в монгольский qunija, xuńā – деревянное блюдо, в тунгусо-маньчжурски *xuńa, xuńo – ложка, черпак, евенкски koni - сосуд, корейский *kùńí – корыто. Каково происхождение слова, восточное или немецкое, в конкретном случае (из надписи), нельзя сказать, возможно германское заимствование или восточное происхождение. Согласно Турчанинову транскрипция слова - хъuζuuonζ – в осетинском крестьянин, ошибочно и бессмыслено!

6. Надпись на чаше с ручками. На других двух стаканах также вырезанно одно слово. Ю.Немет причитал как тюркское личное имя Бойла/Буйла (Nιmeth, 1932), Ф.Алтхайм – как къадгъу - печаль (Altheim, 1948)  С.Байчоров – как агъ ойлу - агъы ойлу - имеющий дарственую гравюру (Байчоров,1983). Турчанинов прочитал слово „уендека” кооторое объяснил с осет. ζundeg – храбрый, респ.болгарское юнак – богатырь, молодец, крепкий парень. Считаю интерпретацию неверной. Буквы показывают ясно что  написано „уанука”. Первая буква одинакова с киррильской „в” и знакома из других аланских надписей. Турчанинов обьяснил происхождение аланского (алано-болгарского) знака как несторианского и яковитского „хе” - , но выправелного. Из „хе” начать произносится как „уе – ζ”. Вероятно и здесь читается  „уе”. Остальное - познанное нами „Анука” или „Анака”  но написанное с другими буквами, употреблен  знак  „ан”, подобный лунному серпу - , как на подносе - , а это потверждает правильную транскрипцию личного имени Анука. Выражение „Уе Анука” означает „он Анука”, в осет.диг. ζj, ирон. uыj – он, личное показ.мест.3л.ед.ч.

На стакане есть еще одно слово. Ю.Немет и Ф.Альтхайм предлагают: сэнг – чаша, стакан, (Nιmeth, 1932) или саб или суб - вода  (Altheim,1948). С.Байчоров читает: эс агъ [=агъы] – „памятный дар” (Байчоров,1983).

Турчанинов читает „ин”, но делает ошибочную аналогию с кабардинским in – большой, великан, которое нелогично. Считаю что это форма спомагательного глагола, в дигорском un, иронском uыn – да будет, так получается выражение: „Он Анука да будет (да пребудет)”, пожелание для здоровья и успеха.

7. Надпись на кувшине.  Также вырезана на внешней стороне дна. Представляет выражение из двух слов. Первое Ю.Немет читает как энгиз эгиз - широкое отверстие (Nιmeth,1932), Ф.Альтхайм – как тюркское будун - народ (Altheim, 1948). Интересно, где Немет увидил это „широкое отверстие” когда у сосуда отверстие узкое!? Второе слово Ю.Немет читает как печенежское собственое имя Илбэк (Nιmeth,1932), а Ф.Альтхайм – как ёгэкэ - для Йога (Altheim,1948). С.Байчоров предлагает Агъынынч эс. Улугъа - Дарственая память (т.е. дарственный подарок)  Великому... (Байчоров 1983). Как увидим вполне дальше ошибочно и несовпадающе переводы.

Турчанинов транскрипцировал как „Исай зао” что обьясняет личным именем Исай и кабардинское zauэ – война, т.е. Исай-воин. Вообще не логично, какой этот Исай, касог в Паннонии. Думаю что Турчанинов тоже ошибается. Буквы читаются легко. Первое слова - „исни”, потому что третяя буква „н”, „нун”, а не „а”, в арамейское письмо , сирийское несторианское письмо , согдийское манихейское письмо , пехлеви , в Мурфатларе, встречается в зеркальном варианте . „Исни” можно обьяснить с дигорского isun, иронское isыn – делать, взять. Второе слово „зас” имеет аналог в дигорском sos, иронское sus – празный, полый (другое значения тайный, скрытый, тихий). Или надпись имеет шуточное значение – сделай ее полой, т.е. выпей до дна содержимое кувшина! (ГТ-ДСПОП,стр.129-151)

8.Надпись на протоболгарском языке с греческими буквами. Сосуд 21. Чаша с пряжкой.

Надпись – „ΒΟΥΗΛΑ • ΣΟΑΠΑΝ •ΤΕCΗ • ΔΥΓΕΤΟΙΓΗ • ΒΟΥΤΑΟΥΛ • ΣΩΑΠΑΝ • ΤΑΓΡΟΓΗ • ΗΤΖΙΓΗ • ΤΑΙCΗ” считают тюркской по происхождению. Известный тюрколог А.Н.Щербак, считает что в надписе: „имеются очень необычайные явления, несовместимые с особеностями тюркских языков”. Попытки транскрипции надписи сделал датский проф.В.Томсен, который интерпретировал ее как „Зоапан Буйла приобрел чашу ( τεση, ταιση,  тюрк. tepsi), эта чаша

для питья (ητζ-), которая была приспособлена зоапаном Бутаулом для подвешивания”, акад. Ст.Младенов предложил – „Боила зоапан гравировал борбу, (битву, digit, džigit -боец? Слово digit, džigit означает всадник, перевод ошибычной, в случае основное значения слово - всадник, а не боец?) Бутаул зоапан гравировал внутрений крест”, венгерский акад. Д.Немет – „Чаша Бойла Чабана, она сделана по его заказу. Бутаул Чабан приказал сделать к ней пряжку; она есть питейная чаша” (1932 г.), и позже с небольшой вариацией: "Чаша Буйла Чабана, он (приказал) ее отлить; (теперь она) питейная чаша Бутаул Чабана, который приказал приделать к ней пряжку" (1971 г.). Карачаево-балкарский проф.С.Байчоров предложил – „Чаша Бойла Зопана, сделана она Ботаулу и она чаша для питья для окружающих (гостей, друзей) Зопана”, проф. Омелян Притцак и турецкий проф. Т. Текин – „Чобан Буйла наполнил тас, Чобан Бутаул о прикрепил его (к могилу), (поставил его). Этот тас для питья”. По М. Эрдалю: „Это Буйла Жоапан, тот кто принес чашу. Питьевую чашу, сделанную Бут Аулом Жоапаном” (1988 г.). По Е.А.Хелимскому с привлечением тунгусо-маньчжурской этнимологии: "Базилевс сместил Буйла с (должности) жупана; Базилевс признал и надзирает над Бутаулом как (новым) жупаном". Болгарский специалист турецкого языка проф. Иван Добрев предложил тоже свою версию: „Чаша, которая жупан Буила приказал, после ее облицовки, да будет надписанна, и из нее надо пить для здоровья жупана Бутаула”. (ИД-ЗСБХ,стр.273-414)

 О.Мудрак предложил прочтение через чувашский: „buila. dzo`apan. tesi. žigetφgi. buta ul. dzo`apan. tagrogi. icigi. tэsi”. Первое слово тюрк. bojla 'наследственный аристократ, правитель типа князя, второе слово dzo, zо - указательное местоимение конкретное "этот" - чув. savъ – станд. тюрк. *šo, третее слова apa-n - чув. epp-i-n - значит, итак, следовательно, стало быть из пратюрк. *epə 'направление, сторона, лад, гармония, соответствие, случай (удобный), в данном сочетании dzо`apa-n полностью соответствует чувашской конструкции epp-i-n < apъ-ə-n – в таком случае. Следует tesi, tэsi - чув. te-ze - говорить, называть, из чув. гл. te- (ta-j-) и -si показатель перфектного деепричастия – чув. -za/-sa, потом žigetφgi – побеждать преодолевать из тюркского *jeγet в чувашкий sijən, sijəndzex – сверх того. След.слово -Gi – усилительная частица, следует buta - чаша - станд. тюрк. *bota - сосуд, чаша, тигель (чагат, узб. bota, кирг. pota, есть персидское bota, английское pot, с тем же значением, в чувашском не отмечено. Сл.слово ul - чув. vъl – этот показ.мест., taGro-Gi – опрокинуть, перевернуть и положить - чув. tavъr-/tavrъ-, станд. тюрк. *deγir- и последное слова  iciGi - пить, выпить - чув. əs, в станд. тюрк. *ič - пить. Перевод: „Если князь, то в таком случае, как говорится, прославься! А вот - чаша, то в таком случае, опрокинь и выпей!, как говорится”, или „Князь, следовательно, так сказать, веди себя достойно! (прославься!) А вот - чаша, следовательно, опрокинь и выпей, так сказать”. По чувашски это бы звучало так: „*Pule eppin (sav abъn) teze *sijət-xa! *puta vъl eppin (sav abъn) tavъrγa, əs-xe teze”. (Мудрак О.А. Аварская надпись на сосуде из клада Надь-Сент-Миклош). Здесь увидим грубую манипулацию над надписью и произвольное членение словами, как жупан, личное имя Бутаул и пр.

Надо отметить и сербское мения для надписа. Согласно сербском авоторе, Бота-ул означает „сын Бут(а)” и он был аварский владатель земли поречии Тису, в районе совр.Бачка (Воеводина). Надпись на сосуде он интерпретировал так: „Велики жупан Бута-ул, владар две гетске земље, Таргорске и Ециске, и преко Тисе”. (Великий жупан Бута-ул, владатель  двух гетских земли „Таргорская” и „Ециская” на другом берегу Тису”. Считает что клад закоплен в 796 г. Во время разгрома Аварском государства франков. (Милан Туторов, Банатска рапсодија - историка Зрењанина и Баната, Нови Сад, 2001.) Конечно подобное мнения куриозное и несериозное!

П.Добрев предложил свою транскрибию выражения „Бойла Жупан теси дигетоги Бойтаил жупан тагроги итзиги таиси”: „Бойла Жупан чаша дарил тебе, Бойтаул жопан, в знак святого обета”. Считает что „итсиги” отражает иранское изи, ишиг – свещенный, а „тайси” означает знак, из чеченского тайхе – знак, в дигорском tаcхζ, tъаsхζ – знак, следа, разузнавать, из которого вероятно и староболгарское тижма – следопыт. (ПД-КК,стр.26-27) Потом поменял первоначальное мнение, и связал „таиси” с восточноиранским и осетинским taisi, чеченским таихи – да будет (б.а. taisi тоже тохаризм, есть в осетинском ta – да, потверждение повторяемости действия, аналогичное болг. та – так, снова, и isыn/isun – притежать, делать, is/es – сделанный),   „итсиги” – талышское иджи – он самый, а „тагроги” – пуштунское такорги – для (за) здоровья (здоровье), за веселье. Так смысл получился: „Боила Жупан подарил чашу Вутаула (или Ботаула) Жупана, для его здоровья”. (ПД-ДБЕ,стр.76-86) Предлагаю двух свои версии переводе:

а). Восточноиранский перевод:: „Бойла Жупан”, вероятно титла – бойл-жупан или имя жупана Бойл, Войл, „теси” – аналогичное в тох.(б) tāsi, tasanma, авестийское tašta, пехлеви tašta, совр.персийдский taš, таджикский tоs, осетинский tas – сосуд, тас, чаша, памирский (йидга) tоś – метальный, медный поднос, мунджанский tоśо – блюдо, сковорода, кастрюля (ВА-С-3,стр.234), „дигетоиги” – вероятно отражает древнеиранское dāga, dag – клеймо, печать, знак сделанный огонем, индоарийский dagu, daghta, авестийский dag, согдийский d`γ (dāγ), хорезмийский dākān, белуджи dagta, daxt, персидский dāγ, таджикский doγ, мунджанский doγāk, курдский dāγ, dāx – клеймо, печать, обжечь, сделать знак, метка, и тохарское tsak – обжигать, (для „дугетойги” см. сходный механизъм образования осет. dζttagi – дающий, щедрый из dζttыn – давать, см. тоже дигорское dохъ инструмент для выдалбливания корыта.). Другая возможно показывает алтайское, тунгусо-маньчжурское duγ - издолбать, эвенкский duγtike, duktike -  гравировать, duku – писать, чувашкий tăxşa, tăkxča – ковать, долбать. (ССТМЯ-2,стр.218,219,221),(МФ-ЭСЧЯ-2,стр.204)  „Войтаул или Бойтаул - жупан” – личное имя, форма совр.болгаро-осетинское имя Ботьо, Боти, „тагроги” – в осетинском tζgζr – здоровый, твердый, пожелание к человеку „здоровый как клен - tζgζr, как думает Абаев, но есть и другие паралелли, в санскрите tittiragga – сталь, ваханский tэrahka, баджовист tarahta, таджикский terang, шугнанский tirahta – крепкий, натянутый, жесткий, прочный, в ваханском targ, искашимском tъrγŭk – густой, вязкий, или в связь с староболгарским тгъ, парфянское t'wg, дигорское tuxζ, иронское tых – сила, мощ, „итсиги” – в иронском ittzыg, дигорском ittζg – очень много, важное, исключительное, „тайси” – из ta – сново (повторяемость действия в будущем) и is/es – владение, сделанное, isыn/esun – владеть. Или смысл выражения: „Боила-жупан таз (блюдо), клеймовал (печать, клеймо поставил) Бойтаилу-жупану здоровый да будет (здоровье да получит). (L-IAIL),(ВА-С-3,стр.252), (ВА-С-1,стр.550-552), (ВР,ДЭ-ЭСИЯ-2,стр281-282), (ИС,К-ЭСФЯ,стр.365)

б). Алтайский перевод: „Бойла Жупан”, титла – бойл-жупан или имя жупана Бойла, Войла, „теси” – в маньчжурский toso – приготвлять, изработовать, делать, поставлят, монгольский tos/toso – получать, поставлять в руку, или эвенкское tojus, удегейское tausi – ковать. (ССТМЯ-2,стр.204,149), „дигетоиги” - в прототунгусо-маньчжурский *dug, эвенкский, эвенский, негидальский duγ, маньчжурский du, улчийский, орокский dūči, нанайский dōči, удегейский dukte - издолбать, эвенкский duγtike, duktike -  гравировать, duku – писать, чувашкий tăxşa, tăkxča – ковать, долбать, протоалтайский *tugì, древнетюркский (караханидский) tφg, туркменский, турецкий dφv, азерский dφj, татарский, башкирский tφj, в останальные тюрк.яз. tόj – ударить, стучять, издолбать, протомонгольский *tόgsi, монгольский tόgsi, халха-монголский tόgši, калмикский tόkšэ, ородоский dόgši – ударить, стучать. (ССТМЯ-2,стр.218,219,221),(МФ-ЭСЧЯ-2,стр.204) В дигорский dохъ - инструмент для долбание дерево, показывающее аналогию на тунгусо-маньчжурские и монгольские формы. Следует „Войтаул или Бойтаул - жупан” – личное имя, „тагроги” – в тунгусо-манчжурский солонский tahūra, орокский takkora, нанайский takora, манчжурский takura – употреблят что-нибудь или кто-нибудь, ульчийский takuraha – сделанный. (ССТМЯ-2,стр.155) Следует слово „итсиги” одинственное которое есть аналогию в  древнетюркском iδ(тунгусо-маньчжурское tiγ, tiγэ, маньчж.tusxu) – сосуд, чаша. (ДТС,стр.203),(ССТМЯ-2,стр.176,223) И последное слова „тайси” можеть обяснить в  двух вариантов: 1. в маньчжурский tэjsu – соответствие, мера, tэsu – удволетворать, орокский tes, негидальский tēss, нанайский tias, удугейский teζsi – в полно, целое, маньчжурский tusa, солонский tosa, эвенкский tusaka, удегейский tuhi, древнемонгольский и древнетюркский tusa – польза, удволетворенье. (ССТМЯ-2,стр.229,241,173,223) 2. в тунгусо-маньчжурский tэsī, эвенкский tэsi, tэši, эвенский tes, tъs, негидальский tэsi, ульчийский, орокский tesu – чистить, измывать, пречистить. (ССТМЯ-2,стр.240-241)

Так смысл выражение: Бойла жупан поставил, сделал, или изковал (гравиравял)  надписа, для употребление Бойтаула жупана чашу, соотв. для удовольствие, удволетворенье, или очищение.

Как думал и П.Добрев, идет речь об пожелательной надписе, связанной с дружбой между двумя жупанами (аристократами). Возможно это и обряд связан с крещением, потому что есть и греческая надпись на другом тазе (блюде) посвещенной на християнскомц крещению (Keil 1888 г.) В 1922 г. Ст.Младенов публиковал его перевод: „Христос через воду (крящения) успокой твое чадо (раба) освободи его (от греха). (ИД-ЗСБХ,стр.291)

Г.Турчанинов в своем анализе дошел до вывода что некоторая аланская группа с протоболгарами пришла на Балканы и потом  как болгарские поданные перекочевала на Средний Дунай. (ГТ-ДСПОП,стр.129-151) Понимаем ошибку Турчанинова. Он тоже в плену „тюркской принадлежности протоболгар”. А все более просто. Протоболгары тоже употребяли иранский язык, родственный языку аланов (однотипный северовосточно-иранский). Поэтому есть и схождение в рунических надписях и их интрепретации.

Как видим клад из Надь-Сент Миклоша имел сложную судьбу. Вероятно он был создан не для одного владельца. Стиль выработки персидский, сасанидский, но есть и греческая надпись и протоболгарская с греческими и руническами знаками, что бесспорно местное творчество. Надпись сообщает некоторых из владельцев – Ботаул-жупан, Анук и Ут. Согласно проф.Ивану Добреву, который в болгарской литературе последний писал об этом кладе: „Золотой клад из  Надь-Сент Миклоша болгарский по происхождению и принадлежности; его собирали, использовали, и сохраняли в казне болгарских ханов (точнее канов) и цари еще с времен их миграции из Кавказа принесли его. Было изложено и сохранялось в тронном зале царского дворца, построенного и обитаемого первоначально  царем Симеоном Великим, после перемещения болг. столицы из Плиски в Преслав в 893 г. Клад перенесли в Надь-Сент Миклош во время осады Преслава в 972 г. византийским войском. Сохраняли его в Задунайской Болгарии болгарские жупаны князя Гиляд (б.а. Гелу), Бутаул (б.а. персонаж взят из надписи, другие сведения об такой исторической личности нет) и Ахтум. Было зарыто в земле в 1008 г. до протоболгарской деревни с поздним названием Надь-Сент Миклош, во время окупации задунайских болгарских земель мадьярами и их жестокого погрома над болгарскими населением здесь, в области которой тогда владел болгарския княз Ахтум жупан, где и нашли клада в 1799 г.”. Конечно надо абстрогироватся от очень свободного сочинительства професора, напр.: что клад хранили в канской сокровищнице, что сосуды употребляли в Плиске и Преславе и потом вынесли в задунайские земли в 972 г. во время византийского покорение Преслава, что в 1008 г. Ахтум зарыл его и т.д. На каком основании И.Добрев, твердит эти „факты”? Конечно только на своей собственной фантазии! Задунайской Болгарией мадьяры завладели, вкл. и районы Надь-Сент Миклоша, еще во время царя Симеона, когда мадьяры разгромили его дядю Салана в битве котороя происходила в  районе Олпара и Титела. Потом они завладели всеми землями севернее и западнее Карпатов и Дунайско-Тиское междуречья. (ХД-БУОС,стр.52-53) Интерсно в конкретном случая другое. И.Добрев предлагает очень интересную идею, котороя вероятно приближается к правде. („Вот где зарыта собака” как говорил Л.Н.Гумилев). Среди вероятных владельцев клада, он указал боляра Ахтума, или Айтона, известный еще и как Отум (Ohtum, Achtum, Ajtony)  болгарского происхождения (сына боляра Глад), первоначально венгерский васал, потом присоединился к болгарскому царю Самуилу. Отум защитает Бдина (Видин) в 1003 г. от византийско-венгерской осады.  Согласно одной из версии, он погиб в 1003 г. в битве с мадьярами, согласно другой, в этим 1003 г. он покрестился (был язычником, имел 7 жен) от императора Василия ІІ, который завладел Бдина и продолжил управлять задунайкими владениями еще 20 лет (до 1028 г.), когда его владения присоединели к Венгрии. Думаю что самое правдивое является мнение что Отума убил венгерский военачальник Чанад, который наследовал (более точнее завладел) его владением, а столица Отума Марошвар начал называть Чанад. Владение Отума были между реками Тиса, Марош, Дунай и Карпаты, т.е. венгерский Темешкий банат, области вокруг г.Тимишуара (Темешвар).  Сравним Отум и Айтон (веннгерская форма вероятно отражает исходное Айто или Уто) с Ут из рунической надписи на подносе. Вполне возможно что они одно и тоже лицо, а Отум и Ут на самом деле являются две формы одного и тогоже имени, производное аланско-сарматское od/ud/uоd, кушанобактрийское uado, пехлеви wād, согдийское wāt – душа, дух, в персидское aqdām, ягнобское *wat, пуштунское uda, шугнанское voyd, язгулемское woyt, сарыколское voyd, хинди-урду ād, ātma, бенгалский adhyātma, кашмирский ātmārām, непалский γt, ātmā, санскрит asu - дух! Сама этнимология связана с ностратическим понятием *adam означающее человек, человеческое существо, но происходит из *wad/bad – ветер, повивание (воздуха), движение воздуха, дышать – респ. дух а дух это символь жизни, более позднее превратилось в религиозное представление о душе.

Вполне погрешные этимологии для имени предлагают проф.Т.Балканский – “ай тун” - большая луна, или “аω тун” – большой медведь, как имя протоболгарского рода и проф.Иван Добрев – из  протоболг.(тюркское) *aq - белый и иранское (более точно тохарское) по происхождению *ton – одежда, в старотюркское ton, татарское диал. tаn - одежда, кыргизский ton – шуба, чувашкий tum – одежда, т.е.  семантика,  “в белой одежде”.