Страница протоболгаров. Язык, происхождение, история и религия в статьях, книгах и музике.

 

http://protobulgarians.com

 

РУСины: СТРАНИЦЫ ЭТНИЧЕСКОЙ ПРЕДЫСТОРИИ

 

Поиск физических предков русинов (руснаков) Молдавии представляется необходимым начать с рассмотрения сведений о ранних насельниках Северного Причерноморья. В настоящее время в исторической литературе принята версия о  периодически происходившей полной смене народов в этом регионе. Однако видный русский историк XX века Г. В. Вернадский  полагал, что время от времени новые правящие роды захватывали власть над страной, и, хотя некоторые группы населения эмигрировали, основная масса оставалась на месте, принимая небольшую примесь крови пришельцев и признавая их политический контроль. В свою очередь, каждая вновь прибывающая группа добавляла новый этнический штрих к множеству существующих 1 .

Первым племенем, обитавшим в Северном Причерноморье, о котором сохранились письменные свидетельства, были киммерийцы. Их имя упоминается античными авторами, в Ветхом Завете  и в анналах ассирийских царей 2 . Приблизительно с 1000 до 700-х гг. до н.э. они господствовали в Северном Причерноморье, а затем под давлением скифов отправились завоевывать Переднюю Азию и затерялись в истории. Что касается роли сменивших их скифов, то  Д. И. Иловайский еще в 1871 г. предположил, что семья славяно-литовская выделилась из огромного скифского мира 3 .

                   

Скифы, сарматы, аланы

 

Как ни странно, русская история дорюриковского периода до сих пор не приведена в единое стройное целое. Она в основном  состоит из трактовок отрывочных сведений из греческих и римских источников. В этих писаниях поочередно упоминаются различные народы, обитавшие на юго-востоке Европы. Скифы, сарматы, аланы, готы, гунны, авары, болгары ... - очень легко запутаться в таком числе собственных и нарицательных имен, на которые были столь щедры древние авторы, начиная с отца истории Геродота. Собственно русскую историю принято начинать с прихода в 862 г. на Ладогу Рюрика, Синеуса и Трувора, братьев-варягов Повести временных лет.                                                                                          . Но откуда же тогда появились славяне, в том числе и русские? Куда подевались народы, жившие здесь прежде?

По поводу исчезновения имени скифов из истории российский историк Егор Классен (1795 - 1862 гг.) еще в 1854 г. иронизировал, что народ не может ни исчезать как туман, ни двигаться как шашки 4 . Славяне и венды вообще суть древние сарматы, - утверждал веком ранее  М. В. Ломоносов. Обосновывая идею этнической эволюции, он писал, что о древности довольное и почти очевидное уверение имеем в величестве и могуществе славенского племени, которое больше полуторы тысяч лет стоит почти на одной мере; и для того помыслить невозможно, чтобы оное в первом после Христа столетии вдруг расплодилось до толь великого многолюдства, что естественному бытия человеческого течению и примерам возращения великих народов противно 5 .

Мнение о том,  что среди предков  восточных славян были ираноязычные племена скифов и сарматов, высказывали И. Забелин, Д. Самоквасов, Е. Классен, Д. Иловайский, Л. Нидерле, Б. Рыбаков, В. Седов, Г. Вернадский, А. Удальцов и другие маститые историки XIX - ХХ вв. Те самые скифы, которые совершили набег на Малую Азию и владычествовали там 28 лет 6 , а в 512 г. до н.э., когда персидский царь Дарий вторгся в их земли, вынудили его убраться восвояси.

В представлениях греков и римлян скифы были весьма древним народом. Как сообщал Помпей Трог, современник Тита Ливия  (59 г. до н.э. - 17 г. н.э.), скифское племя всегда считалось самым древним, хотя между скифами и египтянами долго был спор о древности происхождения 7 . Он же заметил, что два царя, когда-то осмелившиеся попытаться покорить Скифию (Дарий и Филипп, отец Александра Македонского), с трудом нашли путь для  бегства оттуда 8 .

Сведения древних авторов об этническом характере скифов указывают на преемственную связь с ними славян. Перед решающим сражением с персами, когда скифы - пехота и конница - уже стояли в боевом строю, сообщал Геродот, сквозь их ряды проскочил заяц. Заметив зайца, скифы бросились за ним. Дарий спросил, что значит этот шум у неприятеля. Узнав, что скифы  гоняются за зайцем, царь сказал своим приближенным: Эти люди глубоко презирают нас... Я сам вижу, в каком положении наши дела. Нужен хороший совет, как нам безопасно возвратиться  домой 9 .

Греческие и римские авторы высоко ценили не только боевые качества скифов. Скиф-философ Анахарсис был включен греками в число семи мудрецов 10 . И еще эти варвары оставили о себе память как люди, не знавшие меры при распитии вин на пирах и дружеских попойках, устраивать которые они были большие любители. У греков бытовало даже такое выражение: Пьет, как скиф. Как подметил современный философ В. Н. Демин, традиции эти впоследствии перешли к русским 11 . Вспомним слова князя Владимира, сказанные им в 986 г.:  Руси есть веселье питье, не можемъ бес того быти 12 .

Самоназвание скифов неизвестно. В четвертой книге своей Истории под названием Мельпомена Геродот, описывая скифов, указал, что скифами их зовут эллины. Все племена вместе, отметил Геродот далее, называются сколотами 13 . Из сообщений Геродота можно заключить, что единой народности скифов, жившей в Северном Причерноморье, не было, существовал целый ряд этнически родственных племен, каждое из которых, надо полагать, обладало особой мифологией, собственными представлениями о своем происхождении 14 .

Антропологически скифов трудно отграничить от славян. На  знаменитой пекторали, хранящейся в Золотой кладовой Эрмитажа, на чернофигурных и краснофигурных греческих сосудах I тысячелетия до н. э. скифы представлены как бородатые мужики с европеоидными чертами лица, только по одежде отличимые от русских крестьян на лубках  и картинах XVII - XIX столетий. С. М. Соловьев так описывает внешность скифов: скифы представляются у древних белокожими, краснолицыми, голубоглазыми, с мягкими, жидкими, искрасна-желтыми волосами. Сарматы были того же антропологического типа: белокуры, свирепы на вид, носили длинные волосы и бороду, широкую одежду 15 .

Часть скифов уже в середине I тысячелетия до н. э. перешла к оседлой жизни. Подразделяя скифов по роду занятий, Геродот пишет о скифах-кочевниках и скифах-земледельцах. Очевидно, именно эти скифы  выращивали зерно, которое в больших количествах экспортировалось в Грецию 16 .  Но настоящие скифы  - кочевники не имели ни пашен, ни поселений. Ученый грек применял к земледельцам собирательное имя скифов, оговорив его условность,  и всегда делал к нему дополнение, исключающее  возможность смешивания оседлых скифов с кочевниками, называя первых скифы-пахари, скифы-земледельцы или же, по месту проживания на Днепре, борисфенитами 17 .

У скифов существовали различия в верованиях. Скифы-кочевники  поклонялись мечу, а оседлые сколоты (борисфениты)  - плугу с ярмом, топору и чаше. Различен и звериный стиль скифских украшений, отражающий сакральную символику, а также погребальный обряд. Кочевые царские  скифы оставили тысячи курганов с катакомбами, а в земле сколотов между Днепром и Днестром преобладают трупопоположения, близкие к скифским, но не в катакомбах, а в срубных деревянных гробницах-домовинах 18

Со 150 г. до н.э. имя скифов редко упоминается в истории.  Куда исчезло это, как считал древнегреческий историк Фукидид (ок. 460 - 400 г. до н.э.), многочисленнейшее племя на земле? В более позднее время, во II в. н.э., на скифско-сарматской территории складывается культура, по археологическим источникам известная как черняховская 19 . Рассмотрев погребения черняховского периода, Б. А. Рыбаков заключил, что при всех вариантах захоронений, будь то сожжение с помещением праха в сосуд мал или просто насыпание его на дно могилы, или же захоронение покойника, не преданного огню, над могилой сооружалась домовина, сътолъпъ, который являлся местом культа данного предка 20 , т. е. имеет место этнокультурная преемственность.

Егор Классен полагал: скифы остались в прежних местах  обитания, но в трудах древних авторов они появились уже под другим именем - сарматы. Греки по какой-то неведомой причине стали звать ближайших скифов сарматами, а  впоследствии распространили это название на всех скифов. Римляне последовали грекам. Действительно, народы не грибы, для которых достаточно одной ночи, чтобы появиться во множестве там, где их прежде и не бывало 21 . Смену имени народа можно объяснить, если допустить, что сарматы - это наименование предгосударственного объединения или имя вождя, ставшее затем новым этнонимом. Из сарматских племен с начала новой эры  наибольшую роль играли аланы, вероятные предки осетин 22 .

Помимо скифов, именуемых и пахарями, и земледельцами, и помещенных Геродотом к северу от степных областей между Бугом и Cредним Днепром, считал известный чешский археолог-славяновед конца XIX - начала XX в. Любор Нидерле, их северные соседи невры на Волыни и Киевщине и, вероятно, и будины, обитавшие между Днепром и Доном, были славянами, которые испытывали влияние греко-скифской культуры, свидетельством чего являются находки археологов при раскопках курганов Киевской и Полтавской областей 23 .

На связь скифов со славянами указывали в IX - X вв.  византийские писатели. Термином скифы или тавро-скифы они обозначали русских. Очень определенно высказался Зонара: некий скифский род русь; Анна Комнина, дочь византийского императора, русских насельников Нижнего Подунавья именовала какое-то скифское племя 24 . Лев Диакон называет в своей Истории русских скифами 63 раза, росами - 24, тавроскифами - 21, таврами - 9 раз 25 .

Сменившие скифов сарматы также были ираноязычным племенным союзом 26 . Иранский период, по словам Г. В. Вернадского, обладал фундаментальной значимостью для последующего развития русской цивилизации. Следы иранского влияния, считал он, все еще существуют на карте России, поскольку множество географических названий, особенно в Южной Руси, происходят из иранского языка (река Дон - вода, река - по-осетински, dan - по-староирански). Отсюда же названия Днепр, Днестр, Дунай. Слова хата, шаровары, топор, собака тоже заимствованы из иранского 27 . Кроме того, именно иранцы заложили основу политической организации восточных славян 28 .

Исследователи давно обратили внимание на иранское происхождение восточнославянских языческих богов Хорса и Симаргла. В языческом пантеоне западных славян божества иранского происхождения неизвестны. Среди русских вождей, подписавших в X в. договор с Византией, были лица с именами иранского происхождения - Сфанъдръ, Прастенъ, Истръ, Фрастенъ, Фуръстенъ и др. Хорваты, север (северяне) и, вероятно, русь - этнонимы иранского происхождения 29 . Особое место в заимствованиях или в словах, общих  для славянского и иранского языков, считал академик Ф. П. Филин, занимает религиозно-культовая лексика. К примеру, слова  бог, святой, рота (клятва) 30 , благословить, проклинать, кумир (идол) имеют сходное произношение с индо-иранскими 31 .

В иранский период сложилась основа русского народного искусства. Иранскими мотивами пропитано искусство Древней Руси. Образ женщины, восходящий к древнему культу Великой Богини (Богини Матери) иранских времен - ведущий сюжет древнерусских игрушек и вышивки. Иранские корни сохранились в традиционных глиняных игрушках русских детей, где основными предметами изображения являются женщина, конь (и некоторые другие животные: бык, олень, коза, медведь), птица. В русском народном (крестьянском) искусстве и ремеслах иранские традиции прослеживаются до настоящего времени 32 , а в северорусских вышивках до сих пор присутствуют изображения, связанные с культом Великой Богини скифов 33 . Наличие сарматских элементов тоже можно проследить в русском народном орнаменте до наших дней 34 .

Количество иранских параллелей в языке, культуре и религии восточных славян настолько велико, что в научной литературе поставлен вопрос о славяно-иранском симбиозе, имевшем место в истории восточных славян - антов, которые сформировались в Северном Причерноморье при активном участии иранского этнического компонента. Даже этноним анты имеет скорее всего иранское происхождение. Археолог-славист В. В. Седов датирует этот процесс первой половиной I тысячелетия н.э., т.е. он имел место в черняховской культуре, в которой отчетливо прослеживается скифо-сарматское влияние 35 .

В самом названии скифов - сколоты, полагает В. Н. Демин, легко угадывается русское с(о)колоты, от тотемного имени сокол - одного из главных символов  русского народа и всех славян. Он также указывает на то, что в раннем средневековье арабские географы называли славян сакалиба 36 . О том, что сколоты - то же, что позднейшие склавы греко-римских писателей и саклаб, секалиб, сиклаб у арабов, говорил в конце XIX в. знаменитый русский историк и археолог И. Е. Забелин 37 .

Когда в черняховской культуре имел место ирано-славянский симбиоз, полагает В. В. Седов, ряд этнонимов иранского происхождения (анты, сербы, хорваты) был воспринят славянами. Еще в XIX в. было высказано предположение об иранском начале и этнонима русы (от иранского ors, uors - белый). Г. В. Вернадский считал росами (а также роксолан и Hroos Псевдо-Захарии) восточную группу антов, проживавшую к северу от Азовского моря. Лингво-топонимические изыскания О. Н. Трубачева показали, что в Причерноморье наряду с иранским длительное время сохранялся и индоарийский этнический элемент. Возможно, этноним русь  произошел от местной индоарийской основы (ruksa / ru(s)sa - светлый, белый). Положения лингвистов об иранском (или индоарийском) происхождении этнонима русь нашли историко-археологическое подтверждение. Русь, по мнению В. В. Седова, - ославяненный этноним, вошедший в обиход в славянском мире в позднеримский период, когда в процессе славяно-иранского симбиоза  формировались анты 38 .

Идею преемственности культур подтверждают результаты исследований Б. А. Рыбакова, который дал анализ ряда археологических культур: черняховской (по селу Черняхово на Киевщине), зарубинецкой (по селу Зарубинцы в излучине Днепра), скифской и мило-градской, чернолесской (по урочищу Черный лес). Хронологически все эти культуры смыкаются друг с другом и только в одном случае сосуществуют (зарубинецкая и черняховская) в разных географических областях(см. схему на с. 27). Хотя и возникают новые виды поселений, материальной культуры, обрядности, каждая из этих  культур, как установлено археологами, как бы вырастает из предыдущей, уходит своими корнями в более раннюю культуру этой же области, что позволяет выделить этот новый этап в качестве особой,  но не обособленной археологической культуры. 

Чернолесская культура киммерийского (предскифского) времени выявлена на рубеже бронзового и железного веков в восточной части прародины славян. Она охватывает и те области, где позднее складывается праславянская милоградская культура. Милоградская культура в своей южной части также базируется на землях славянской прародины.

Скифская культура была распространена на территории Скифии, описанной Геродотом. Южной стороной скифского квадрата  было побережье Черного моря от устья Дуная до Керченского пролива. Западная шла примерно на среднее течение Припяти, а восточная - на Оскол. Северная сторона терялась в лесной зоне где-то севернее Сейма и низовий Припяти. Вся территория была заселена восемью народами. Культура собственно скифов-кочевников распространилась и на земледельческую лесостепь, будучи воспринята  знатью местных, в том числе и праславянских племен. Поэтому Б. А. Рыбаков считал необходимым вычленить из неправомерного, по его словам, соединения с настоящей скифской (степной) культурой скифообразную культуру лесостепных земледельцев и именовать ее сколотской. Сколоты-борисфениты занимали восточную часть  славянской прародины.

В позднескифской (правильнее - позднесколотской) зарубинецкой культуре выявлен ряд черт, роднящих ее со скифской. Ее география нарушает привычную преемственность ареалов старых и новых форм быта. Зарубинецкая культура переступает северную границу древней прародины и устремляется в лесную зону, доходя до бассейна Верхнего Днепра, что свидетельствует о продвижении ее носителей. Зарубинецкая культура сложилась после сарматского нашествия и почти всеми археологами и лингвистами признается как славянская. В западной части славянского мира синхронной зарубинецкой была пшеворская культура. К концу существования этих двух археологических культур (раннепшеворской и зарубинецкой) имя славян-венедов попадает  в географические описания античных авторов 39 . Эллино-скифо-сарматский мир, обоснованно заключил академик М. К. Любавский (1860 - 1936 гг.), принимал  участие в культурной доисторической подготовке русской народности 40.

 

Венеды, склавены, анты

 

Одной из проблем славянской предыстории является сопоставление данных археологии со сведениями древних авторов. Как уже отмечено, с III в. до н.э. по III в. н.э. на юге Восточной Европы складывается зарубинецкая культура, которая, как считает В. В. Седов, имеет отношение к славянскому этногенезу 41 . Ряд исследователей считает, что славяне как  общность сложились гораздо раньше 42 .

В это же время античные авторы упоминают славянский народ венеды. Одним из первых на них указывает Гай Плиний Секунд (23 или 24 г. - 79 г.). Земли до реки Вистлы (Вислы), - пишет он в книге IV своей Естественной истории, - обитаемы сарматами, венедами, скирами и гиррами 43 .

К северу от Истра, говорится в Естественной истории, вообще все племена считаются скифскими, но прибрежные местности занимали разные племена: то геты, у римлян называемые даками, то сарматы  (Sarmatae), или по-гречески савроматы, и из их числа гамаксобии, или аорсы, то неблагородные, рабского происхождения скифы, или трогодиты, затем аланы и роксоланы. И далее Плиний сообщает, что имя скифов повсюду (от пустынь Сарматии до реки Вистлы и от Истра до океана) переходит в имена сарматов и германцев, так что древнее имя осталось только за теми племенами, которые занимают самые отдаленные страны и почти неизвестны прочим смертным 44 .

Клавдий Птолемей (ок. 90 г. - ок. 160 г.) в своем Географическом руководстве  дает описание Европейской Сарматии, где упоминает Венедский залив (часть Балтийского моря у Рижского залива) и многочисленные племена, среди которых венеды, роксоланы, скифы-аланы, аланы. Границы Европейской Сарматии, указанные Птолемеем, в основном совпадают с последующими границами расселения славянских племен 45 .

Випсаний Агриппа (ок. 63 г. - 12 г. до н.э.) составил карту мира. В IV в. она была переработана неким Касторием в виде практических дорожных таблиц, путей Римской империи. Эти таблицы в научной литературе получили название Певтингеровых (по имени их издателя). В Певтингеровых таблицах перечислены названия племен, через территорию которых приходилось проезжать путнику. В зависимости от направления пути некоторые названия повторяются дважды: Venadi Sarmatae, Aples bastarnice,Venedi, Gaete, Dagae. Из этого списка видно, что венеды (венедо-сарматы) были соседями карпатских бастарнов, гетов и даков и жили где-то неподалеку от Карпат 46 . В Певтингеровых таблицах, полагал молдавский археолог Э. А. Рикман, венеды уже к III в. показаны в низовьях Днестра и Дуная 47 .

В результате побед, одержанных римским императором Волузианом (251 - 253 гг.) над венедами в Нижнем Подунавье, в его титул вошел термин Венедский 48 . Тацит (ок. 58  - ок. 117 гг.), подразумевая восточную половину славянского мира, писал в своем труде Германия, что венеды заимствовали многое из их (сарматских) обычаев 49 . Тацит не знал, к каким народам причислить венедов: к сарматам, ибо с последними венеды сходны обычаями, или к германцам, так как у венедов имеются дома, щиты и прочее, что роднит их также с германцами. Плиний о венедах говорил, что живут они, как сарматы, скифы и склиры, у Вислы 50 . У Иордана упомянуто многолюдное племя венедов. Хотя их наименования теперь меняются соответственно различным родам и местностям, - отмечал хронист, - все же преимущественно они называются склавенами и антами 51 .

Наименование славян виндами или вендами (а также винидами, винедами, венедами или венетами и т.п. ) и стран, населенных этим народом, землею венедов проходит через всю западную историческую литературу вплоть до XIII в. Имя народа венедов называют историки VI в. Иордан и Прокопий Кесарийский, оно имеется у греческих и римских писателей I - II вв.: Плиния, Тацита, Птолемея и т.д. Таким образом, - справедливо заключает знаменитый чешский ученый Павел Йозеф Шафарик (1795 - 1861 гг.), - вот те очевидные и важные свидетельства пяти разных не зависимых друг от друга достоверных источников I - VI вв., в коих говорится о действительном пребывании великого народа венедов.

В первой половине VI в. н.э. земли Юго-Западного Причерноморья вплоть до Дуная были заняты восточными славянами (антами) и смыкались со славянским населением (склавенами) бывшей Римской Дакии и Нижней Мезии, с одной стороны, и с такими же восточными славянами, жившими на территории, на которой в IX в. вырастет первая русская держава, Киевское княжество, - с другой. По данным византийского историка Прокопия из Кесарии, анты занимали и Приазовье 52 .

Склавены (склавы, словене, славяне) и анты, судя по книге Война с готами Прокопия Кесарийского, говорили на одном языке, имели одинаковые виды поселений, характер ведения хозяйства, религиозные верования, типы одежды, образ жизни, нравы, формы управления, способы ведения войны. Славяне и анты, отмечал Прокопий Кесарийский, не управляются одним человеком, но издревле живут в народовластии, и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считаются делом общим. Вся жизнь и законы у обоих племен одинаковы. Считают, что есть только бог, творец молний является владыкой над всеми, и ему приносят в жертву быков и совершают священные обряды. Они почитают реки  и нимф, всякие другие божества, приносят жертвы всем им и при помощи этих жертв производят и гадания. Живут они в хижинах на большом расстоянии друг от друга, и все они часто меняют места жительства. Вступая в битву, большинство из них идет на врагов со щитами и дротиками в руках, панцирей же они никогда не одевают, иные не носят ни рубашек (хитонов), ни плащей, а одни только штаны, подтянутые широким поясом на бедрах, и в таком виде идут на сражение с врагом. По внешнему виду они не отличаются друг от друга. Они очень высокого роста и огромной силы. Цвет кожи и волос у них очень белый или золотистый и не совсем черный, но все они темно-красные. Образ жизни у них грубый, без всяких удобств. Но по существу они неплохие и совсем не злобные, во всей чистоте сохраняют гуннские нравы. И некогда даже имя у славян  и антов было одно и то же. В древности оба эти племени называли спорами (рассеянными), как считал Прокопий, потому что они жили, занимая страну спораден, рассеянно, отдельными поселками. Поэтому и земли им надо занимать много 53 .

При всей близости культур и языка словен (склавинов, склавенов) и антов все древние авторы их четко разграничивали. Остается неясным: анты - это просто славянский союз племен или особая этническая общность? Рассказывая о местах расселения славян, Иордан называл антов сильнейшими из обоих племен 54 . Главным деянием готского предводителя Винитария (многие исследователи переводят это имя как победитель венетов) была победа над антами 55 . Таким образом, на раннесредневековой исторической сцене оказалось два равноценных славяноязычных метаэнических образования. Наиболее проработанная и цельная теория на этот счет имеется у В. В. Седова, ее обобщил М. А. Васильев 56 . Основные положения этой теории мы приводим  ниже.

На рубеже н.э., считает В. В. Седов, в Висленском регионе существовала  особая лингво-культурная общность - наследник культуры т.н. подклёшевых (подклошевых) погребений (400 - 100 гг. до н.э.), входившая в состав пшеворской археологической культуры. Западные соседи, германцы, ощущали отличие данной общности от германских племен и обозначили ее экзоэтнонимом венеты. Венетскую общность составляли будущие словене и анты, находившиеся на этапе этногенеза, т.е. не обладавшие прочно сформировавшимся этническим (родовым) самосознанием и не имевшие общего самоназвания. С конца I в. до н.э. начинается продвижение пшеворцев в юго-восточном направлении, а затем далее на восток. Уже в рамках черняховской археологической культуры складываются два ее субрегиона, два варианта - Верх-неднестровский и Подольско-Днепровский. В их ареалах в ходе взаимодействия с прежними насельниками и их ассимиляции процессы славянского этногенеза вступают в завершающую фазу.

К началу VI столетия под воздействием внутренних и внешних причин происходит этническая консолидация славяноязычного населения Верхнеднестровского региона и ряда сопредельных территорий (археологический индикатор - формирование пражско-корчакской культуры), следствием которой стало возникновение словенского этнического самосознания, увенчанного появлением самоназвания словене.

Анты, как и словене, выходцы из венетского ареала пшеворской культуры, но сформировавшиеся на другом, преимущественно иранском субстрате (сармато-аланы), остались в стороне от процессов этногенеза словен, не ощутив себя частью словенской  общности 57 . Под воздействием тех же факторов, отмеченных выше для словен, консолидировался отдельный славяноязычный метаэтнос с самоназванием анты, археологически идентифицируемый как носитель пеньковской культуры. Он сложился не позднее IV в. в Подольско-Днепровском регионе.

В итоге в первой половине VI в. славянский мир оказался разделен на две общности, которые однако сознавали свою лингво-культурную близость и общее происхождение.

Данные археологии свидетельствуют о взаимной территориальной диффузии антских и словенских племен. После VII в. пеньковская культура сливается с иными археологическими культурами Восточной Европы - пражско-корчакской и восходящими к ней культурами типа лука-райковецкой и роменской, принадлежащими словенам. Племенное самосознание антов, недостаточно четко оформленное, оказалось малоустойчивым. Это привело к скорому размытию антской племенной идентичности и переключению антов на словенское этническое самосознание. 

Приняв участие вместе со словенами в центральноевропейско-балканской экспансии, анты - пеньковцы не сохранили этноним анты для обозначения какой-либо группы славянского населения вне основной территории первоначального расселения.  Подобное обстоятельство может говорить о том, что анты не являлись племенным союзом. Ведь другие названия племенных союзов, таких как хорваты, сербы, северяне (северы), возникшие в условиях славяно-иранского симбиоза, оказались устойчивы и после миграции их носителей из антского (пеньковского) ареала 58 . Носители пеньковской археологической культуры, идентифицируемой как культура антов, после расселения с основной территории приняли участие в формировании славянского населения в самых различных районах Европы 59 .

Слово ант, вероятно,  восходит к древнеиндийскому antas - конец, край, antyas - находящийся на краю, осетинскому attiya - задний, позади. Таким образом, в переводе на русский, анты - это живущие на окраине, пограничные жители, украинцы. Это имя могло быть заимствовано греками у аланов южнорусских степей и применено при обозначении восточных славян 60 . Анты, считает В. В. Седов,  - это группа славян, расселившаяся в междуречье Днестра и Днепра среди ираноязычного населения, которое было ими ассимилировано. Это была диалектно-племенная группировка славян в VI - VII вв., имевшая свои этнографические особенности. Эта племенная группировка относится еще к праславянскому периоду 61 .  Ядро антского племенного союза, по данным археологии, полностью совпало как со старой территорией расселения скифов-пахарей, так и с областью распространения полей погребений, выемчатых эмалей и кладов римских монет. Анты не только расселялись в городах скифского времени, но и строили новые 62 .

Обилие кладов серебряных монет II - IV вв. н. э. в Среднем По-днепровье и удивительное совпадение русских и римских зерновых мер указывают на широкие экономические связи с Римом, а затем с Византией. Основная русская мера сыпучих тел - четверик (26,24 литра) соответствует римскому четверику - квадранталу (26,24 литра), внешним выражением которого была амфора. Это свидетельствует о том, что население Поднепровья продолжало традиции земледельческой Скифии и вело широкую торговлю хлебом. Кроме кладов серебряных римских монет II - IV вв., в Поднепровье в большом количестве найдены различные предметы домашнего обихода и украшения, изготовленные в римских городах. К этому времени относится заимствование у римлян ряда технических новшеств и латинской терминологии 63 .

С Восточно-Римской империей анты находились в основном в союзнических отношениях. В 469 г. начальником фракийских войск империи был ант Анагаст 64 . В VI в. анту Доброгасту византийский император поручил важный пост таксиарха - начальника черноморской эскадры, другой ант, Всегорд - крупный византийский полководец. В эти же годы ант Хилбудий (Хильбудий, Хилбуд) командовал византийскими войсками во Фракии 65 . Прокопий характеризовал его как человека, близкого к императорскому дому, чуждого стяжательству и в военном деле исключительно энергичного. Хильбудий настолько был страшен варварам, что в течение трех лет, пока он был облечен званием военачальника, не только никто из варваров не осмеливался перейти Истр для войны с римлянами, но сами римляне, неоднократно переходя под начальством Хильбудия в земли по ту сторону реки, избивали и забирали в рабство живущих там варваров. После его гибели Дунай стал опять доступным для вторжений варваров, и земли империи оказались открытыми для набегов. Таким образом, - заключает Прокопий Кесарийский, - оказалось, что все могущество Римской империи в этом деле совершенно не может равняться доблести одного человека 66 . В то же время в Константинополе жил христианский проповедник, особо почитаемый в Древней Руси византийский святой Андрей Юродивый (умер в 510 г.) - ант (в некоторых житиях  - русин) 67 .

В Италии и черноморских степях анты воевали на стороне империи. Около 544 г. византийский гарнизон, состоявший из антов, был размещен  в Тире (Белгороде). В 547 г. отряд антов в 300 человек помог византийцам разбить остготов в Лукании. Анты формально признали сюзеренитет императора, и Юстиниан I (482 - 565 гг.) вскоре присоединил к своему титулу эпитет Антский 68 .

С II по VII в. славянам и антам пришлось пережить нашествия ряда племен. Первыми были готы. Они появились в Северном Причерноморье во II в. н. э. История их изложена Иорданом. Стремясь прославить своего короля Германариха, он явно преувеличивал его военные подвиги и размеры государства 69 . На деле, полагал академик Б. А. Рыбаков, никакой грандиозной империи Германариха не было, азовские остроготы действовали в очень ограниченном пространстве. Нижний Днепр четко разделял два народа: на восток от него до Азовского моря (Меотиды) обитали остроготы Германариха и Винитария, а на запад от Днепра, вплоть до Данастра (Днестра) и в излучине моря, обитали, как писал сам Иордан, многочисленные анты. Огромная область черняховской культуры II - IV вв., отожествляемая с антами, не только не была населена готами, но и не принадлежала им 70 . Этого мнения придерживался и Э. А. Рикман, утверждавший, что нет оснований  считать черняховскую культуру созданием готов, и что готское население в Поднестровье было относительно редким 71 . Готские князья гибли на границе антской (черняховской) области у Нижнего Днепра. Все сведения Иордана говорят о пограничных войнах готов с соседями 72 .

После готов восточные славяне столкнулись с гуннами, которые вышли на историческую арену в 375 г.  Большая часть гуннов в начале V в. отошла к Дунаю, на территорию Паннонии. После поражения, нанесенного им гепидами после смерти Атиллы в  453 г., гунны не смогли восстановить свое господство над славянскими племенами, и со временем их остатки растворились среди болгар-тюрок  и славян. Но вплоть до 558 г. они, оставаясь в южной части Карпато-Днестровских земель, участвовали вместе со славянами в набегах на Балканы 73 .

Свидетельства древних авторов наводят на мысль о далеко зашедшем гуннско-славянском этнокультурном синтезе. После того, как король остроготов Винитарий, победив антов, распял их вождя Божа с его сыновьями и семьюдесятью старейшинами, отмечал Иордан, предводитель гуннов Баламбер повел войско на Винитария и победил его 74 , что можно рассматривать как месть за нападение на антов.

Идею симбиоза подтверждают и свидетельства византийского дипломата Приска Панийского. Он  побывал в 448 г. в ставке вождя гуннов Атиллы, которая находилась, скорее всего, на востоке нынешней Венгрии. Приск называл Атиллу царственным скифом 75  и упоминал, что посольство переправлялось на челнах-однодеревках, по пути следования послам предлагали вместо вина мед (медовый напиток), а слугам - напиток из ячменя камос (квас) 76 . Жил Атилла, по словам Приска, в хоромах, которые были построены из бревен и хорошо выстроганных досок и окруженные деревянной оградой для красоты. При въезде в деревню Атиллу встречали девицы, певшие скифские песни, а слуги поднесли кушанья и вино (как пишет Приск, это величайшая почесть у скифов) 77 . Тот же Приск сделал одно важное пояснение: Представляя разноплеменную смесь, скифы, кроме своего варварского языка, легко изучают и унский (гуннский) или готский, а также и авсонский (латинский) 78 . Вообще, описывая гуннов, Приск постоянно путается, называя гуннов то гуннами, то скифами, вместо гуннский закон или язык пишет скифский. Когда Атилла умер, над его могилой совершили славянский погребальный обряд - страву (поминки). Причем этот обряд стравой называли сами гунны. Слова мед и страва, считал Л. Нидерле, служат достаточным доказательством того, что на Среднем Дунае и Нижней Тисе во времена Атиллы, то есть в первой половине V века, обитали славяне 79 .