Страница протоболгаров. Язык, происхождение, история и религия в статьях, книгах и музике.

http://protobulgarians.com

 

Этническая история башкирских племён

БАШКИРСКИЕ ПЛЕМЕНА И РОДОВЫЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ. ЭТНИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ

РОД АЛАН. ПЛЕМЕНА ОРАН И ЕЛАН.

Галлямов Салават Абдрахманович. Башкорды от Гильгамеша до Заратуштры. Уфа, РИО РУНМЦ Госкомнауки РБ, 1999. Арабский историк Ибн-ал-Асир, живший в XIII в. писал: "В 1223 г. армия Чингизхана встретилась в Деште Кыпсаке с кыпсаками и аланами. Монголы сказали кыпсакам: "Мы с вами одной крови, а аланы нам с вами чуждый народ". Подобное сообщение оставил иранский историк Рашид-эт-Дин (1237-1318), бывший визирем у монгольских и тюркских Ильханах Газан-хане и Олджайту-хане. Рашид-эт-Дин в своей энциклопедии писал, что после того как татаро-монголы пришли из Китая (Чин и Мачин) в Дешт и Кыпсак, то встретили там аланов и кыпсаков, и к последним обратились с воззванием : "Мы (монголы) и вы (кыпчаки) один народ, аланы нам чужды, присоединяйтесь к нам".

В составе кордского народа до настоящего времени сохранился род Алан в составе 40 тыс. семей, проживающие ныне возле озера Ван, иными словами, в самом Кордистане. Из истории мы знаем, что татаро-монголы захватили башкордский город Булгар в 1229 году, а весь Башкордистан завоевали только в 1236 году. Следовательно, так называемая встреча татаро-монгол с башкордами-аланами произошла в промежуток между двумя датами и именно на территории современного Башкордистана.

Присутствие башкордского рода Алан на Южном Урале подтверждает и археология. Например, могильник у села Левашовки возле г. Стерлитамака, относящийся к VII-IX вв. В этом могильнике хорошо представлен погребальный обряд алан. Найдены оружие, конское убранство, серебряные пряжки для поясов, золотые сережки а также пять серебряных дирхемов, битые в Багдаде, один в Кермане и датируемые с 712 по 770 гг. В захоронении аланского воина найден золотой динар, датируемый 705-706 гг. Эти предметы говорят о товарном обмене и культурных связях башкордских алан с Ближним Востоком - Курдистаном.

Большое количество найденных вещей аланского типа в разных местах Башкордистана показало, что в VII-IX вв. аланы жили на Южном Урале, образуя Сармато-Аланский (юрматы-алан) союз. Аммиан Марцелин, грек родом из Сирии, служивший в восточноримской империи в своей "Истории" писал, что "аланы - бывшие массагеты", "мало-по-малу своими победами изнуряли соседние народы и распространяли на них свое название народности подобно персам", "с течением времени они приняли одно имя и теперь все вообще называются аланами за свои обычаи, дикий образ жизни и одинаковое вооружение". (Ам. Марцелин XXXI 13.17.)

Сако-Массагеты или дахо-массагеты, одни из предков современных башкордов Урала были иранцами и огнепоклонниками, следовательно, невозможно выделить отдельно аланские могильники, поскольку культ огня у Сарматов, особенно в Савроматское время имел самые разнообразные формы проявления. Яркие следы культа огня проявляются при погребении сарматских могил (!!!), особенно на Южном Урале, где, собственно и сложился так называемый Сармато-аланский союз. В этом отношении представляют интерес курганы с трупосожжениями сарматского времени на северо-востоке Оренбургской губернии, иными словами на древней территории башкордов рода Бурзян, Тангаур, Муйтен-Усирган.

Ученые установили, что при погребениях сармато-аланы на кургане возводили деревянное сооружение, клали туда покойника с его утварью и боевым снаряжением, туши жертвенных животных - лошади, барана и часто не в едином количестве, после чего все это сооружение обкладывали огромным количеством хвороста и поджигалось. После того, как все было закончено, едва остывшее пепелище засыпалось землей.

Необходимо отметить, что не все члены Сарматов, алан, борзян удостаивались чести быть сожженным на костре, что подтверждают и данные археологов, которые, в свою очередь показывают, что большинство сожженных (по костяку скелета) были женщины. По всей видимости, это были царицы-жрицы и такой вывод станет полностью правдоподобным, если мы вспомним, что женщина Томирис была предводительницей дахо-массагетов, которые разбили войска Кира, а его самого убили и отрубили голову по древнебашкордскому обычаю, который по прошествии 1500 лет наблюдал Ибн-Фадлан у башкордов. И хотя первые упоминания об аланах восходят ко II в. в произведениях Сенеки и Лукиана аланы были известны и, безусловно, раньше, как дахо-массагеты.

 

Интересно отметить, что Аммиан Марцелин, сам служивший в восточноримской армии и потому хорошо знавший события и военную обстановку на границах империи, довольно четко различает антропологический тип аланов и гуннов, и, если алан он описывает как: "высокие ростом, красивые (XXX 1.13.17.), со "сдержанно грозным взглядом (XXX, 21.), то гунны по внешнему виду "безбородые", "кочуют по разным местам как будто вечные беглецы", "Придя на изобильное травою место, они располагают в виде круга свои кибитки ... истребив весь корм для скота снова везут, так сказать, свои города, расположенные на повозках... Они сокрушают все на своем пути".

Владения древнебашкирского (дахо-массагетского) рода Алан простирались от Южного Урала до Северного Кавказа, что хорошо известно археологам, поскольку: "Сарматизация" Северно-Кавказских меотов (!!!) с V в. до н.э., до рубежа нашей эры осуществлялась главным образом через или посредством Сираков, являвшимися частью башкордов Сарматов- Юрматов. В связи с этим надо указать, что только в могилах южноуральских сарматов и только у них обнаружены кувшины кавказского производства (см. Степи Европейской части СССР в скифо-сарматское время. М. 1989, стр. 194.).

Падение господства алан приходится на конец IV в. до н.э. В 370 г. гунны заняли прикаспийские и донские степи, т.е. территорию Сарматского-Аланского союза. Как писал Аммиан Марцеллин о гуннах-варварах: "Это подвижный и неукротимый народ, пылающий неукротимой страстью к похищению чужой собственности, двигаясь вперед среди грабежей и резни соседних народов дошел до алан, прежних массагетов" (История XXXI 2.12.). И далее "...и вот гунны, пройдя через земли аланов, которые граничили с гревтунгами и обыкновенно называются Танаитами, произвели у них страшное истребление и опустошение, а с уцелевшими заключили союз и присоединили к себе". (Кулаковский Ю.А. 1899, стр. 243, см. "Степи Евразии в скифо-сарматское время". М. 1989, стр. 158). Часть аланов-сарматов, убегая от орд гуннов, дошла до Гибралтара и участвуя в 451 г. на Каталаунском поле (к западу от г. Труа, Франция) в битве с гуннами и в союзе с бургундами, франками, вестготами разбили войска Атиллы.

Другая часть аланов-сарматов была поглощена гуннами и осела уже на территории современной Венгрии. Их потомков и видел в Сирийском Кордистане в городе Алеппо (Халеб) Йакут аль Хамави (из г. Хама) 1179-1229 гг. В своем биографическом словаре он писал, как в 1227-1229 гг. встретил в Алеппо рыжеволосых башкир, которые исповедуют ислам и следуютучению Абу-Ханифа. Эти башкорды (башкерд) сказали, что являются подданными короля Ун-Курия, живут они в этой стране в 30 районах. И венгерский король не разрешает башкирам огородить свои города крепостными стенами из-за страха перед их восстаниями. Эти факты, изложенные Йакутом-аль-Хамави, говорят ясно и четко, что даже в 13 веке башкорды и венгры жили отдельно, не смешиваясь друг с другом. Необходимо указать и на то, что это не башкорды пришли в Венгрию,которой тогда еще не существовало, а прямо наоборот, венгры-гунны пришли в Сарматию-Аланию.

Третья группа сарматов-алан осела на Северном Кавказе и до 12 века жили обособленно от северо-кавказских народностей. Об этом нам говорит путешественник 12 века Абу-Хамид аль Гарната, совершивший путешествие к башкордам и проживший у них около трех лет. Абу Хамид аль Гарнати ясно и четко говорит, что при посещении им Кавказа жил у эмира Абу-л-Касима и этот эмир говорил на разных языках, такие как: лакзанский (лакский), табаланский (табасаранский), филакский (филяк-армянский?) и закаланский, гумикский, сарирский, хайдакский (кайтаки, говорящие на языке даргинской группы), сарирский (аварский), курдский, аланский (сармато-аланский) и асский (осетинский), и зарихканский (?) и тюркский, и арабский, и персидский.

То, что Абу-Хамид аль Гарнати подробно и без ошибок указал те народности Кавказа, которые известны под своими именами и сегодня, то это означает только одно - аланы Кавказа и осетины являлись в 12 в. разными этническими группами. Нельзя забывать и тот факт, что у алан Кавказа в то время еще были родственные сармато-аланы Урала.

 

Интересно, что Абу Хамид аль Гарнати подробно описывает уже реформированный Заратуштрой похоронный обряд Кавказских алан, тогда как сарматы-аланы Южного Урала по прежнему сжигали тела мертвецов, что по строгому канону Зароастризма было категорически запрещено. Ведь священный огонь - святая стихия, и мертвое тело не должно его касаться. И что самое интересное: Абу-Хамид аль Гарнати описал культ Ворона, который сохранялся и в начале 20 века у башкордов. Само имя "зирхгаран" исконно кордское - "зирх" - броня, а также "зер" - золотой, блестящий, "гаран" - горан - обхватывать, держать, а также является родоплеменным этнонимом кордов - горан - гуран. По видимому, эти "зирхгараны" были не принявшими не мусульманства и христианства, а сохранившимися аланами или частью их. Абу-Хамид аль Гарнати описывает этих зирихгаран так: "А не далеко от Дербента есть большая гора, у подножия которой - два селения; в них живет народность, которую называют зирихгаран, т.е. бронники; они изготавливают всякое воинское снаряжение: кольчуги, и панцири, и шлемы, и мечи, и копья, и луки, и стрелы, и кинжалы, и всевозможные изделия из меди. Все их жены и сыновья, и дочери, и рабы, и рабыни занимаются всеми этими ремеслами. И хотя нет у них пашен и садов, добра и денег у них больше, чем у других, потому что со всех сторон привозят к ним люди всякие блага. Нет у них религии, но они не платят джизью. А когда умирает у них кто-нибудь, то отдают его мужчинам, которые в подземных домах; они отсекают члены мертвого, и освобождают кости от мяса и мозга, и собирают его мясо, и кормят им черных воронов, стоя с луками и не давая другим птицам съесть хоть что-то из его мяса. А если это женщина, то отдают ее мужчинам, которые под землей, они вынимают ее кости и кормят ее мясом коршунов, стоя со стрелами и не давая другим [птицам] приблизиться к ее мясу. [....] (они) вынимают кости мертвецов и кладут их в мешки, - богатых и знатных - в мешки из румийской парчи, а рабов и невольниц - в [мешки] из коленкора и т.п. ткани. И подвешивают их в доме и пишут на каждом мешке имя того, кто в нем"(см. "Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати ..." М. 1971, стр. 50).

В этом описании Абу-Хамид аль Гарнати зирихгиранов мы встречаем и весь ритуал зароастрийцев, и культ ворона, известный у башкордов Урала, а религия есть один из самых ярких этнических показателей на сегодняшний день. До наших дней в составе кордов живет род Алан и до настоящего времени в составе башкордов сохраняется род Юрматы - Сарматы с которыми Аланы в средние века состояли в этнополитическом, военном союзе.

Последнее упоминание Алан в Башкордистане относится к XIII в. по Рашид эт Дину и Ибн-Асиру, первые упоминания о которых восходят к I в. у римских писателей. Учитывая и то положение Аммиан Марцеллина, что "Аланы есть древние массагеты" пребывание которых на территории Башкордистана в I тыс. лет до н.э. вместе с Сарматами и их предшественниками Савроматами признанный исторический факт, следует со всей очевидностью вывод о том, что Аланы есть предки современных башкордов.

 

К северо-западу от гор Загроса, возле г. Урфа, между Евфратом и Хабуром располагался в древности город Харран, упоминаемый в Библии (Быт. XI, 32.). В древности в Харране жрецы так же приносили в жертву рыжеволосых людей, посвящая их "красной планете" Марсу, считавшейся звездой шумерского бога Нергала — сына Энлиля и Нинлинь, мужа богини Эрешкигаль, чей культ особо был развит в г. Кута. Область г. Харран принадлежит кордскому родовому союзу Милан у вождя которого Ибрагим Паши в 1899 г. гостил Макс фон Оппенгейм, немецкий археолог, который первый открыл и приступил к раскопкам Тель-Халафской культуры (V-IV тыс. лет до н.э.). В клинописных письменах, найденных при раскопках шумерского города Мари (III-нач.II тыс. до н.э.), располагавшегося в среднем течении р. Евфрат и разрушенного в 18 в. до н.э. царем Хаммурами говорится, что к северу от Мари в районе Харрана кочуют племена Хабиру, которых наместник Иерусалима в своем письме к фараону Аменемхату IV (Эхнатон) назвал Хабиру кальбу халкы — "хабири, народ собаки". Если мы вспомним, что к XVI в. до н.э. на территории Харрана и разрушенного г. Мари сложилось государство протоиндоариев — Митанни, Матиена, созданного предками современных кордов, то проясняется и вопрос о том, откуда в Передней Азии и Египте появились блондины или рыжеволосые люди.

Кордское объединение Соран говорит на диалекте Сорани, на котором говорят и корды рода Борзан. Иногда в лингвистической литературе диалект сорани называется южным или центральным. Этноним Сорани этимологически восходит к ведийско-арийскому Сурья — бог Солнца и имени Со-Ра "сын бога Солнца" в религиозной мифологии древнего Египта. Ни в Египте, ни в Индии людей со светлыми рыжими волосами мы не находим, кроме случаев мутации. В то же самое время представители кордского объединения Соран до 30 % являются блондинами, точно так же, как и шведы, норвежцы, датчане, с которыми корды Месопотамии состоят как в языковом, так и этническом родстве. У башкордов Урала представители с русыми, рыжими и просто светлыми волосами встречаются во всех родоплеменных объединениях, не став, однако, отличительным этнико-антропологическим признаком. Тем не менее у представителей башкордских родов как Зауралья — Айле, Катай, Борзян, так и Западного Приуралья — Гайна, Юрматы, Буляр-Биляр русые волосы и зеленые глаза встречаются настолько часто, что это не вызывает удивления у башкордов.

По башкордской мифологии, дочери бога Солнца — Самрау имеют золотистые волосы. Если мы еще раз сопоставим кордские слова "Ра" — Солнце; "Сор" — красный, алый с древнеегипетскими словами "Ра - бог Солнца"; "Со-Ра - сын бога Ра"; с протоиндоарийским именем бога Солнца — Сурья, эпитетом которого было прилагательное "hары — золотистый" с одной стороны — с башкордскими словами — "Сам Рау — бог Солнца"; "hары — сары — золотистый" с другой стороны, то приходим к выводу об этническом родстве башкордов Урала и кордов Месопотамии.

Культ сожжения людей (трупов?) мужчин, женщин и детей у Савроматов-Сарматов и Хазар хорошо известен археологам. Наличие рыжеволосых и русоволосых людей у башкордов рода Буляр-Биляр полностью исключает возможность их этнического происхождения от выходцев с Алтая.

В 1236 г. башкордский город Биляр-Буляр был взят и разграблен монголами во главе с Судегейем. В 1391 г. Буляр был захвачен Тимуром, как об этом сообщает шежере Барадж, племенного подразделения в составе рода Байлар, который в то время владел городом. Поэтому шежере, родиной племени Барадж названа долина реки Зай, где в нстоящее время и проживают башкорды рода Байлар или "ик башкордтары". Не вызывает сомнения, что имя рода Барадж есть ни что иное, как искаженное Бурджан средневековых персидских источниках, которое, в свою очередь, восходит к этнониму башкордского рода Борзян, упоминаемого в "Авесте".

Об этом родстве племени Барадж с Бурджанами, а точнее, с Башкордами упоминается и в самом шежере, что река Зай является для рода Барадж (Бурджан) Родиной Предков! В целом, о принадлежности рода Биляр к башкордам говорят и археологические данные, которые свидетельствуют о том, что в экономической и производственной деятельности жителей башкордского государства Биляр главное значение имели торговые и культурные связи с Приуральем. Только признав иранско-кордские корни происхождения башкордского рода Биляр - Борадж можно понять и объяснить наличие персидских слов и ряда звуков - "г" и "к" в современном "псевдотатарском" языке башкордов Мензелинского района.

Существует один исторический парадокс, который ясно и четко говорит, что родоплеменное объединение Биляр по своему этническому происхождению есть иранцы-Башкорды. Дело вот в чем, — все народы, живущие по соседству с башкордами (марийцы, чуваши, удмурты, казахи и татары) называют нас — Башкорды, как и Ибн-Фадлан более 1000 лет тому назад, не упомянув при этом ни слова о татарах, которые в его время еще не пришли на Идель с гор Алтая и степей Монголии.

Но ни марийцы, ни удмурты, ни чуваши , ни русские, ни казахи, ни узбеки и туркмены не называют казанских татар именем булгар. Вся эта путаница и чехарда с попыткой приписать имя башкордского рода Биляр к казанским татарам началась с 1944 года, когда началась депортация крымских татар по приказу Сталина. Этот абсурдный политический шаг, о котором сейчас все знают и пишут был дополнен еще более глупым абсурдом, но уже псевдонаучным, о котором казанские историки предпочитают не говорить вообще. По указанию ЦК КПСС было принято специальное постановление, согласно которому казанских татар отныне (с 1944 года) считать народом, никак не связанных кровными узами с татарами Крыма, которых депортировали. На основе этого сталинско-партийного постановления стали разрабатываться абсолютно лживые теории, утверждающие, будто казанские татары — потомки волжских булгар, а не отколовшаяся в XV в. часть Золотой Орды, как, впрочем, и крымские татары. Даже символ г. Казани, основанного одним из бараджей из башкордского города Биляр по типу изображения льва с крыльями списан с шахских штандартов Сасанидского Ирана, с которым во время шаха Ануширвана башкорды-бурджане воевали в VI в., о чем упоминает Ибн Ал-Асир (XII в.).

Из сообщения Салама ат Тарджумана, совершившего путешествие из города Самарры (в 70 км от Багдада) в "страну Башкир" в 842 г. при халифе Васике мы узнаем, что этот народ — башкорды, бурджане говорит по-арабски и по-персидски. Русские князья постоянно свершали нападения и разоряли башкордские земли рода Биляр-Байлар. Так русские князья нападали на Билярскую-Байлярскую землю и города (Брахимов, Биляр, Сувар, Марха, Арныс, Бас, Ашли, Собеккуль, Челмат, Керман, Исбол) в 985, 1088, 1120, 1164, 1172, 1184, 1186, 1218, 1220, 1229, 1236 гг. (см. Энциклопедия Брокгауз - Ефрон. Ст. Булгары).

После захвата монголами Башкордистана золотоордынские ханы стали часто давать русским князьям ярлыки на сбор податей c башкирских земель Приуралья, например, как пишет энциклопедия: "В русских летописях имя Булгары встречаешь в 1359 году, когда русские атакуют их город Жукотин. (...) "Главными врагами их в это время были: новгородская вольница и великий князь Московский. Особенно много пострадала Булгария от Дмитрия Иоанновича и Василия Дмитриевича, которые овладели булгарскими городами..." (см. указ. соч., ст. "Булгары"). Необходимо указать, что ярлык на "нападение" на башкордов-булгар князь Василий Дмитриевич получил из рук татарина, монгольского хана Золотой Орды — Тохтамыша, которого убил Едигей — башкорд из рода Манхыр (кордский род Мангур, проживающий возле г. Мехабад). Башкирский эмир Едигей-Иzеукeй более четверти века управлял Золотой Ордой, придя к власти устранив Тохтамыша, убившего его отца. Едигей не управлял сам, а будучи эмиром, назначал и убирал с престола монгольских ханов. В 1399 г. Едигей разбил и победил литовские войска во главе с князем Витовтом на реке Ворскле. В 1408 г. Едигей совершил поход мести на Москву на князя Василия Дмитриевича (1371-1425 гг.). Едигей погиб в 1419 г. от рук Кадыр-бека, своего племянника и сына Тохтамыша. Башкордский народ сохранил в преданиях своего эмира и ему посвящено эпическое повествование - "Иzeукeй heм Мураzым".

В 1445 г. земли башкордов-биляр захватывает золотоордынский хан Улу-Мухаммед со своим сыном Махмутеком, которые сделали своей столицей Казань — поселение бараджев-биляров. С 1524 г. это новоявленное татарское казанское царство стало вассалом Османской Империи через Крымское ханство. О том, что башкорды рода Биляр-Байлар воспринимали татар как инородный и враждебный элемент в своей среде, говорит и отрывок из поэмы "Тухваи Мардан" башкордского поэта Мухамедьяра: "Эх, … татарин, Глаза твои черные… ". (Казань, 1966, стр. 41)

Немецкий дипломат Зигмунд фон Гербертштейн (1486-1566 гг.), побывавший как посол в Московском княжестве в 1517 и 1526 гг. писал, что если жителей Казани назвать турками, то они обижаются и становятся весьма недовольны, но имя "бисермяне" их радует. Имя "Бесермян - Besorman" дословно переводится с кордского языка (диалект курманджи) как "Немусульманин", где "бе" частица отрицания, а слово "сормани" — мусульманство. Первоначально слово Сурман означало у башкордов "поклонник Сурьи", "последователь Суры", о чем говорят имя Сураман, сохранившееся в Башкордистане. Словом же "Бесураман", по всей видимости, древние башкорды-иранцы называли не-иранцев, о чем свидетельствует сохранившийся этноним "бессермяне", как называет себя 15-ти тысячная этническая общность, проживающая на юге Удмуртии.

По состоянию на 1532 г. земли башкордов рода Биляр-Байлар простирались далеко на запад от реки Идели-Волги, что мы можем узнать из того факта, что князь Еникей, наместник города Темников получил в том году грамоту от московского князя Василия III (1479-1533 гг.), дающую право ему "судить и вязать тарханов и башкир и можаров, которые живут в Темникове по старине, потому ж как наперед его судил и вязал отец его Тенши". Тенши являлся сыном Кугуша, за которым право взимания налога с башкордов, проживающих в Темникове установил в 1509 г. тот же Василий III. До настоящего времени башкорды именем "Марджа-Можар" называют народность мокшу и эрзя (мордвины), которые к казанским татарам не имеют никакого этнического или языкового отношения.

Все земли, населяемые башкордами с древнейших времен посетил в 1666-1667 гг. Эвлея Челеби, называя страну Хешдекистан, а ее жителей — хешдеками, что полностью соответствует самоназванию башкордов — Иштэк. Соборное уложение 1649 г., принятое Земским собором, проходившем в Москве (1648-1649 гг.) в главе XVI п. 43-44 запрещает приобретение башкордских земель. Однако, вопреки этому, уже при царствующем тогда Алексее Михайловиче (1645-1676 гг.) город Билярск, Шешминск и Мензелинск были заселены пленными поляками. Имя города Мензеля исконно иранское, на кордском языке означающее "расстояние" (ровное) — остановка между двумя пунктами". Освободившись вместе с русскими от монгольского ига, башкорды-иштэки столкнулись с хищнической политикой московских князей, стремившихся захватить их земли, что постепенно переросло в военное противостояние, длившееся более 200 лет и известное в исторической науке как "Башкирские восстания".

Вопрос о башкорских восстаниях мы рассмотрим в другой готовящейся к изданию книге, а сейчас рассмотрим некоторые статистические данные о численности башкордов, которые после указа большевиков во главе с В.И. Лениным от 27.V. 1920 г. невольно оказались в составе Татарской АССР. Начнем со столицы г. Казани, где в 1859 г. проживало всего 30876 жителей. За сто лет до этого, после башкордского восстания, в 1722 г. в Казань было доставлено 4965 семей или 19815 башкордов. Теперь спрашивается, если в Казань в 1720 г. было доставлено из Башкордистана 19815 башкордов, то можно ли считать город татарским, который только через 139 лет достиг народонаселения в 30 тысяч? Иными словами, как может город Казань называться татарским, когда в нем на одного татарина приходилось два башкорда еще 140 лет тому назад, т.е. в 1859 г. (см. энц. Брокгауз и Ефрон, ст. Башкиры).

Можно было бы сомневаться в том, что в Казань вывезли именно башкордов, однако все исторические данные и статистические отчеты и вся политика русско-немецкого царизма свидетельствует в пользу этого. Например, историк М.П.Покровский писал, что: "...биограф Ал. Ил. Бибикова (сенатор, гос. деятель) приводит такие данные: "После восстания 1735-1741 гг. башкирцев побито, казнено, под караулом померло, сослано в работу, жен и детей их для поселения в Россию роздано, всего числом 28452 человека". Нет надобности говорить, что к "успокоению" такие меры не привели — в 1754 г. башкиры "опять взбунтовались", причем на этот раз "для усмирения их побито и вывезено... до 30 тысяч" (см. М.П. Покровский. "Русская история с древнейших времен". Гос. Соц.-эк. изд. 1933, стр. 119).

Другим доказательством о выселении башкордов с их земель в 18 в. служит тот факт, что родовое имение основателя объединения 19 в. - славянофилов, И.В. Киреевского в Орловской губ. носило имя Башкирская или Башкирово. Зачем русским в центре России называть село чужестранным этнонимом, что противоречит всей практике и политике русско-немецкого царизма, который на завоеванных землях в Сибири, на Кавказе, на Дальнем Востоке всегда называл остроги и крепости русскими именами, как то: Владикавказ, Владивосток, Санкт-Петербург, Елисаветград, Екатеринбург, Петропав-ловск и т.д. и т.п. Почему основатели славянофильства носят башкордские имена — Киреевский (Кирей-Мeргeн), Аксаков (Аkcаk), Самарин (Сeмeр).

Теперь рассмотрим демографические показатели той части Башкордистана, которая после образования Казанской губернии оказалась частью Российской империи. В Мензелинском уезде на 1902 г. (см. Брокгауз-Ефрон, ст. Мензелинский уезд) проживало 116 тыс. 330 башкордов, тогда как татары составляли только 47 тыс. 980 человек. Можно ли район, в котором численность башкордов составляет 73,17%, а татар всего 8,13% называть не башкордским? Конечно, нет. В Елабужском районе башкорды составляли 53 %, а татары всего 6,11%; в Бугульминском башкордов 98,38 %, а татар 2,71 %; в Белебеевском районе проживало на начало 20 в. 31 тыс. 191 человек, татар всего 7 тыс. 9 человек, т.е. башкорды составляли 72,74 % населения, а татары только 2,81 % (русские и прочие народы я не перечисляю).

Если бы татары в XI веке жили по реке Волге, то русские летописи того времени обязательно упомянули бы о них, но этого нет и в помине. Если бы татары издревле жили на Урале, то у них была бы уральская мифология, они бы обожествляли Уральские горы, как башкорды, но мы не имеем и этого.

В энциклопедии "Брокгауз-Эфрон" в ст. "Самарская губерния" т. 56, стр.188-189 написано: "В Бузулукском, Бугуруслановском, Бугульминском, Николаевском башкир и теперь числится 40628 [человек] (...). Для заселения этих земель были призваны немецкие колонисты из Вюртемберга, Бадена, Пруссии, Баварии, Касселя, Гассен-Дармштадта, Саксонии, Мекленбурга и т.д. Немецкие колонисты расселились по левому берегу Волги в числе 25000 человек и заняли уже заранее построенные им нашим правительством(?) домики. Каждая немецкая семья получала на свою долю две лошади, одну корову, семена для посева и земледельческие орудия". Всего немцев было привезено 44679 человек и если каждый из этих 44679 человек получил 2 башкордские лошади и одну корову, то получается, что у башкордов было отнято 89358 лошадей и 44679 голов крупного рогатого скота. Что и говорить, цифра астрономическая.

А о том, что российские цари никогда в истории не строили "домики" для немцев общеизвестно, и откуда появились эти "уже заранее построенные им нашим правительством домики" мы можем узнать из той же статьи "Самарская губерния". "В 1740 году направили войска на башкир. Выжжено 700 башкирских деревень и убито 16000 человек. Однако башкиры не скоро успокоились и долго еще были угрозой русских поселенцев". Вот именно эти домики 16000 башкордов и заняли колонисты-немцы вместе со всем имуществом (скот, сльскохозяйственные орудия и т.д.).

Как видим, о татарах, которые сейчас стали называть себя (с 1944 г.) потомками башкордов рода Булгар, в энциклопедии не упоминается ни единым словом. Еще за 80 лет до этих событий в 1667-68 г. Эвлея Челеби, посетивший башкордов-хешдэков писал о татарах следующее: "Этому народу татарам неизвестны разрешение и запрещение и тому подобные вещи…" (Эвлея Челеби "Сэйэхэт-наме" М. 1979, стр. 137).

В 1740 году в центральном Башкордистане под руководством Урусова и Самойлова было уничтожено и сожжено 696 деревень и убито 16634 башкорда, а 4 тыс. башкордских семей, т.е. около 30000 человек, так как в статье "Башкиры" в энц. Брокгауза-Ефрона говорится, что: "одна башкирка имеет в среднем 8,8 детей", было вывезено из Башкордистана с целью депопулизировать страну.

В газете "Волжский вестник" за июль 1889 г. писалось, что с 1863 по 1878 г. у башкордов отнято 2 миллиона десятин земли, а всего с 60-х годов по конец XIX в. у башкордов было отнято по левому берегу реки Волга 3 миллиона 500 тыс. десятин земли. Постепенно, все исконно башкордские земли на западе до р. Волга, на юге по р. Урал (Яик), на востоке до реки Тобол оказались отделены от центрального Башкордистана. Так, в 1900 г. в Оренбургской губернии по перепеси насчитывалось свыше 200000 башкордов, а в Челябинской области и в настоящее время проживает свыше 160000 башкордов. И даже в Советское время, в 1934 г. от Башкордистана были отделены Аргаяшский и Катайский кантоны и присоединены несмотря на чисто башкордское население к вновь образованным Челябинской и Курганской областям.

О степени образованности, грамотности и начитанности башкордов в энц. Брокгауз-Ефрона в ст. "Башкиры" говорится буквально следующее: "Образование у башкир чрезвычайно распространено, что заслуживает особого внимания, если вспомнить бедственное экономическое положение этого народа. Разоренные, почти полудикие башкиры оказываются грамотнее многих русских мужиков, так как большинство их (башкордов) умеет читать и писать. Одна мечеть в двух округах Казанского учебного округа приходится на 633 мусульманина. Кроме того, при наших церквях школа составляла до нового времени редкость, а у магометан она не только существует при каждой мечети, но сверх того множество школ устроено и отдельно от них".

"(1) Эти три огня суть Атур Фарнбаг, Гушнасп и Бурзенмихр. (2) От начала сотворения мира они существуют в благодати именно в таком виде, как Ахура-Мазда определил их благодать [фарр] для охраны и защиты мира. (3)

И в период царствования Тахмураса на спине быка Сришока, когда переселялись люди из Хванираса (мифическая прародина иранцев ) в другие климаты земли, однажды ночью, посреди моря при сильном ветре упал алтарь с огнем со спины быка, на которой он был установлен.

Тогда все три [этих] огня, подобно трем благодатям [фаррам] загорелись на месте [этого] алтаря огня, и вновь стало светло, и те люди смогли пересечь море. (5) А Йима (у Фирдоуси - Джемшид ) во время своего царствования благодаря помощи тех трех огней правил более успешно. И установил он Атур Фарнбаг в храме (dadgah) на горе Хваррохомахед в Хорезме (pad Xwarazm).

А когда Йима был предан, то именно Атур Фарнбаг спас его фарр от посягательств Дахака (у Фирдоуси - Зоххак). (6) В царствование царя Виштаспы благодаря откровению свыше (букв. "откровению из веры" [его] [Атур Фарнбаг] перенесли из Хорезма на гору Рошн, которая около селения Карнийан, и до сего дня этот огонь находится там. (7)

Атур Гушнасп до царствования Кей-Хосрова также защищал мир. Когда Кей-Хосров разрушал капища идолов, он [огонь] сиял на гриве [его] коня, разгонял тьму и освещал мир. И так было все время, пока [Кей-Хосров] разрушал капища идолов. И там, на горе Аснаванд, был основан храм этого огня. Его называют "Гушнасп", потому что он находился на гриве коня. (8) Атур Борзин-Михр до правления царя Виштаспы также сохранял мир. Когда Заратуштра с бессмертной душой провозгласил [свою] веру, то для ее распространения, чтобы сам Виштаспа и его потомки придерживались веры богов, огонь (Атур Борзин-Михр) показал многие знамения. Виштаспа основал его храм на горе Реванд, которую называют "хребет Виштаспы".

 

Усманова Минхылыу Губайтовна. Имя отчей земли. Уфа, Китап, 1994. По историческим и этнографическим данным среди башкирских племен одним из древних и многочисленных было племя Borjan 'Бурзян'. В литературе и в переводах с арабо-персидских текстов встречаются следующие формы написания данного этнонима: Бурзян, Бурджан, Бурджана, Борджан, Бурьян, аль-Буржан.

В трудах восточных средневековых авторов, а также башкирских и татарских дореволюционных ученых содержится немало сведений об этом племени. В частности, по исследованиям В. Г. Крюкова, и сочинениях арабских географов и историков IX—X вв. (ал-Хваризми, ал-Фаргани, Ибн-Русте, Ибн ал-Факих, ал-Йа'куби, ал-Масуди и др.) в перечислении народов, населивших Европу, встречается этноним Бурджан.

У ал-Хваризми названием Бурджан обозначается страна, которая соответствует Сарматии у Птолемея (8). Исходя из этого можно утверждать, что территория Бурьян связана с Восточной Европой. М. Уметбаев приводит легенду об Акташе — царе башкир, согласно которой бурзяне существовали как самостоятельная этническая группа еще во времена Александра Македонского (IV в. до н. э. — М. У.). Об этом он пишет так: “Искандер шел от Хатая (Китая) к уйгурам, которые были сородичами башкир. От них (от уйгур) он направился в Туркестан, оттуда — в Хаверстан, оттуда — к Алан Бурджанам” (9).

Ибн Кутайба причисляет бурджан к числу потомков Иафета — родоначальника северных народов (10). Историк Хишам Ибн ал-Калби (VIII — начало IX в.) перечисляет следующие пароды “из числа сыновей Яфета”: Юнан (Ант - прим. Урал. Б.), Саклаб, Абдар (т. е. болгары), Бурджан, Бурджас (Осетины- прим. Урал Б.) и Фарс” ().

В сочинениях Ахбар аз-Заман замечено, что бурджане совершали набеги па славян, хазар, тюрков, но главный объект их нападений — земля ар-Рум (Византия). Автор данного сообщения о бурджанах указывает размеры их страны: 20 дней пути к глубину и 30 дней пути в ширину. Это описание по исследованиям В. Г. Крюкова соответствует Дунайской Болгари (11). По Ибн Хордадбеху, страна бурджанов расположена на север от Македонии, провинции ар-Рум (Византии), а в другом месте он же пишет, что бурджане, также, как славяне и авары, находятся па севере от ал-Андалуса (12).

В некоторых источниках термин бурджан применяется для обозначения народа, обитающего в Западной Европе. Так, Харун ибн Иахйа (начало X в.) в своей записке, приведенной у Ибн Русте, говорит об ал-Ифрапджа (страна франков), граничащей с ал-Бурджан до Бартанийи (Британии).

В начале XIII в. Якут на основе данных, почерпнутых из какого-то более раннего, не дошедшего до пас источника, писал, что среди стран Хазарии находилась “область Бурджан”. В данном случае по предположению Т. Левицкого речь может идти о Великой (Кубанской) Болгарии ().

М. Мекки приводит из записей аль Омари выдержку о “Борджанах”: “...жители ее (этой страны) — множество борджан, живущих па севере. Об их жизни не имеется сведений из-за отдаленности их страны” (13).

По мнению В. Г. Крюкова, название Бурджан в сочинениях арабских авторов IX—X вв. должно быть признано прежде всего обозначением праболгарского племенного объединения раннего времени не позднее середины IX века. Впоследствии термин Булгар (Бургар) как обозначение дунайских болгар вытеснил этноним Бурджан (14). С данным выводом перекликаются мнения М. И. Артамонова, А. Б. Булатова.

Как известно, египетский султан Бейбарс (бывший мамлюк-раб) происходил из рода “Бордж углы”, что легко ассоциируется с “Борджаном”. М. И. Артамонов, говоря о народе “баслы”, который в армянских источниках неоднократно фигурирует вместе с хазарами, отождествляет их с “барсилами” и полагает, что они (барсилы) совпадают с подразделениями болгар (15). А по мнению А. Б. Булатова, “барсилы” или “барсула” — это те же “Борджане” (Бордж углы) (16).

У ал-Масуди в Китаб ат-танбих встречаем сообщение, что ал-Булгар — “один из видов ассакалиба (славян)” — вместе с русами, армянами и печенегами используются Византией для борьбы против ее врагов, в том числе Бурджан. По всей вероятности, сообщает В. Г. Крюков, здесь термином Бурджан ал-Масуди обозначает венгров середины X в., с которыми в это время воевали византийцы (17).

Немало интересного можно почерпнуть и из высказываний Х.Г. Габяши. В частности, он говорит о разделении племени угро-булгаро-башкирдо-мишаро-мажар на две группы: южную и восточную. Одна группа угыр-баш или угыр-башкорт расселилась по южным отрогам Уральских гор и по р. Яик. А другая большая группа башкир под названием Буржан передвинулась дальше на юг и дошла до Хорезма. Оставшаяся часть бурзянцев живет па своих старых местах, в современной Оренбургской губернии (18).

Особое внимание заслуживают высказывания Л. П. Толстова и Дж. Г. Киекбаева. Как пишет Л. П. Толстов, в начале I тысячелетия Хорезмийское государство, утратив свои позиции па юге, развивает активную деятельность на северо-западе, в частности, подчинил себе прежде независимые племена, распространяя свое влияние вплоть до Приуралья и обложил данью все это население, откуда от племен Ян (ян) в Кангюй поступала пушнина (19).

Все это дало возможность Дж. Г. Киекбаеву связывать племена Ян с племенами Бурзян (Буръян, Борзен) и Тамьян (20).

По сообщениям древних арабских авторов Бурзянское племя башкир еще в V в. обитало в районе современного Мангышлака (21). На существование города Бурджан в низовьях Волги указывает Якут аль Хамави (XIII в.) (22).

Таким образом, по историческим и этнографическим данным восточных средневековых авторов можно проследить местопребывание бурзян.

Вопросы этнической истории и расселения башкирских племен и родов подробно рассмотрены профессором Р. Г. Кузеевым. В частности, он отмечает, что бурджанские группы, смешавшиеся с огузамн и кыпчаками, в эпоху позднего средневековья приняли участие в формировании тюркских народов Причерноморья и Крыма. Им же определены места их обитания. По его мнению, расселение бурзян в XVII—XIX вв. отличается от сложившихся в историко-этнографической литературе представлений.

Каждое башкирское племя имело свои, принадлежащие только им различительные условные знаки: у Бурзян — дерево (агас) Имэн 'Дуб', птица (кош) — Козгон ‘Ворон’ (по другим источникам — Боркот 'Орёл'), клич (оран) — Актуган, знак (тамга) — Ягалбай 'Дербник'.

Библиография

8. Гаркави А.Я. Сказания восточных писателей о русах (прим.:викингах) и славянах (с пол 8в. до 10 в.) - Л., 1870, С. 15.

9. Крюков В.Г. Этноним "бурджан" у арабских авторов 9-10 вв.//Тезисы конференции аспирантов и молодых научных сотрудников. Т.1, М., 1981, С. 7.

10. Крюков В.Г. Этноним "бурджан" у арабских авторов 9-10 вв.//Тезисы конференции аспирантов и молодых научных сотрудников. Т.1, М., 1981, С. 6.

11. Крюков В.Г. Этноним "бурджан" у арабских авторов 9-10 вв.//Тезисы конференции аспирантов и молодых научных сотрудников. Т.1, М., 1981, С. 5.

12. Мекки М. (ар-Рамзи) Тальфик аль ахбар. Оренбург, 1908, С. 231.

13. Крюков В.Г. Этноним "бурджан" у арабских авторов 9-10 вв.//Тезисы конференции аспирантов и молодых научных сотрудников. Т.1, М., 1981, С. 8.

14. Артамонов М.И. История хазар. М., 1962, С. 234-235.

15. Булатов А.Б. Восточные средневековые авторы о башкирах//Археология и этнография Башкирии. Т. IV, Уфа, 1971, С. 323.

16. Крюков В.Г. Этноним "бурджан" у арабских авторов 9-10 вв.//Тезисы конференции аспирантов и молодых научных сотрудников. Т.1, М., 1981, С. 8.

17. Габяши Х.Г. Мофассал тарих кауме торки (История тюркских племён). Уфа, 1909, С. 109-110.

18. Толстов Л.П. Древний Хорезм. М., 1948. С. 25-26.

19. Киекбаев Дж. Г. Вопросы башкирской топонимики, С. 232-233.

20. Кудашев А.Г. Башкирские и татарские дореволюционные деятели культуры о древних башкирах//Археология и этнография Башкирии. Т. IV, Уфа, 1971, С. 321.

21. Булатов А.Б. Восточные средневековые авторы о башкирах//Археология и этнография Башкирии. Т. IV, Уфа, 1971, С. 324.

22. Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. М. Наука, 1974, С. 512, 514.

Раиль Гумерович Кузеев. Происхождение башкирского народа. Москва, Наука, 1974. В составе тюрко-монгольских народов Алтая и Южной Сибири родо-племенных названий, которые можно было бы сопоставить с этнонимом бурзян, обнаружить не удалось. Судя по имеющимся источникам, формирование этнокультурного облика древних бурзян, а также их этнонима шло после ухода их предков из алтайско-минусинского региона на запад.

В литературе становится традицией идентификации бурзян с бурджан'ами арабо-персидских источников (Рамзи, 1907, стр. 242). Эти сопоставления представляются обоснованными, хотя в истории бурджан много неясного. Большинство востоковедов под бурджанами имеет в виду дунайских болгар. К этому также есть основания: Ал-Бакри, Абу-л-Фида, Якут сообщают о бурджанах как о “соседях румийцев” (Куник и Розен, 1878, стр. 64; Гаркави, 1870, стр. 15). Но соседство бурджан с Византией и этническое отождествление бурджан с дунайскими болгарами является, как прослеживается по источникам, результатом исторического развития. Бурджаны были тюрками, и их происхождение связано со Средней Азией и более восточными областями.

Предположение о тюркском происхождении бурзян впервые было высказано Н. А. Аристовым (1896, стр. 132), который опирался при этом на анализ этнонима и исторические предания. В настоящее время появилась возможность привлечь к доказательству нарративные источники. В VI и. н. э. бурджаны, согласно Ибн-ал-Асиру (XII в.), участвовали в районе современной Хивы в борьбе против Ануширвана (Рамзи, 1907, стр. 241). Имеются в виду, очевидно, события 60-х годов VI в., когда государство эфталитов было разгромлено алтайскими тюрками, включившими в созданный ими Тюркский каганат земли Приаралья до Амударьи (см. Гафуров, 1972, стр. 216). Тюркские кочевники, скатала пользовавшиеся поддержкой Сасанидского Ирана в борьбе против эфталитов, вскоре убедились во враждебности к ним Хосрова I Ануширвана и его преемников, которые к тому же не разрешили транзитный провоз шелка из Средней Азии на Ближний Восток. Тогда тюрки заключили союз с извечным врагом Ирана Византией.

В конце VI в. (588 г.) бурджаны участвовали в крупном нашествии тюрков на иранские владения, о чем упоминает Ибн-ал-Асир. Бурджаны могли участвовать в борьбе каганата против Сасанидского Ирана только в том случае, если они (или племена, составившие основу этих образований) издавна обитали на Сырдарье или продвинулись сюда в середине VI в. в составе тюркской кочевой экспансии. Последнее утверждение является весьма вероятным, так как бурджаны активно участвовали в политической жизни каганата; в последующие столетия они довольно тесно были связаны с Византией, с которой тюркские каганы, как отмечено, впервые вступили в договорные, отношения в конце VI в.

Бурджаны оставались в Средней Азии ещё и в VII в. Известно, что после распада Тюркского каганата на бывших его территориях оседают значительные группы тюркского населения, и “тюркский элемент прочно входит в состав среднеазиатского общества VII—VIII вв.” (Гафуров, 1972, стр. 223). В числе других племен воинственные бурджаны и баджгарды в конце VI и в VII в. уходили далеко на юг, достигая долины Мургаба и подножий Хорасанского хребта. В “Китаб-ал-ансаб” Ас-'Сам'ани пишет, что одно из селений Мерва в 3 фарсахах от него называлось Бурсанджирд (МИТТ, 1939, стр. 327). Имеются основания полагать, что в этом походе участвовали и которые на Сырдарьо были известны под общим названием “баджгард”. В долине Атрека за Хорасанскими горами есть городок Баджжурд (Бажжорт), напоминающий интересующий нас этноним

Проникновение тюрков на юг было связано не только с военными походами. В значительной степени этому способствовали кризис и распри в Тюркском каганате. Особенно массовым был приток с конца VI в. тюрков-переселенцев в плодородный Бухарский оазис (Толстов, 1948, стр. 248—249). В составе тюркского населения Бухарского оазиса в течение какого-то времени пребывали, очевидно, предки бурзян и башкирских племен. Именно в этом мы видим объяснение частым упоминаниям в исторических преданиях и шежере “Бухары”, “окрестностей Бухары” или “Башкуртских гор близ Бухары”, откуда предки юго-восточных башкир “под водительством волка” переселились на новую родину. Однако эти сведения не только предание: “Башкуртские горы” расположены к юго-востоку от Бухарского оазиса на западных отрогах Памира, а местность Вашгирд — несколько северо-восточнее от них, в Вахшской долине (Гафуров, 1972, стр. 216, 328).

В 40-х годах IX в. главный поток бурджан устремляется в Прикаспий и далее на запад, где начинается новый, европей-ский этап их истории. В Средней Азии с этого момента этноним бурджан ни в одном источнике не упоминается. Означает ли исчезновение родо-племенного этнонима бурджан к востоку от р. Урал, что бурджанские племена целиком и бесследно покинули свою азиатскую родину? Ответ на этот вопрос затрагивает этническую историю не только башкир: бурджаны в Средней Азии и Приаралье были не одним из многих племен, а крупным племенным объединением, сыгравшим определенную роль в этническом становлении целого ряда народов Азии и Европы. Абу-л-Фида сообщает об “ал-бурджанах”: “это большой народ, более того, несколько народов, непокорных [воинственных]” (Рамзи, 1907, стр. 241). Известно, что приаральские печенеги и союзные им племена вели комплексное скотоводческо-земледельческо-рыболовческое хозяйство (Толстов, 1947). Часть печенегов и соответственно бурджан, успевших стать полуоседлыми жителями Приаралья, осталась на прежних местах жительства, ассимилировавшись позднее в среде огузо-кыпчакских племен. Историко-этнографические материалы по башкирским бурзянам позволяют обнаружить далеких предков бурджан к востоку от Урала.

Древними родами в составе племени бурзян были мунаш и ягалбай (ягылбай — дербник). Последний этноним отложился у башкир в названии основной бурзянской тамги, форма которой, как рассказывают старики, напоминает стремительный полет дербника. Киргизская родо-племенная этнонимия сохранила оба названия, причем в близком к башкирским бурзянам сочетании: род жагалмай входит в подразделение мунгуш (Абрамзон, 1971, стр. 284). Этноним монгуш зафиксирован в составе тувинцев (Вайнштейн, 1969, стр. 12—13), жагалтай — каракалпаков (Жданко, 1950, стр. 36), жагалбайлы — казахов (Востров, 1962, стр. 80). Добавим к этому точное совпадение тамг, и сходное их развитие у башкирских бурзян (рода мунаш), казахского рода жагалбай и киргизского жагалмай:

С. М. Абрамзон со слов информаторов передает, что эта тамга является у киргизов “древней” и “во многих вариантах представляет собой изо-бражение летящей птицы” (Абрамзон, 1971, стр. 285). Указанным тамгам нетрудно найти аналогии среди тамговых знаков, извлеченных из китайского сочинения VIII— X вв. “Танхуняо”: они принадлежали древнетюркским племенам чиг, упомянутым в орхонских памятниках, и енисейским кыргызам (Зуев, 1960, стр. 103, ИЗ, 132). Широкая распространенность тамги типа ягалбай среди тюркских народов, а также другие приведенные выше факты являются дополнительной аргументацией древнетюркского и центральноазиатского происхождения основных ее носителей, в частности башкирских бурзян.

Центром, откуда этноним ягалбай (жагалбай, жагалмай, жагалтай) распространился и попал в среду башкир, казахов, кир-гизов, каракалпаков, были, очевидно, приаральскпе степи. Об этом свидетельствуют не только события из истории бурджанов, но и предания казахских жагалбайлинцев о том, что их род “некогда жил где-то на юге Аральского моря”. Сообщивший это предание исследователь этнографии казахов В. В. Востров находится, на наш взгляд, на пути правильной и крупной догадки, когда пишет, что некогда могущественные “жагалбайлы” “подверглись когда-то разгрому и были рассеяны на огромной площади” (Востров, 1962, стр. 76). Дело лишь в том, что предки “жагалбайлинцев” назывались бурджанами.

Этимология этнонима бурджан неясна. Само написание слова бурджан арабскими источниками заимствовано из иранской литературной традиции (Заходер, 1962, стр. 37 — 39), следовательно, этноним в живой речи мог звучать несколько иначе. Немногие языковеды, пытающиеся этимологизировать этноним (Гордеев, 1969а), считают возможным сделать это с позиций тюркского и иранского языков. Например: тюрк, джан, йан; чув. сьын; монг. джан — 'человек', 'народ', 'племя'; семантика основного корня (бур) остается неясной, но предполагается его иранское или сармато-аланское происхождение. Однако весьма вероятным является иранское происхождение как раз окончания: ан — суффикс имени прилагательного в иранском языке нередко выступает в этнонимах (ср.: алан и башк. тамйан, дуван, уран, усерган, бурджан).

Высказывая такое предположение, надо учитывать исторические обстоятельства пребывания тюрков в VI — VIII вв. в Средней Азии. Разгром и покорение эфталитов, язык которых “несомненно был восточно-иранским” (Гафуров. 1972, стр. 208), проникновение во внутренние области Средней Азии с ее ираноязычным населением не прошли бесследно и для завоевателей. Не исключена также возможность взаимодействия и смешения с сармато-аланскими племенами, границы расселения которых археологическими исследованиями последних лет отодвигаются все дальше на юго-восток в приаральскис степи. Некоторые косвенные следы этих контактов обнаруживаются в материалах о башкирах. Известно, что тюрки называли эфталитов абдел'ами (Артамонов, 1962, стр 105).

Названия башкирских родовых подразделений абдел, аптал, возможно, не являются простыми созвучиями с древним этнонимом. Некоторый интерес представляет также старое башкирское предание в передаче М. Уметбаева, в котором нашли, видимо, отражение события эпохи арабских завоеваний в Средней Азии (вторая половина VII—VIII в.). Завоеватели “от Хатая (?) шли к уйгурам, которые были сородичами башкир; от них направились в Туркестан, оттуда в Хавер-стан (?). оттуда к алан-бурджанам” (Уметбаев, 1897, стр. 40; курсив наш. — Р. К.).

Итак, вся совокупность приведенных материалов позволяет утверждать, что бурджаны были тюркскими по происхождению племенами, родственными печенегам, испытавшими определенную инкорпорацию в свой состав, а также этнокультурное влияние ираноязычного компонента в одной из основных зон формирования южносибирского антропологического типа.

 

ПЛЕМЯ ЮРМАТЫ - ШУРМАТЫ

Галлямов Салават Абдрахманович. Башкорды от Гильгамеша до Заратуштры. Уфа, РИО РУНМЦ Госкомнауки РБ, 1999. Сарматы - Царские Скифы Геродота. Предшественниками сарматов являются савроматы. Поскольку лошадь, судя по находкам археологов была впервые в истории приручена в III тыс. на Южном Урале, то и имя савромат, от кордского "савар" — всадник, только подтверждает это научное положение. Неудивительно, что всадник с оружием сильнее в бою с пешим воином, поэтому естественно, что савроматы стали Сарматами или Царскими скифами, от кордско-английского "сар-sir" — сэр, господин. Геродот допустил ошибку, назвав сарматов царскими скифами, т.к. сарматы, савроматы и скифы составляли один единый по этносу народ, который постепенно то кочуя, то расширяя посевные площади расселился на огромной территории от Урала до Дуная.

Но с другой стороны, возможно, Геродот прав, называя всадника царем, и тогда становится понятными те военные столкновения между "мирными" земледельцами скифами и нуждающимися в выпасе на лугах богатыми травой конников, савроматов.

Нечто подобное, а именно столкновения между курдами кочевниками и курдами земледельцами отмечал еще в XVII в. кордский историк Мэлла Махмут Баязиди. Массовое переселение Савроматов с Южного Урала (андроновско-срубные племена) началось в VII в до н.э., пик которого падает на IV в до н.э., когда они начинают переходить р. Дон к западу и напрямую грабить мирных скифов-пахарей.

О том, что савроматы-сарматы являются прямыми потомками андроновских и срубных племен Южного Урала, обитавших во II тыс. до н.э. говорят погребальные обряды. Такие элементы погребального ритуала, свойственные срубно-андроновским погребениям II тыс. лет до н.э. получили дальнейшее развитие и в савромато-сарматское время, например, применение краски, охры, извести, мела, угля при покрытии дна могилы; глиняные горшки со свастикой по бокам.

По всей видимости, до V в. до н.э. савроматы-сарматы-сирматы сохраняли достаточно мирные взаимоотношения со скифами, но уже к IV в. до н.э. это равновесие было нарушено и савроматы стали активно переселяться за Танаис(?) — (Дон) в теплые причерноморские степи. Археология это подтверждает, поскольку в низовьях Дона появляются именно савроматские памятники, датируемые концом IV в. до н.э. Перемещения савроматов Южного Приуралья, Заволжья и Северо-Восточного Прикаспия на Запад являются, по всей видимости, отзвуком или реакцией так называемой 15 Сатрапии Ахаменидов на поход Александра Македонского на восток, который всколыхнул всю Среднюю Азию, нарушив традиционные связи между кочевниками-арийцами-саками с соседними с ними оседлыми иранцами.

У Диодора Сицилийского (80-29 гг. до н.э.), который опираясь на труды историков II в. до н.э. (Полибия и Посидония) создал свою "Историческую библиотеку" читаем, что сарматы: "... много лет спустя, сделавшись сильнее, опустошили значительную часть Скифии и, поголовно истребляя побежденных, превратили большую часть страны в пустыню" (Диодор, II.43.). Интересно отметить, что в таком исторически достоверном источнике, каким является "декрет в честь Протогена" (конец III в. до н.э.) говорится, что среди тех, кто осаждал Ольвию, кроме скифов и галатов упоминаются и такие племена иранского происхождения, как фиссаматы, савдары и Саи с их царем Сайтафарном (Саита-гафар), от которого Ольвия откупалась подарками.

По Геродоту, Сарматы жили по ту сторону Танаиса (Дона?) и Азовского озера (Меотиды) в пятнадцати днях пути. Интересно в связи с постановкой вопроса о родстве кордов и башкордов указать на легенду, которую привел Геродот, по которой, дескать, Савроматы произошли от браков скифских юношей с амазонками, которые при Фермодонте, (совр. река Терма в Капподокии) в Малой Азии, впадающая в Черное море, были пленены эллинами и на трех кораблях были переправлены через Черное море. Но во время морского пути амазонки перебили всех мужчин и, не умея управлять
кораблем, носились по волнам, пока их корабли не выбросило на берег в земли свободных скифов возле озера Меотида (Геродот. IV . 110.). После войны скифов с амазонками юноши скифов вступили с ними в брак. Необходимо указать на то, что историко-мифологический этноним - амазонки, передает некие иранские черты, поскольку — "oмe" - мы (местоим. мн. числа) и "жина"-"зана" — женщина в кордском языке.

Геродот также писал (V.9), что к северу от Истра живут Сигинны — народ, который производит себя от мидийцев и носит мидийскую одежду. По словам Диодора, Сарматы, поселившиеся при р. Дон, вывезены туда из Мидии (II. 43). Плиний также сообщал, что Сарматы родственны мидийцам.

Как уже бесспорно доказано, мидийцы 7 в. до н.э. являются предками современных кордов, а слово Сыгын — Сыгыш на языке башкордов означает "выходец из Среды".

Географ Помпоний Мела (I в. н.э.) говорит, что "сарматы ближе всего к парфянам", что так же верно, поскольку и те и другие были иранцами. О родстве сарматов со скифами несколько веков спустя после Геродота и Гипокрита писал Cтрабон, живший в 1 в. н.э., который, описывая земли сарматов, говорил, что их земли — над Черным морем и Дунаем между Фракией и Азовским морем. Причем Страбон отличал азиатских сарматов, которые жили по ту сторону Дона до Каспийского моря, доходя на юге до Кавказских гор (из которых через 300 лет к 4 в. н.э. сложится население Хазарского каганата). На карте Птолемея Сарматия занимала пространство, где восточные границы этой страны проходили от Уральских гор на севере до Каспийского моря, Кавказских гор, Азовского моря, Черного моря на юге и на западе до Карпат и реки Вислы.

Сарматы растили и обрабатывали ячмень и пшеницу, которую греческие торговцы экспортировали на кораблях из Крыма в материковую Грецию. Кроме хлебных злаков и культур сарматы производили лен, пеньку, смолу, выращивали чечевицу, лук, чеснок, морковь, капусту.

Птолемей перечисляет следующие города Сарматии на греческом языке, — Метрополь, Карродун, Ерек, Метоний, Клепидаву, Ниосс, Сабрах, Леин. В 69-70 гг. на Западную Сарматию напал со своими войсками римский император Веспасиан. В 117-118 гг. на сармат Дакии напал римский император Адриан. Сарматы вместе с германцами (саксы) атаковали римские владения при императорах Домициане и Марке Аврелии, поэтому эти войны были названы германские и сарматские. В 274 г. император Аврелиан уступил сарматам Дакию. Из-за этих войн его и прозвали Аврелианом Сарматским.

В IV в. Западная Сарматия вошла в состав Германского государства готов. А позднее сарматы, смешавшись с гуннами, исчезли. Константин VII Багрянородный (905-959), перечисляя венгров, живших в его время, упоминает и этноним Геарматоу, как название одного из 7 венгерских племен. "Этноним юрми (в форме ерми) перечисляется среди названий "древних родов" дунайских болгар: согласно славянско-болгарскому именнику, некий Гастун "...из рода Ерми ...был наместником 2 года" (Куник 1878, стр. 128). Есть и другой важный источник. Это надпись на колонне IX в., найденной во время раскопок близ древней столицы дунайских болгар города Плиски (Успенский, 1905 г., стр. 192). Надпись сделана греческими буквами и четвертое слово текста, указывающую на родовую принадлежность лица, в честь которого воздвигнута колонна, читается "ермиарис" (ermiaris)". (см. Р.Г. Кузеев, М. 1974 г. стр. 124). Следы этнонима Юрматы в его венгерской форме языка Gyarmot, сохранились до настоящего времени во многих местах Венгрии, даже не смотря на довольно сильные территориальные сокращения древнего, средневекового Венгерского королевства.

Галлямов Салават Абдрахманович. Башкорды от Гильгамеша до Заратуштры. Уфа, РИО РУНМЦ Госкомнауки РБ, 1999. Савроматы - Сарматы на Южном Урале. На Южном Урале савроматскую культуру к IV в. до н.э. сменяет так называемая Прохоровская или ранне-сарматская культура, в создании которой приняли участие пришлые племена Приаралья. Уже в савроматское время на Южном Урале сформировались основные характерные черты последующей ей прохоровской культуры, названные так от названия курганов у села Прохоровка Шарлыкского района Оренбургской губернии. Особенно наглядно генетическая преемственность между савроматской и ранне-сарматской прохоровской культурами Южного Урала представлена на материале юго-восточного Башкордистана на могильниках VI-V вв. до н.э., в которых погребенные сохраняют все черты савроматского обряда при наличии уже ранне-сарматского, прохоровского инвентаря. Такое же положение вещей наблюдается и с погребениями савроматов южного Приуралья из Ново-Кумакского могильника под Орском.

Особенностью культуры и Савроматов и их предшественников андроново-срубных племен II тыс. лет до н.э. на Южном Урале является разработка и выплавка ими медных рудных запасов, выплавка из руды металла и изготовление оружия и предметов быта.

Сарматы были прекрасными воинами и повсюду в их могилах, как мужских, так и женских при скелетах находят много оружия. В погребениях V-III вв. в колчанах находят до 300 стрел. Южное Зауралье и Приуралье при сарматах входило в сферу экономических связей и политических интересов ближневосточных и среднеазиатских государств (см. Степи европейской части СССР в скифо-сарматское время. М., 1989, стр. 207).

На это указывает тот факт, что в могильниках сарматов на Южном Урале и в Приуралье находят предметы импортного производства, например: ахеменидские ритоны, гривны, печати. Так как ритоны употреблялись как парадные сосуды на пиршествах, на культовых обрядах, а гривны являлись символами-знаками высокого социального статуса, то ученые приходят к выводу, что эти вещи не могли быть предметами торговых операций. Скорее всего эти предметы были захвачены сарматами в период их военной экспансии на Ближний Восток, а может, были получены военачальниками южноуральских сарматов в качестве подарков за службу их военных отрядов в армии Ахаменидов. Достаточно вспомнить о том, что Сарматы, как и Сако-массагеты носили остроконечные шапки. Конные отряды саков считались лучшими в персидской армии. При Марафонской битве сакские конники, только малая часть из которых успела прибыть к месту сражения запоздав, спасли тем самым персидское войско под предводительством Датиса и племянника Дария — Артафарка от полного разгрома. Сарматы под своим собственным именем известны на Южном Урале с 4 в. до н.э. по 4 век н. э., иными словами более 800 лет. Два народа, как бы сменившие сарматов это савиры и хазары. Савар, или более точное фонетическое звучание Сауар и означает "всадник" в современном кордском (древнеиранском) языке. И в средние века существовал башкордский город Савар.

Хазары, частью которых, безусловно, являлись древне-башкордские племена в 562 году проиграли войну с Сасанидским шахом Хосровом Ануширваном. Впоследствии создали крупное государство в Поволжье со столицей Саркел и городами Семендер и Итиль. В XII в. г. Итиль упоминается в средневековых летописях под именем Саксин. С хазарами связано и упоминания о хане Башкорде в сочинении Гардизи (XI в.) о том, что: "Башгирд был из высших чинов хазар. Он расположился между хазарами и кимаками (кумыки, прим. авт.) с 2000 всадниками. Хазарский хакан послал к Башгирду человека с предложением вытеснить саклаба".

В.М. Филоненко со ссылкой на Воскресенскую летопись 11, писал: "Действительно Башкурт, Башкорд или Башкард был половецкий князь XII века. В 1151 году в сражении князя Юрия Долгорукого с князем Изяславом Мстиславовичем при реке Руть был убит князь Владимир Завадович Черниговский, жена его бежала к половцам и вышла замуж за хана Башкорда". Сам Филоненко В.М. считал маловероятной связь этнонимов "половцы" и "башкорд". На самом деле связь прямая, поскольку слово "половцы" происходит из иранского, кордского "пeлewан", производного из более древнего "пeхлeweн" — богатырь, герой, силач, канатоходец.

Имя Сарматы исконно башкордское, которое полностью отсутствует у других народов. Как пишет профессор, доктор филологических наук Н.Х. Максютова: "...автором раскрыты этимоны... йурматы — сарматы, что подтверждается фонетической закономерностью в башкордских диалектах соответствием “й” “с” в начале слова, сравните: йел — "ветер"; сел — "сухой ветер"; йур-сур — "большой, огромный"; йомарт-сумарт — "щедрый"; йор-сор — "ненастье" и т.д.


Дискуссия, продолжавшаяся многие годы вокруг этих этнонимов (юрматы — сарматы - разрядка авт.), наконец получила достойное решение" (см. Великий Хаубен. Предисловие, Уфа, 1997, стр. 9). К этой фонетической закономерности восходит название — года в кордском языке — "сал", тогда как по-башкирски год будет — йыл.

Раиль Гумерович Кузеев. Происхождение башкирского народа. Москва, Наука, 1974. Инкорпорации в состав юрматынцев установить трудно, но, судя но историческим преданиям и другим косвенным данным, это произошло сравнительно поздно, во веяном случае незадолго до миграции племени юрматы с западных земель на Урал. Однако исторически это вполне объяснимо. Не будем забывать, что Юлиан застал венгров на Волге еще в XIII в. и, следовательно, завершение ассимиляции венгерских групп в тюркской среде могло относиться лишь к XIV—XV вв.

Итак, основные моменты из этнической истории племени юрматы — расселение в XIII—XIV вв. в восточном Закамье в ближайшем соседстве от волжских булгар, этническое родство с великоболгарским родом юрми, пребывание рода юрми в составе приазовских и дунайских болгар, булгарская оронимия и гидронимия на новой южноуральской территории юрматынцев. параллели в материальной и духовной культуре и, наконец, происхождение этнонима “юрматы” на базе булгарско-чувашского языка — дают основание выдвинуть идею о древнетюркском происхождении этнической основы юрматынцев. Второй вывод, вытекающий из тождественности башкирского и древнемадьярского этнонимов, присутствия в составе племени рода мишар-юрматы заключается в том, что юрматынцы пережили этап этнического общения и смешения с уграми — предками венгров. Вопрос о принадлежности древних юрматыпцев к собственно булгарам мы оставляем открытым. Имея в виду расселение юрматынцсв в XIII в. на периферии основной территории Волжской Булгарии, сформулируем наше заключение более осторожно: средневековые юрматынцы — угрозированные тюрки, вместе с булгарами переселившиеся в свое время из Приазовья на Волгу. О последнем свидетельствует история племени юрми (ерми), которое, очевидно, разделилось в период пребывания болгар на юге: часть юрмийцев ушла на запад, на Дунай, остальные вместе с родственным племенем юрматы (если под этими этнонимами не подразумевается единое образование) последовали на Волгу.

 

ПЛЕМЯ УСЕРГАН (МУЙТЕН)

Галлямов Салават Абдрахманович. Башкорды от Гильгамеша до Заратуштры. Уфа, РИО РУНМЦ Госкомнауки РБ, 1999. Митаны Хорезма и Зеравшана. Государство Митании-Матиена XVI-XIII вв. до н.э. в Месопотамии. Курманджи - Корды Междуречья. Имя башкордского рода Усерган восходит к этнониму народа и государства Мюйтен - Матиена - Митанни, известного с 16 - 13 вв до н.э. в Северной Месопотамии, распологавшегося на территории современного западного Кордистана в Северной Месопотамии. Создатели княжества Митанни - митаннийцы были первой волной
индоиранцев, пришедших в Переднюю Азию с Иранского нагорья и с территории современного Хорезма - Хваразма - Хванираса и Южного Урала - Аръянам Вэджа. С конца ХХ века в результате расшифровки клинописных архивов из Эль - Амарны, Богазкея и документов из самого государства Митанни, Нузи и Алалаха стали
известны некоторые слова индоарийского происхождения, сохранившиеся в текстах на других языках, в первую очередь в хурритском, как "окаменевшие глоссы".

В брачном договоре, заключенном в XIV в.до н.э. между митаннийским царем Маттивазой (Шаттиваса?) и хеттским царем Шуппилулимой (Суппилулиумас?), отдавший замуж свою дочь, при клятвах упоминаются имена арийских богов: Митра (Митрасил), Варуна (Уруванасил), Индра (Индара), Насатья (Нашатиана). О том, что индоарии были господствующим, правящим классом в государстве Митанни нет никаких сомнений, поскольку до нас дошли по большей части именно имена царей и военной знати.

Причину исчезновения, а точнее растворения индоарийского языка, как и самого их государства Митанни ряд ученых (Т.Я. Елизаренкова) видят в смешанных браках правящей арийской знати с женщинами местных царских родов и семей, в результате чего уже к XIII в. до н.э. перестают упоминаться имена индоариев. Другие ученые считают причиной падения царства Митанни успешный военный поход ассирийского царя Салманасара I, разбившего войска митаннийского царя Шаттуару и его союзников хеттов, амореев и подчинил тем самым всю область до Кархемыша.


Считается, что именно митаннийские арии принесли с собой глубокие знания по уходу за лошадьми и терминологию, связанную с коневодством, позднее встречаемую в хеттском трактате Киккули о конном тренинге. В своем трактате митанниец Киккули называет себя - ашвашанни (aswasanni), что соответствует ведийскому - тренер; далее упоминаются названия мастей лошади, которые также идентичны названиям конских мастей в языке ведических ариев. Например: "pin karannu" - желтый, рыжий, "кёрeн" - рыжий, коричневый (башк.); "wartanna" - круп, vartanna (вед.) - путь, дорога, и башкордское - "йороу" - идти, "ара" - пространство. Как пишет Т.Я. Елизаренкова: "Таким образом, три разных круга лексики соответствуют о пребывании ариев в этом регионе в середине II тыс. до н.э. Видимо, их было мало и они быстро растворились среди местного населения. В социальном плане они принадлежали к верхушке общества. В том, что их язык относился к арийской ветви индоевропейской семьи языков нет никаких сомнений. Возникали разногласия по поводу того, как их отождествить в пределах этой ветви, т.е. являются ли они индийскими, иранскими или представляют какую-то третью группу этих языков. В настоящее время большинство ученых считает, что "митаннийский арийский" на основании его лингвистических особенностей следует считать индо-арийским языком (см. "Риг-Веда" М. Наука, 1989, стр. 430-431).

Проблема общего круга, однако, связана и с тем, что митаннийские арии Передней Азии 16-13 в.в. до н.э. более связаны с ведийскими ариями, а не иранцами, на что, как установили ученые, указывают и лингвистические данные двух языков (митаннийского-ведийского). Например, в отличие от иранского, протоиндоарийский сохранил S, в иранском, как и в башкордском наблюдается переход S в h (на это указывали и Н.К. Дмитриев и Н.Х. Максютова). Например: митаннийское Sutarna (ср. ведийское suta - "выжатый сок", а в башкордском уже hut - "сок"; Сома (вед.), а в башк. Хомай; в ведийском, как и в митаннийском бог Солнца - Сурья - Суриаш, а в башкордском Хары - желтый цвет; древнеинд. Сура - "хмельной напиток", а в башкордском "hыра" - пиво.

С другой стороны и мифология митаннийских ариев объединяет их с ариями Сев. Индии, резко отделяя их в этом вопросе от иранцев, поскольку у последних в поздней "Авесте" отсутствует древне-ведийский бог Варуна, а бог Индра был объявлен Заратустрой - демоном. Эти факты привели ученых к выводу, что было две, по хронологии разные волны миграции древних арийцев с их прежних мест обитания. Как пишет Т.Я. Елизаренкова: "Раннюю представляют те арии, которые стали правителями государств на территории современных Сирии и Палестины. Они появились здесь, судя по всему, ещё до 1500 г. до н.э. и исчезли через несколько веков. Ригведийские арии должны были появиться на исторической арене позже. Они тоже явились как завоеватели на легких быстроходных колесницах, тоже одерживали победы над местным населением но им, в отличии от митаннийских собратьев, предстояла долгая и славная история развития в Индии" (см. Т.Я. Елизаренкова, указ. соч. стр. 431).

Как мы выяснили, по этническому признаку в своем раннем пребывании в Северной Месопотамии арийцы представляли из себя не ираноязычный, а индоязычный народ. По этому поводу необходимо указать на одно весьма важное обстоятельство. Среди кордов Месопотамии существует группа племен Зенгене или Чагана, говорящих в настоящее время на одном из кордских языков, а в прошлом, как выявил академик А.П. Баранников, говоривших на одном из индийских языков. Как писал О.Вильчевский: "В известной мере в пользу их более раннего прихода в Северную Месопотамию говорит как то обстоятельство, что часть этого племени обитает в районе нынешнего Керкука, т.е. на территории бывшей Аррапхи, так и то, что констатировав индийскую природу языка Чагана, акад. Баранников не смог обнаружить тех конкретных индийских племен, которые могли бы считаться предками или хотя бы близкими родственниками Чагана, из чего вытекает, что Чагана переселились в район их нынешнего обитания достаточно давно, растеряв за этот долгий срок многие из своих характерных черт" (см. О.Вильчевский. Курды. М.-Л.1961, стр.99). Вполне вероятно допустить гипотезу, что если группа племен среди кордского народа в древности разговаривали на протоиндо-арийском языке, то это могло быть и в истории других кордских племен. В любом случае, в хеттском "Кодексе Закона", датируемом учеными XIV веком до н.э. упоминаются племена Манда, к имени которого, в конечном счете, как блестяще на основе этимологического анализа доказал кордский ученый Латиф Мго, восходит этноним кордов - Курманджи - "человек из рода Манда". Ассирийские источники конца II тыс. до н.э. называют страну Манду - страной или племенами Мандеев "M(t)anni", а ее жителей "mat(ja) - Митанни - Матианни. Академик И.М. Дьяконов привел полный этимологический ряд имени Митанни - M(tanni). Матай или Мадай: "ассир. madai, amadai, matai, новоэламск mata.ре, др. евр. madai, др.-перс. mada, др.-греч. medoi<madoi, др.-арм. mar-k< парф. таб." (см. Дьяконов И.М. История Мидии..., стр. 149). В этом перечислении интересно то, что древнеармянские источники кордов называли именем "Мары", т.е. "Мар".

Даже армянские источники средних веков и нового времени X - XIX называли Кордистан страной Маров. Например в "Армянской хронике 1712-1736 гг." говорится, что османский Абдулла-паша перед штурмом Ереванской крепости послал за помощью к Марам, т.е. кордам, которые выступили в составе 35 тыс. воинов.

Этноним Мары для нашего исследования интересен тем, что совпадает с топонимом Мары, совр. оазис в Туркмении, имя которого ученые соотносят с указанной в "Авесте" (Видевдат), (авест. Моуру, средн. перс. Мерв) третьей по счету страной обитания, которое создал Ахура-Мазда для арийцев.

"В-третьих, наилучшую из стран и мест обитания я, Ахура-Мазда, сотворил: Моуру сильную, причастную Арте" (Видевдат.I.3.)

. Указать надо также и на то, что еще в эпоху Шумера в сер. III тыс. до н.э. существовал город Мары на среднем течении Евфрата, а влияние шумерской или даже предшумерской культуры на жителей поселений III тыс. до н.э. на территории южной Туркмении (Джейтун, Намазга-Тене, Алтын-Тене, Геоксюр) очевидный факт, установленный археологами.

В частности, В.И. Сарианиди отметил, что узоры на керамике конца IV тыс. до н.э. в Геоксюре имеет аналогии в Шумере и Элама. В древности озеро Урмия, возле которого сложился к 8 веку до н.э. мидийский этнос ставший, по мнению ученых, одним из компонентов современного кордского этноса, носило имя Матиана или Мантиана.

У башкордов и поныне сохранился топоним Урмия-Урмияз (Аскинский р-н). В шежере башкордского рода Усирган ясно и четко зафиксировано, что отцом Усиргана (давшего имя роду) был никто иной как Мейтан (Митан). Этот этноним башкордов полностью соответствует имени Муйтан или, иными словами, особой реликтовой группе - племени, проживающего также в Хорезмском оазисе и Зарафшане. И даже не смотря на то, что Мюйтены Хорезма (куда был перенесен с Урала огонь Борзен Михрбан) к XIX веку полностью вошли как племена в состав узбеков и каракалпаков и по настоящее время отделяют себя от них (от тюрков), точно так же, как и современные башкорды отделяют себя от казаков и татар.

Ученый исследователь Л.С. Толстова в своей специальной работе "Исторические предания Южного приаралья" показала, что мюйтены Хорезма имеют воспоминания о своей прежней родине, которые сводятся к двум версиям. Первая, что мюйтены Хорезма с Урала: "Без яиктан, иделзан килдек", и вторая, что мюйтены пришли из Ирана, где как говорят их предания в древности у них было Великое Государство. Оба предания Мюйтенов Хорезма верны с исторической точки зрения. Просто первая о переселении мюйтенов с Урала соответствует "Авесте" о переселении иранцев с Севера на Юг. Это подтверждают находки археологами на Южном Урале погребений протоиранцев на Cинташта и покинутый город Аркаим, датируемые серед. II тыс. до н.э. Второе предание Мюйтенов о приходе из Ирана также абсолютно верно, и по всей видимости, соответствует завоеванию Киром II Мидийской державы своего деда Астиага в 550 г. до н.э. Мать Кира II, дочь Астиага, носила имя Мандана, которое, кстати, до революции встречалось у башкордов Урала в качестве мужского имени Мeндeн - батыр. Именно предки современных кордов - мидийцы - митанны в 614 г. до н.э. овладели ассирийским городом Ашшуром, а через два года в 612 г. до н.э. взяли с войсками союзной Халдеи столицу Ассирии г. Ниневию.

В "Хронике Гэдда о падении Ассирии" написанной на новоаккадском языке говорится как в 12 год в месяц абе (июль-август 614 г. до н.э.) мидянин "мадай" взяв штурмом город Тарбиц, двинулся на священный город ассирийцев Ашшур. "Царь Аккада и войско его, которые шли на помощь мидянину, боя не застали, Ашшур был разрушен. Интересно, что в этой хронике Киаксар назван не царем Мидии, а "Царем Умман Манды". Упоминание Киаксара не царем мадаев - мидян, а царем Умман - Манды весьма ценно, т.к. свидетельствует о традиции в тысячу лет и восходящей к хеттам, которые и назвали в XV в. до н.э. мидян-умман-манда. Иными словами имя "Манна" тождественно этнониму Митаннин, или первому государству ариев в Передней Азии, которые пришли туда с севера. Но по прошествии почти тысячи лет все повторилось сначала, о чем мы уже можем говорить не догадками, а опираясь на письменные источники.

В настоящее время, среди кордского племени Харки сохранилось родоплеменное объединение, носящее древнее имя Манда. В VII в. до н.э. в Переднюю Азию в качестве союзников Мидии и страны Манна в их войне с Ассирией с Севера пришли скифы, которые названы в ассирийских клинописных документах чисто башкордским, да и кордским именем - Иш-куза. Слово "Куз" у башкордов, как и у кордов означает "горящий уголек, жар", и мы видим, что свое самоназвание скифы связывали с огнем. Это не удивительно, т.к. скифы, савроматы, сарматы-предки башкордов Урала действительно были огнепоклонниками.

О том, что скифы пришли с севера говорит и тот факт, что 20-х гг. нашего столетия в Иранском Кордистане в районе г. Саккыз в Зивие был найден золотой клад, предметы которого выполнены в художественном стиле, сильно отличающегося от ассирийского, но схожий со скифским звериным стилем. По мнению Р. Гиршмана, погребение в Зивие принадлежит Мадию - вождю вторгшихся в Переднюю Азию скифов. Это отличие в конечном счете показало ученым, что скифы - ишкуза этнически и исторически являются выходцами из степей Евразии. Возраст и погребения, и найденного золотого клада в Зивие ученые датировали VII в. до н.э. На основании этого краткого исследования этнонимов "Митанни - Майтена - Умман - Манда, Манна, Мадай, Мюйтен мы видим, в какую древность уходит история башкордских родов - Мин и Усирган. Слово Умман, восходит к башкордскому - oмe "собрание, сообщество" созданное на определенный период времени для выполнения какой либо коллективной работы или помощи. От башк. слова - oмe, позднее и произошло местоимение - мы (в русском и кордском языках).

Галлямов Салават Абдрахманович. Башкорды от Гильгамеша до Заратуштры. Уфа, РИО РУНМЦ Госкомнауки РБ, 1999. Геродот о государстве Матиена. За рекой следует Каппадокия, и по ней на расстоянии 104 парасангов до границы Киликии расположено 28 стоянок. На этой границе надо пройти через два прохода и миновать два сторожевых укрепления; на пути через Киликию-три стоянки на расстоянии 152 парасангов.

Границу Киликии и Армении образует судоходная река по имени Евфрат. В Армении находится 15 стоянок с заезжими домами и сторожевым укреплением на протяжении 562 парасангов. Из этой (Армении) путь ведет в Матиену; (здесь) 34 стоянки на расстоянии 136 парасангов.

По этой стране протекают четыре судоходных реки. Через все эти реки надо переправляться на судах. Первая река-Тигр, затем вторая и третья под (одним) названием Забат. Но это-разные реки, и начинаются они не в одной местности. Первая из упомянутых рек течет из Армении, а вторая-из Матиены. Четвертая же река называется Гинд. Её Кир в свое время разделил на 360 каналов. Затем путь идет (через эти проходы) в страну Киссию, где на расстоянии 42'/2 парасангов находится 11 стоянок до реки Хоаспа, которая также судоходна. На ней лежит город Сусы. Всех этих стоянок от Сард до Сус 111 и столько же постоялых дворов.


Если этот царский путь правильно измерен парасангами и если 1 парасанг равен 30 стадиям (что так и есть на самом деле), то из Сард до царского дворца в Сусах (по имени Мемнония) 13 500 стадий, так как путь составляет 450 парасангов. Если считать на каждый день по 150 стадий, то на весь путь придется как раз 90 дней.

 

Раиль Гумерович Кузеев. Происхождение башкирского народа. Москва, Наука, 1974. Усерганские названия родов имеют параллели в этнонимии каракалпаков, узбеков и киргизов. Подразделение чураш зеравшанскпх кыпчаков (Гребенкпн, 1872, стр. 108) соответствует усерганскому роду сураш; киргизские родо-племенные этнонимы бешей и кара-бешей (Абрамзон, 1960, стр. 47, 77) — названию усерганского рода бишей. Для установления этнических связей башкир с Приаральем важно провести сопоставительный анализ этнической характеристики племени усерган с каракалпакским племенем муйтен. Родоначальником усерганов и всех башкир (башкорт халкы бабасы), согласно шежере, считается Муйтен-би (БШ, стр. 84). В старинной “Песне о Муйтен-бие” усерганы называются “детьми Муйтена” или “муйтенами”:

Все башкиры подчинились муйтенам,

Усерганы стали многочисленными,

Бии бурзян, кыпчаков покорились им...

Стотамговые башкиры переселились на Урал.

См. Научный архив БФЛН СССР, ф. 3, он. 23, д. 6, стр. 79 (подстрочный перевод).

Этноним муйтен зафиксирован в родо-племенной номенклатуре только башкир, каракалпаков и узбеков, причем узбекские муйтены переселились из Каракалпакии. Совпадения этнонимов, а также усерганские предания о переселении предков из Приаралья и долины Сырдарьи позволили еще в 1950-х годах высказать мысль об общности древней этнической основы племен усерган и муйтен. В этнографической литературе о каракалпаках эта мысль была поддержана, и в научный оборот введен новый материал, позволяющий существенно расширить выводы (Жданко, 1962, 1971; Толстова, Утемисов, 1963, 1963а; Толстова, 1966, 1968, 1971).

В составе каракалпакских и зеравшанских муйтенов зафиксированы роды байлар и бишул; оба названия имеются в родо-племенной этнонимии башкир: байлар — племя в западном Башкортостане, бишул — племя в центральном Башкортостане. Этнонимические аналогии подкрепляются соответствующими параллелями в топонимии районов расселения зеравшанских муйтенов, с одной стороны, и башкирских племен байлар (см. соответственно Бишбулак-Бишбуляк) и бишул (Бишкент—Бишаул) — с другой. Параллели в этнонимии и топонимии оказались не случайными. Как показано в последующих главах, башкирские племена байлар и бишул родственны усерганам.

Дополнительным аргументом, свидетельствующим об общности этнической истории усерганов и муйтенов, является единая основа их тамг. Тамга каракалпакских муйтенов — острога “шанышкы” (Жданко, 1950, стр. 53) — представляет собой сравнительно позднюю модификацию древней тюркской тамги, сохранившейся у башкир.

Муйтены относятся к числу наиболее древних каракалпакских племен. Этнические корни племени, как считают исследователи истории муйтенов, восходят к массагетам; позднее муйтены испы-тали воздействие эфталитов и особенно тюркских кочевников каганата. С древним этапом этнической истории племени свя-зано и происхождение этнонима, который, по мнению Т. А. Жданко, поддается объяснению с позиции иранских языков (ср. муйт-ан, усерг-ан, бурдж-ан...).

Этническая история муйтен-усерганов в конце I тыс. н. э. была связана с волжскими булгарами. Участие булгар в этническом оформлении башкир-усерган, правда в весьма общем виде, было отмечено еще П. С. Назаровым (1890). Материалы о былых связях среднеазиатских муйтенов с волжскими булгарами и башкирами (предания о расселении на Волге, каракалпакско-булгарско-башкирские фольклорные параллели и т. д.) опубликованы Т. А. Жданко (1950, стр. 55) и Л. С. Толстовой (1966а, стр. 63). Однако характер и масштабы этих связей остаются во многом неясными. Л. С. Толстова считает, что они являются результатом этнического сложения муйтенов в I тыс. н. э. в степях Причерноморья, Северного Кавказа, Нижнего и Среднего Поволжья в среде последовательно сарматов, аваров, хазар, булгар и башкир с последующей их миграцией в золотоордынскую эпоху в Приаралье (Толстова 1966а, стр. 65). В этом случае следы булгарского этнического воздействия на каракалпакских муйтенов привнесены с запада и восходят к сравнительно позднему времени. Такие связи действительно имели место. Этнические контакты населения Юж-ного Урала и Приуралья с Приаральем с конца I до середины II тыс. н. э. не вызывают сомнения. В эту эпоху происходили активные урало-аральские передвижения родо-племенных групп в обоих направлениях. Некоторые этнонимические параллели у башкир и каракалпакско-узбекских муйтенов (бишул, байлар, сураш) могут быть объяснены этими передвижениями. Однако описываемые события этнической истории в Поволжье и Приуралье на рубеже I и II тыс. н. э. не могут пролить свет на происхождение башкиро-булгарских и каракалпакско-булгарских этнических связей. Древние этапы усергано-муйтенских этнических контактов с булгарами связаны, вероятно, с периодом тюркизации их ираноязычных предков в Средней Азии. Рассматривать эти события необходимо в тесной связи с общим контекстом исторических событий в Средней Азии, Приаралье и в южнорусских степях, где в определенный момент ведущую роль начали играть тюркские образования.

ПЛЕМЕНА ТАНГАУР И ГАЙНА (ТАРХАН)

БАШКОРДСКИЕ ИМЕНА ПЛЕМЕН ТАНГАУР И ГАЙНА

Имена Тангаур и Гаина являются и башкордскими и авестийскими одновременно. У башкордов слова "Угеz", "Бу Га", у кордов - "Га" и "Гамеш" означают бык, лесной бык. По "Авесте" бык является пятым по счету творением Ахура - Мазды, после неба, воды, земли, растений, еще до первого человека - Гайа - Мартана, среднеперс. "Гайомарт", ставшего только шестым творением верховного бога.

"Пятым он создал Первозданного Быка
в Арьяна Веджа, на берегу благой реки Датии,
там, где находится центр земного мира
и был этот бык и сияющим, как луна".

(см. "Большой Бундахишн" 2.26. "Затспрам" 2.6; И.В. Рак "Зароастрийская мифология" 1998. Спб. стр. 88)

Страна - Арьяна Веджа это Ирандек или, по всей видимости, вся цепь Южных Уральских гор, поскольку Ирандек начинается с г. Учалы. Река "благая Даитья" - это современная река Урал, называемая башкордами и сегодня на среднеперсидский манер - Яик, Деик, от пехлевийского - Даитих, Даих.

"И последним, шестым телесным творением Ахура - Мазды был Первый человек Гайа Мартан (среднеперс. Гайомарт).
Гайа Мартан тоже был создан в Арьяна Вэджа на берегу Датии - он был на левом берегу, а бык на правом берегу.
Ахура - Мазда сотворил Гайа - Мартана и Быка из земли. А из света и влаги неба он сотворил семя людей и быков.
И он вложил (семя) в тела Гайа Мартана и Быка для того, чтобы от них могло пойти обильное потомство людей и скота".

("Большой Бундахишн" 2.27, "Затспрам" 2.7.)

В этом отрывке из текста "Авесты" дается очень важное историческое свидетельство по древней истории Башкордистана. Если мы определим, правый или левый берега реки Датии (совр. Яик- Даик) от ее истоков, то правым берегом, где жил по преданию Гайо - Март - первый человек, то мы приходим к арийскому городу Аркаим. Левым же берегом реки Датии (Яик - Даик) будет сторона, лежащая со стороны Уральских гор - Ирандека, где и водились дикие зубры, изображения которых, датируемые X тыс. до н.э. обнаружили ученые, исследовавшие знаменитую пещеру Юж. Урала Шульган - Таш (Капова пещера).

По "Авесте" злой дух Ангро - Манью убил Гайомарта и первобыка, но из их семени, выпавшего при гибели, произошли все живые существа, растения и первая человеческая пара - мужчина и женщина - Мартйа и Мартйанг или Машйа - Машйон; в поздней традиции - Махлия и Махлияна.

В Башкордистане, в районе, прилегающем к реке Таналык, которая впадает в р. Урал (древн. Даитья, башк. Даик) и где проживают башкорды рода Борзян - Тангаур, до настоящего времени существует местность и деревня, именуемая - Матрай. В этой местности археологами раскопано древнебашкордское поселение бронзового века (II тыс. лет до н.э.), ровесник Аркаима. Религиозный культ быка "Га" - "Гауа" - "Гава" в древнеарийском обществе был, возможно, одним из главных, до рождения новой религии Зароастризма. Об этом мы можем узнать из текстов "Авесты":

"Благоденствие же Арьяна Вэджа
лучшей из стран Хванираты,
обеспечивает Гопатшах.
Гопатшах с ног и до половины тела бык,
а с половины тела и до головы - человек.
Он сидит на берегу моря, совершает
возлияния Ахура - Мазде и наблюдает за
быком Хадайаш, благодаря чему достигается
совершенное совершенство для земли и людей.
Гопатшах льет священную воду и бесчисленные
мириады храфстра(вредные существа), речных и
озерных подыхают от этого. Если бы Гопатшах
не лил в море воду, тогда, где бы ни шел дождь,
храфстра бы падали на землю, подобно дождевым каплям".

(см. "Меног - Храт" 62. 31-36., "Датастан и Деник" 90.4. см. И.В.Рак " Зароастрийская мифология", стр.104 - 105)

 

Имена древних башкордских родов Гайна, "Гаина" - "В быка верующие", и Тангаур "Тан - Га - Ур" - Одинокий (тaне - корова-двухлетка (кордск.) Бык - Велик", восходят к тем временам, когда древнеарийская религия была языческой, которую и попытался в свое время реформировать Зардушт (Зароастр), за что он был изгнан своими соплеменниками - башкордами и бежал к царю Виштаспу в Мидию к предкам современных кордов.

Важно указать и на другой исторический факт, что имена башкордских родов "Гайна" и "Тангаур" по своему смыслу, по идеологии совпадают, а с научной точки зрения - предвосхищают упоминание в античных источниках народа - Гепирбореев, живущих за Рифейскими горами. Этноним - Гепирборей, при переводе с кордского языка означает - "Ге" - бык; "пир" - предводитель, вождь; "Борей" - "бо" - ветер; "рей" - "рия" - путь. Рифейскими горами античные историки именовали Уральские горы, а слово "Риф" - на иранском языке означает ни что иное, как возвышенность, холм. Античные историки оставили достаточно подробные описания страны Гепирбореев, живущих за Рифейскими (Уральскими) горами.

Пиндар, ок. 518-438 гг. до н.э. (Pyth. X, 29-47) пишет так:
"В страну гиперборейцев ты не найдешь чудесного пути ни морем, ни сушей. У них некогда пировал владыка народов Персей (Пир - духовный вождь; сайи - ясный, светлый, корд. яз. диалект курманджи. Прим. С.Г.), придя в их жилища и столкнувшись с ними, когда они приносили богу славные гекатомбы ослов (ослы - кони, на погребения Синташты. Прим. С.Г.). Больше всего радуется Аполлон их вечному веселью и благовейным молитвам. Смеется он, видя животных, встающих на дыбы. Также и муза не чуждается нравов этих народов. Ведь всюду там хороводы дев; раздаются звуки лиры и флейты ( кубыза и курая. Прим. С.Г.). (см. А.Ф. Лосев "Античная мифология" М. 1957, стр. 402-403.) В этом отрывке из Пиндара описан древний башкордский культ поклонения Солнцу и принесения в жертву коней, подтверждаемых раскопками на погребениях Юж. Урала - Сынташта.

Аполлон, на стадии олимпийской или героической стадии своего развития, почитался как бог Солнца - Михрбан у башкордов, парфян, иранцев, Митра - у арийцев, эпохи индоиранской общности. "Данные греческого языка", как пишет А.Ф.Лосев, и не позволяют раскрыть этимологию имени Аполлон, что свидетельствует о неиндоевропеском происхождении образа... Архаические корни Аполлона связаны также с его догреческим малоазийским происхождением..."(см. статью "Аполлон" под ред. А.Ф. Лосева в энциклопедии "Мифы народов мира". М., 1980, т.1).

Благодаря исследователю хеттского языка Б.Грозного было установлено, что имя Апполон восходит к хетскому - Апулунас, которого сам Б.Грозный возводил и сопоставлял с Вавилонским словом "Abullu", означавшее "ворота" дома. Однако, это слово, с тем - же значением, встречается в более древнем шумерском языке. Апо - дядя, и на кордском и на башкордском языке. Елан - Илан - Змей (башк.), что по смыслу совпадает и с кордским, езидским культом поклонения белому змею, которого башкорды и корды зовут одним именем - Шахмер. Культ Аполлона - змея бытовал в античные времена в Малой Азии "на троянской равнине". По легенде Кассандра - пророчица, дочь Приама, последнего царя Трои, получила свой дар в храме Аполлона от священных змей. В Троянской войне Аполлон предстает защитником троянцев, и сам Аполлон направил стрелы Париса, которые убили ахейского героя Ахилла.

Мать Аполлона носит исконно кордское имя - Ледо, - Лeд - отдых, воскресенье. Это связано, по всей видимости, с тем, что Аполлон почитался как бог растительности, которая оживает на Урале с наступлением весны и лета. А ведь на Урале змеи становятся активными именно летом, а не зимой, когда заползают под камни и впадают в спячку.

Сестра Аполлона - Артемида, в имени которой читается башкордское - Ум - арта - "пчелиный улей". Понятие Арта является одним из главных в зароастрийской мифологии, где слово Арта (среднеперс.) тождественно авестийскому - Аша - "Истина". Аша и Арта означают вселенский закон, регулирующий природные процессы, общественные отношения, человеческую этику и мораль. Творцом Аши или Арты был верховный бог арийцев Ахура - Мазда, и если мы переведем слова Ахура и Мазда с кордского и башкордского языков, то сразу поймем, почему Ахыр - Ахьр - и на кордском и на башкордском означает - потусторонний, а "Моз - Моzга" - означают либо "пчела", либо "сосуд для содержания пчелиной матки, которая затем после роения кладется в "моzга" (башк.) и помещается в "Ум-арта" (башк. - oйoм урта, улей).

Артемида в древнегреческой мифологии всегда предстает нарушительницей устоев олимпийской иерархии богов, безжалостной убийцей, вооруженной луком и стрелами (жало пчел). Ее всегда окружают дикие лесные животные, у нее необузданный, непредсказуемый нрав и она является покровительницей амазонок. Если мы уберем из этого описания имя Артемида, то все читатели поймут и скажут, что автор говорит о дикой башкордской, бурзянской пчеле.

Имя и культ богини Артемиды вместе с Энеем (Эне - младший брат, башк.) был перенесен в др. Рим, где она стала называться Диана, от кордского - Де - "мама", восходящего к башкордскому "Тыу" и шумерскому "Ти" - "рождение, рождаться". А ведь корды и ныне проживают на территории Северного Шумера или хуррито - язычного в древности государства Араппхи. "Апа" или "Инэ" - самка, тетя на языке башкордов, а "Инэй" - вежливое обращение ко всем пожилым женщинам, которые старше своих родителей.

Об исторической объективности и достоверности многих античных источников относительно народа - гепирбореев (Гайна и Тангаур), живущих за Рифейскими - Уральскими горами, мы можем убедиться, прочитав Геродота (IV, 13-15). В рассказе Геродота об Аристее, в его "Аримаспее" перечисляются имена северных народов, расположенных в следующем порядке: исседоны, аримаспы и простирающиеся до Северного моря гиперборейцы. Мирными из этих народов, у Геродота, являются только гиперборейцы. Указание Геродота (480-425 гг. до н.э.) на живущих по соседству друг с другом Аримаспов и гепирбореев, через 2500 лет, находит себе подтверждение в истории и этнографии башкордского народа. В составе башкордов рода Га - ина (в быка верующий), и в настоящее время существует подразделение, носящее имя - Аримес (Аримаспы Геродота).

Как писал А.Ф. Лосев "Версия Геродота" (о гипербореях) помещающего их далеко за скифами и еще другими народами, которые он перечисляет широко известна. Первым выразителем ее в литературе является Антимах (вчд 113), который прямо говорит "гиперборейцы - это аримаспы". По Стефану Византийскому (v. Hyperboreoi), это утверждает и Каллимах (Hymn IV,291).

У Стефана Виз. дается такая ориентация: "...исседоны живут выше скифов, выше этих последних - аримаспы, выше же аримаспов располагаются Рипейские (Рифейские. - С.Г.) горы, откуда дует Борей. Эти горы никогда не бывают без снега. За этими горами живут гиперборейцы в направлении к другому морю"(А.Ф. Лосев, указ. соч. стр. 415.).

Как видим, не только башкордские рода Гаина и Тангаур, но и племенное подразделение Аримаспы было известно уже во время Геродота. Ряд интересных наблюдений о башкордско - иранском божестве - птице Хомай, о ее культе в древности у башкордов Урала - гиперборейцах, оставил Элиан (XI, 1): "...Всякий раз, когда они (гипербореи) совершают установленные священнодействия в обычное время по предписанию, с так называемых у них Рипейских гор слетает туда туча лебедей, непреодолимая своим множеством; и они облетают храм, как будто очищая его своим полетом, затем, однако, садятся на ограду храма, представляя собой зрелище величественное по множеству и красоте" (А.Ф. Лосев, указ. соч. стр. 406). Этот культ почитания лебедя Хомай, считавшегося по башкордским поверьям супругой их предка Урала, сохранился у всех башкордских племен до настоящего времени.

Раиль Гумерович Кузеев. Происхождение башкирского народа. Москва, Наука, 1974. Этноним тангаур сопоставляется с названием монгольского рода тангур из местности “Корцинь и Моо Гя Тунь” (Лебедева, 1958, стр. 211). В формах тангур, тангор оно известно и у башкир; так называются несколько родовых подразделений тангауров и других юго-восточных племен. Генеалогии тангауров восходят Дингауру — сыну Кунграт-бия (Назаров, 1890, стр. 169). В преданиях рассказывается об их предках на Алтае, об уходе с Алтая под предводительством волка или родовых вождей Иртыша и Нырыша, о монгольских предках, в том числе, как обычно, о Чингисхане. См. Полевые записи 1953 г., стр. 118—124, 252.

Совокупность этих фактов позволяет происхождение этнической основы племени тангаур, связать с кунгратами (конграт, конгират — древним монгольским племенем, которое впоследствии (в XIII —XV вв.), подвергнувшись тюркизации, приняло участие в формировании этнического состава многих народов Средней Азии и Казахстана, прежде всего узбеков (Владимирцев, 1934; Задыхина, 1952). Монгольское происхождение подтверждается и морфологической структурой этнонима тангаур; окончание — р, редкое в тюркских родо-племенных названиях, характерно для группы монгольских родовых этнонимов: татар, гунгир, чжамур, дунгор, тангур (или тангор) и др. Конечное — р с позиций тунгусо-маньчжурских языков яв-ляется формантом множественности (Лебедева, 1958, стр. 225). Тангауры, однако, рано оторвались от монгольских племен на востоке; их тюркизация, очевидно, произошла еще в недрах Тюркского каганата, а позже завершилась в древнепеченежской среде. История тангауров является одним из примеров раннего (задолго до XIII в.) проникновения монгольских этнических образований на Сырдарью и в Приаралье и участие их в составе тюркских племен в этногенезе племен и народов обширной территории от верховьев Иртыша до Волги.

БАШКОРДСКИЙ РОД ТАМЬЯН

Имя башкордского рода Тамьян в форме Таманай упоминается в V в. до н.э. древнегреческим историком Геродотом в его "Истории", книга III. 117., где он писал: "Есть в Азии равнина, окруженная всюду горами, а горы пересекают пять проходов. Эта равнина принадлежала прежде Хорасмиям, и примыкает она к самим хорасмиям, гирканам, парфянам и Таманаям. ...С окружающих же гор течет большая река, называемая Ак". Этноним башкордского рода Тамьян напрямую восходит к царю "Тахма-Урупе", о чем мы можем узнать из древних мифологических преданий родственных башкордам Урала митанов - муйтенов (матиенов) Хорезма, которые, как установили ученые (Л. С. Толстова; А. С. Морозова; Т. А. Жданко), восходят к тексту "Авесты". В легенде митанов - муйтенов об их предке Тамине говорится как Тамин оседлал дэва (башк. дейеу) и начал ездить на нем по всему свету. Эта мюйтено - митанская легенда явно является сохранившейся с древнейших времен ( II тыс. лет до н. э.) копией - пересказом авестийского текста о царе Тахма - Урупи ( Тахмураз по "Шах-наме").

"Тогда против Тахма - Урупи вышел на смертный бой сам Дух Зла многопагубный Ангхро - Майнью. Доблестный царь смело принял вызов - ведь (он был осенен благословением бога. "Денкарт VII.1.19"), (и огненная Хварна сопутствовала ему. "Яшт" 19.28). В назначенный срок противники сошлись. И Тахма - Урупи победил!
Он заставил поверженного противника принять облик черной лошади, оседлал его (и 30 зим разъезжал верхом на нем из края в край земли. "Яшт" 15.12-13. срав. с легендой о Каюмарсе у Бируни - с.165)

... "Легенда о гибели Тахмураса сохранилась в единственной версии, дошедшей в персидском "Ривайате". По этой легенде Ахриман, оседланный Тахмурасом, улучил момент и хитростью убедил жену Тахмураса выведать у супруга, неужели тот, разъезжая верхом на самом дьяволе, ни разу не испытывал страха. Оказалось, что Тахмураз боится высоты. Женщина простодушно выболтала эту тайну Ахриману, Ахриман тут же поскакал на Албурз, и когда у царя закружилась голова, конь - дьявол сбросил Тахмураса и проглотил его ("Бундахишн" 17.4.). Труп царя вызволил из брюха Ахримана и придал погребению Джам (авест. Йима). см. И.В. Рак "Зороастрийская мифология" стр.172 - 173.

В этом вышеприведенном отрывке из "Авесты" нетрудно догадаться, что это есть описание того, как предки башкордов - индоарии учились приручать и объезжать диких лошадей, что нередко заканчивалось несчастными случаями.

Учитывая бесспорные факты соответствия этнонимов всех других башкордских родо - племенных родов, которые своим происхождением обязаны тому, что древние предки башкордов безусловно знали тексты "Авесты". Учитывая и тот факт, что этноним "башкорд" совпадает с этнонимом "корд", предки которых основали государство Мидия - Матиена, нет никаких сомнений в том, что этноним - Тамьян восходит к имени третьего царя из I династии Парадата - Тахмураз. Это положение подтверждает, в свою очередь, вывод, что современный башкордский род Тамьян в древности, около двух с половиной тысяч лет назад входил в состав Митанов - Мидийцев.

Раиль Гумерович Кузеев. Происхождение башкирского народа. Москва, Наука, 1974. Аристову принадлежит мысль об этническом родстве башкир племени тамьян с казахским племенем тама Младшего Жуза (Аристов, 1896, С. 405), в XIX в. обитавшим в верхнем течении Сырдарьи, где-то близ Ташкента (Радлов, 1887, стр. 23). Н. А. Аристов был, вероятно, прав в этом сопоставлении, но аргументация его гипотезы связана с некоторыми трудностями. Одна из них в различии окончаний этнонимов: башк. тамьян или тамйан; казахск. тама; каракалп. тама; узб.-кураминцы тама; узб.-локайцы кара-тума; кирг. кара-тума, ак-тума; алт. каратума, тумат; тув. тумат (Гродеков, 1889, стр. 4; ДАХХ, стр. 194; Кармышева, 1954, табл. 2; Файзиев, 1963, стр. 46; Потапов, 1969, стр. 23).

Этноним в форме, бытующей у башкир (с окончанием -ан), у других народов не записан.

Сравнивая тамги: по Д. Н. Соколову и Н. И. Гродекову у казахских тама тамги. И В. В. Востров корректирует эти данные: у тама в Тургайской области тамга, сырдарьинских (1962. стр. 88). Тамги башкирских тамьянцев см. (табл. 8). Третья тамга башкирских тамьянов является следствием бурзянского проникновения в состав племени тамьян; следовательно, основными тамьянскими тамгами являются первые две. Как видно, в тамгах наряду с очевидным совпадением имеются и различия: тамга-подкова у казахских тама не зафиксирована. В связи с этим появляется возможность сравнить этноним тамьян с названием казахского рода тана поколения байулы Младшего Жуза. Род тана (родственный племени тама) в XIX в. кочевал рядом с башкирами, между Уралом и Эмбой, и имел тамги аналогичные тамьянским, если иметь в виду, что круг и подкова являются модификацией единой фигуры (Аристов, 1896, стр. 384). Подразделение тана входит также в состав туркмен-йомудов.

Тамьянские предания древней родиной предков называют “Алтайский край” (Алтай яктары). См. Полевые записи 1953 г., стр. 132, 148; 1958 г., тетрадь 1, стр. 93, 101.

В. В. Востров и М. С. Муканов сформулировали гипотезу о генетической связи казахского рода тама (и соответственно тана) с монгольским племенем тума, ответвлением баргутов {Востров и Муканов, 1968, стр. 100). Племя тума (тумат) расселялось “в пределах страны киргизов”, где-то в районе верховий Енисея (Рашид ад-дин, 1952, стр. 122). Сопоставления казахских этнографов представляются обоснованными; аналогичная картина нами показана выше в отношении преемственности этнонимов башк. тангаур и монг. тангур (тангор). Оба этнонима до недавнего времени были известны монголам; в начале XVII в. в их составе зафиксированы роды тангур и тумэт (Лебедева, 1958, стр. 221—222).

Племена тангаур и тамьян в ряду других юго-восточных башкирских племен выделяются взаимной близостью, особенно в лесной зоне их расселения, где в XVIII—XIX вв. существовала объединенная Тамьян-Тангаурская волость — явление малохарактерное для восточных башкир. Эта близость является следствием общности этнических основ обоих племен, восходящих к саяно-алтайской прародине их предков. Кроме сказанного, древнемонголъские истоки обоих племен подтверждаются довольно широкой распространенностью в юго-восточной Башкирии этнонимов тангаур и тамьян в их первоначальных формах: тангор и тума. Небезынтересным является и следующий факт: северная группа тамьянцев в Зауралье расселяется по течению рек Б. и М. Кизил (Кызыл), что вызывает ассоциации с древней родиной племени тама — тума в верховьях Енисея, в частности с одним из верхних рукавов этой реки — малым Енисеем или Кызыл-Хем (qisil — теснина, ущелье; ДТС, стр. 447).

Таким образом, истоки этнической истории тамьян, как и других юго-воcточных башкирских племен, уходят в сложный этногенетический мир Алтайско-Саянского региона. Если бурзяне и усерганы являются этническими наследниками древних тюрков, то тангауры и тамьянцы восходят к столь же древним монгольским племенам.

Рассматривая историю племенного союза алчин Младшего Жуза, в состав которого входило казахское племя тама, В. В. Востров и М. С. Муканов дают этноним в форме туматэ. Тумат и туматэ имеют одинаковое значение, так как монгольский суффикс множественности — т соответствует аналогичному показателю в маньчжурском языке тэ (см.: Лебедева, 1958, С. 225). В I тыс. л. э. предки алчинцев пребывали на Алтае. В X—XI в. часть алчинцев уже жила в Северном Причерноморье и южнорусских степях; в их составе кочевали и тамьянцы. Б Х1П в. объединение алчин передвинулось в низовья Волги и далее на восток, а в XIV в. — составило ядро Ногайской орды (Востров и Муканов, 1968, стр. 75).

 

При детализации этой схемы можно установить примерное время проникновения предков племени тама в Восточную Европу. Ранние проникновения тюркизированных монгольских племен в Семиречье и далее на запад имели место, по крайней мере, начиная с эпохи тюркских каганатов. В то время они растворялись в составе крупных тюркских племенных объединений. Косвенно это подтверждается тем, что в восточных источниках племя тама (тама юй-сунь) упоминается в среде усуней — раннесредневековых жителей Семиречья (Семенюк, Моржанов, 1961, стр. 185). Следовательно, на территорию к западу от рек Урал и Волга племя тама могло попасть раньше X в., в печенежском потоке ко-чевников вместе с баджгардами в бурджанами или вслед за ними. Эта версия дает возможность объяснить развитие этнонима тама в форму тамьян. Этнонимическая метаморфоза могла произойти поблизости или в составе племен, этнонимы которых имели ана-логичные окончания (бурзян, усерган), т. е. в Средней Азии. В IX в. предки тамьянцев оказались к западу от Волги; именно отсюда они направились в Приуралье вслед за баджгардо-бурджанскими образованиями, в сферу влияния которых они включились еще в районе Приаралья.

Этнические контакты тамьянцев с соплеменниками из казахского племени тама в эпоху Золотой Орды не прерывались. В этих контактах участвовали как группа тама из Тургайскпх степей — восточные соседи башкир, так и группа тана, расселяв-шаяся в южном соседстве, в междуречье Урала и Эмбы. Казах-ские исследователи идентифицируют этнонимы тама и тана и считают их носителей различными ветвями единого в этническом отношении образования. Имея в виду закономерность перехода м в н, идентификация, очевидно, правомерна (Востров, 1962. стр. 88). Подтверждается это и тем, что группы тама и тана наряду с различиями в тамгах обладали и общей тамгой, идентичной с одной из основных тамьянских тамг.

В Приуралье тамьянцы первоначально расселялись на Бугульминской возвышенности, точнее “в верховьях Ика”, “в верховьях Демы”, “в краях Белебея”. См. Полевые записи 1953 г., стр. 132; 1958 г., тетрадь 2, стр. 68; тетрадь 3, стр. 4—5, 8. Отсюда они, примерно на рубеже XII—XIII вв., переместились на южную излучину р. Белой. Переселение тамьянцев в этот район произошло несколько раньше миграции бурзян, так как “исторических сказаниях последних всегда упоминается, что их предки “заняли земли народа тамьян”, “прогнали их с Нугуша” и т. д.

Хронологический разрыв в движении тамьянцев и бурзян был незначительным. Об этом говорят не только предания, но и реальные следы пребывания тамьянцев в западной Башкирии. В период переселения значительная часть тамьянцев, как и бурзян, усерган, осталась в долинах Ика и Демы (карта 2). В XVI—XVII вв. тамьянцы получили жалованные грамоты на “старинные” вотчины; в XVIII в. они подтвердили свои земельные права в пре-делах Казанской дороги “царскими указами” (БШ, стр. 154). Даже в начале XVIII в. в западной Башкирии существовала “волость Тамьянская по Ику” (МИБ, 1936, стр. 137).

Большинство тамьянцев вместе с бурзянами в тангаурами в XIV в. углубилось в горно-лесную зону Урала. Остальные закрепились на южной излучине Белой, в устье Нугуша, где подверглись сильной кыпчакизации. В дальнейшем направления тамьянских передвижений были аналогичны бурзянскии и тангаурским. Примерно в одно время с ними они выходят в Зауралье (XV—XVI вв.) и одновременно с ними (XVI—XVIII вв.) образуется тамьянский поток реэмиграции на Нугуш, Дёму, Уршак и далее на юг. Вернувшиеся на Нугуш, Дёму и Уршак тамьянцы ещё в XIX в. активно общались с зауральскими соплеменниками, ездили за десятки и сотни километров друг к другу в гости; небольшие группы или семьи вновь переселялись в Зауралье, так как на Дёме они оказались на положении припущенников. См. Полевые записи 1958 г., тетрадь 3, стр. 8. и Полевые записи 1957 г., стр. 88—90, 97, 101.

Этноним башкирского племени Кыпсак, Кип-Саки напрямую восходит к зороастризму. В "Авесте" в "первом разделе "Вендидат" в главе "собака" подробно описывается, как следует каждому последователю веры Заратустры относиться к этому священному животному.


На языке кордов Месопотамии, который считается на сегодняшний день одним из наиболее древних, т.к. сохранил ряд архаических особенностей и черт как раз свойственных древнеиранским языкам — собака зовется словом "Са-Саукэ-Сак", иными словами, точно так же, как и у башкордов "сeукэ", да и в русском —"сука". Слово "Кып" означает у кордов понятие "близко, вплотную". Слово же - Кыпсак с кордского так и переводится "близкий к собаке" или "вплотную к собаке". От этого кордского слова Сак и происходит этноним — саки, кочевых иранцев эпохи Ахеменидов.

По иранской мифологии Джамшид сын Тахмураза (цари из первой династии Пиштатидов) приручил собаку и стал их скрещивать между собой для выведения лучшей породы.

Джамшид иранского эпоса, который Фирдауси переложил на стихи в
"Шах-наме" соответствует Йиме "Авесты", где в главе II Ахура Мазда повелевает Йиме (Джамшиду) построить Вар (Кангху) и ввести туда чистых, в понимании зороастризма, животных: "И ты сделай Вар размером в бег на все четыре стороны и принеси туда семя мелкого и крупного скота, людей, собак, птиц и красных горящих огней" (II Миф о Йиме. перевод И.М. Стеблин-Каменского).

В похоронных обрядах зороастризма собаке выпало служить одну из главных ролей, поскольку мертвому телу человека было запрещено соприкасаться с землей, которая, как огонь и вода считались чистыми стихиями. Поэтому тело умершего человека очищалось от костей, которые затем хранились в специальных остадана (парф.), которые закапывались в землю. Для того, чтобы процесс отделения скелета мертвого человека от мяса проходил быстрее по времени, древние зороастрийцы использовали специально обученных собак, поедавших трупы, на что имеется специальное указание в "Авесте", где Ахура-Мазда говорит: "А если труп не обглодан пожирающими труп собаками или пожирающими трупы птицами, - пятьдесят раз вымыть, пятьдесят раз омыть" (Видевдат. 8.99.). Ворон, которому башкиры приносили жертвы и есть указанные в "Авесте" - "пожирающие трупы птицы".

По святости собака — Сак приравнивалась к человеку, которая вместе с Благими Ахурами и Язатами противостоит злым демонам — девам. На вопрос Заратустры кто есть благое создание, Ахура-Мазда отвечает: "...дикая остромордая собака, которую злословящие люди называют именем Дужака, — вот это создание Святого Духа, каждое утро (с полуночи) до того как взойдет Солнце, выходит убивать тысячами создания Злого Духа. И если кто-либо о Спитама-Заратустра, убьет Ванхапару, дикую остромордую собаку, ... то повредит свою душу на девять поколений, для которых мост Чинвад станет непроходимым, если он при жизни не искупит этого греха перед Сраошей.

"О, Создатель плотского мира, праведный! Если кто-либо убьет Ванхапару, дикую остромордую собаку, которую злословящие люди называют именем Дужака, какое ему наказание?" — И сказал Ахура-Мазда: "Пусть ему нанесут тысячу ударов конской плетью, тысячу ударов "делающей послушными" (Видевдат 13. Собака. перевод В.Ю. Крюковой).

Весь 13 фрагард "Видевдата" в "Авесте" посвящен собаке, которая по святости приравнивается к человеку, а ее убийство, даже не преднамеренное, приравнивается к самому тяжкому греху: "Кто убьет собаку из стерегущих скот, дом, охотничьих и обученных, душа того с большим криком и с большим воем отойдет к будущей жизни, чем мог бы волк вопить, попав в глубочайшую западню. Никакая другая душа не поддержит его душу в смерти криком и воем; ни одна из двух собак, стерегущих мост (Чинвад), не поддержит ее в смерти криком и воем" (Видевдат 13.8.9, пер. В.Ю. Крюковой).

Другие дикие животные — лиса, ласка, ёж также приравниваются Ахура-Маздой по святости к собаке. Но что особенно интересно, так это то, что у башкиров Урала — ежик, называется Терпе. Все, кто знает кордский (да и иранские языки), понимает в чем дело, но поясним. Шкурка ежика и дикобраза покрыта колючками, а у кордов слово стрела переводится как "Тир", следовательно башкордское имя ежика — Терпе есть реликт древнеиранского языка. Дословный же перевод слова Терпе, с башкордского на кордский означает "ходящие стрелы". Точно так же и животное Ласка, по слову Ахура-Мазды "равная собаке", в башкордском языке носит древнеиранское имя Йeтсе, что в переводе с кордского так и означает "йeт"(местоим. относительное, употребляется взамен имен собств.) — те, кто; те, которые, и "сe" — собака. Таким образом, слово башкордского языка — Йeтсе — Ласка, на языке кордов означает "те, которые как собаки". Во фрагаде 13 подробно регламентируется, где должна спать собака, как ее надо кормить и как надо наказывать людей, нарушающих эти каноны Ахура-Мазды: "Собаку создал, о Заратустра


Я, Ахура-Мазда Одетую в свою одежду,
Обутую в свою обувь,
Бодрствующую, острозубую
Получающую долю мужа
Для охраны мира.


Так я, Ахура-Мазда, собаку предназначил быть стражем от племени туранского, покуда стоит твердыня Истины, покуда стоит мир" (Видевдат XIII. 39. перевод В.Ю. Крюковой).

О том, насколько предки башкир или гиперборейцы (в древнегреческой мифологии) почитали собаку, оставил упоминание и Эсхил (525-456 г. до н.э.) — "Остерегайтесь грифов с острым клювом — Собак безмолвных Зевса; берегись И войска одноглазых аримаспов, то на конях кочуют и живут У златоструйных вод реки Плутона" (см. Эсхил. Prom 803-806. пер. Соловьев. А.Ф.Лосев 1957 г. 413). Плутон — Владыка царства мертвых.

Уже в (сравнительно) наше время в позднем средневековье (1666-1667) Башкортостан посетил османский путешественник Эвлея Челеби, который посетил могилу Тахмураза, которая, как он писал, располагалась на правом берегу Идели. "Размер гробницы по окружности - полных 70 шагов, она из камня. На этой гробнице вместе с перечислением отцов и дедов , указанием срока царствования написан следующий тарих: "Срок его жизни был 420 лет. Он был человеком счастливым, родившимся под двумя знаками зодиака. Он садился на коня, мула, верблюда, грузил вьюки на быка, на буйвола. Спаривая кобылу с ослом, он выводил мулов. Он был человеком, который спаривая друг с другом барса, борзую и ищейку,
получал разнообразные породы собак: тараш, тула, араган. Это-бан Тахмурес, который охотился с борзыми, скулящими и воющими; он не остался в сем краю бренности. Он добывал предметы вооружения всякого рода: мечи, кинжалы, ножи. В Туркестане он построил Нишу (Ниса — столица Парфии упоминается в "Авесте". прим. автора), Шабуристан. "Милосердие Божье да будет над ним!" — так на каменной гробнице разборчивым почерком, со всеми подробностями были изложены все его качества; они были высечены на камне", писал Эвлея Челеби в своем Сэйэхэт-Наме. Однако, Эвлея Челеби ошибся в именах, впрочем, как и Фирдауси, поскольку не Тахмураз а Йима приручил диких животных. Йима у Фирдауси стал сыном Тахмураза, хотя на языке башкордов — "Таcма" — лента, а "yрeу, уреy" — плести, вить, свивать, следовательно, и Тахмураз, как и Йима - Джамшид, Хушенг, почитался башкордами как культурный герой, просветитель.

Древнеперсидское слово Саки являлось общим названием для кочевых иранских племен, которых в ассирийской надписи клинописью VII в до н.э. называли башкордским именем Иш-Куза, а ведь еще в XIV в до н.э. наместник Иерусалима писал своему патрону — фараону Египта Эхнатону, что его город Иерусалим угрожают захватить "кальбу-халкы" - народ собаки". Никто из ученых не спорит о том, что собака была приручена на севере, а не на юге, допустим, в Африке. Появление этого народа собаки или кальбу-халкы как раз совпадает хронологически по времени с появлением в Передней Азии арийского государства Митанни — Маитенны (мюйтенов).

Саки делились по сообщениям древнегреческих историков условно на три группы, которые в VII-IV вв. до н.э. вряд ли уже составляли единый народ.

Первая группа: "Сако - массагеты" — Сака-Махагеты, возможный перевод "Великие Саки", которые населяли предгорья Южного Урала и до Хорезма с востока и до реки Ра (Идель, Волга) на западе, до Каспийского моря. Топоним Мессагут (Мессагот) до настоящего времени сохранился в Башкордистане. В последствии из этих Сако-Массагетов сложится этнос Сарматы, которых Геродот назовет "Царскими Скифами" от кордского "Сар" — глава. Сарматы и есть предки современного рода Юрматы, считающие себя ни кеми иными как чистыми башкордами.

Вторая группа: Сако-Хаомварга, т.е. Саки, почитающие и изготовляющие святую Хаому. Саки-Хаомварга населяли земли от Памира и Гиндукуша до Тянь-Шаня и долины р. Инд. В состав Саков - Хаомварга входили и близкие им Дахи.

Третья группа: Саки-Тиграхауда и отличительной чертой их одежды была остроконечная шапка. Религия саков была близкой к иранской, но к периоду до прихода Зороастра.

Собака — верный друг и помощник охотника и скотовода и судя по тому, какие трепетные предписания о собаке оставил Заруштра, чтимые зороастрийцами на протяжении веков, вплоть до прихода арабов в Иран в 7 в., следует заключить, что Заратуштра сам был Сак-Массагет, выходец с Урала из Среды предков башкордов. Это положение согласуется и мнением крупного английского иранолога Мери Бойс, писавшая, что: "Исходя из содержания и языка сложенных Зороастром гимнов, теперь установлено, что в действительности он жил в азиатских степях к востоку от Волги" (см. Мэри-Бойс "Зароастрийцы". М., 1988, стр. 3).

По "Авесте" Заратустра был изгнан своими соплеменниками и ушел к "оседлым" иранцам к царю Виштаспе в Балх, который принял ее веру. По всей видимости именно это и явилось причиной вражды и началу беспрерывной цепи войн между кочевыми иранцами язычниками и их соплеменниками, но оседлыми иранцами ставшие последователями Заратустры. Эти войны, воспоминания о них, мастерски в стихах описаны в "Шах-наме" великим Фирдоуси. Многократные упоминания в "Авесте" о набегах кочевников с севера подтверждают военную экспансию саков - массагетов именно в южном направлении. Сохранившееся сообщение о войнах саков с мидийцами из-за Парфии говорит, что саки уводят пленных на север за Сырдарью.

Вооружение саков состояло из лука, кинжалов и боевых топоров (Геродот VII, 64), а как союзники, находясь в составе войск Ахаменидов составляли основную массу кавалерии. Военному делу обучались и женщины, они также, как мужчины, обращались в притворное бегство, стреляя при этом из лука назад на полном скаку лошади.

По физическому и антропологическому типам, а также западная ориентирование при погребении позволяет нам считать саков представителями андроновской культуры Южного Урала и Зап. Сибири известной со II тыс. лет до н.э. Во время своих войн сако-массагеты — предки башкордов, использовали в качестве пленных рабов и слуг иноземцев, которых сами и называли Кип-Саки, т.е. близкие не к собаке а к себе, сакам.

Когда эти тюрки к VI в. сложились в Тюркский каганат, то башкорды рода Борзян нанесли им сокрушительное поражение, что и сохранило нам старинное башкордское предание о вражде и войне
башкордов рода Бурзян и рода Кыпсак.

Саки конники составили персидский гарнизон в г. Мемфисе в Египте при завоевании последнего Камбизом (525 г. до н.э.). И в последствии, саки входили в состав персидского войска и участвовали в битвах при Марафоне (490 г. до н.э. см. Геродот VI 113.) при Фермопилах (480г до н.э.) и при Платеях (479 г. до н.э. см. Геродот IX.71.).

Усманова Минхылыу Губайтовна. Имя отчей земли. Уфа, Китап, 1994. По мнению ученых, под словом скифы подразумевались различные группировки кочевых племен, обитавших на обширной территории в VII—II вв. до п. э. Античные н древнеперсидские источники (Плиний, VI, 50; Геродот, VII, 64) сообщают, что персы всех скифов зовут саками (1).

В научной литературе о происхождении скифо-сарматских племен и их языковой принадлежности существуют противоречивые мнения. С одной стороны, большинство ученых скифов и саков античных источников считают ираноязычными и помещают их на огромном пространстве — от Китая до Венгрии (2).Р. Г. Кузеев также отмечает, что в эпоху железа степные и лесостепные районы Южного Башкортостана занимали ираноязычные сарматские племена (3).

В литературе зафиксированы этнические названия саков по месту их расположения: саки заморские, среднеазиатские “саки, которые за Согдом” и др. (4). Таким образом, группой исследователей сакские племена размещаются и там, где проживали только тюркоязычные племена. Южный Тяныиань, Фергана, Памир, Сырдарья, Среднеазиатское междуречье, Хорезм, Мургаб и др.

С другой стороны, группой ученых доказана несостоятельность мнения об исключительной ираноязычности скифских племен. По их исследованиям не все скифы-сарматы были ираноязычными, среди них были и тюркизированные скифы.

В частности, с различной степенью аргументации в литературе сейчас поставлен вопрос о пребывании на Южном Урале и V--VIII вв. ираноязычных и тюркоязычных сарматов-аланов (5). Данной точки зрения придерживается С. Л. Волин, считающий ираноязычными только восточную группа саков (6). По мнению П. Л. Аристова, Д. Айтмуратова, М. 3. Закиева, Г. Гейбуллаева, А. Лызлова, В. В. Латышева, Э. П. Эйхвальда, Ф. Бруцкус, П. И. Каралькина, И. М. Мизиева, Ф. Г. Гариповой и других ученых, часть скифских племен была и тюркоязычной (7). В работах данных авторов приведены убедительные данные об их тюркоязычности. В частности, этимология этнонима сак 'sак' и язык его носителей хорошо освещен Д. Айтмуратовым. Опираясь на исторические данные, он считает, что по крайней мере преобладающая часть саков была тюркоязычной. Территория расселения скифских племён — Алтай, Казахстан, Южный Урал, Монголия, Причерноморье, Кавказ, Дунай. Данное явление дало полное право утверждать Д. Айтмуратову о том, что история саков так или иначе связана с территориями юго-восточного Приаралья, Семиречья, с подножиями Тянь-Шаня и даже с Алтаем. Поэтому трудно представить, чтобы саки были ираноязычным народом, и что ...территория, на которой обитали античные скифы, в основном, полностью совпадает с территорией, занимаемой древними тюрками (8).

С. И. Руденко кочевые племена Южного Урала савромато-сарматского времени считал тюркоязычными (9). Арриан (II в. п. э.), описавший походы Александра Македонского на основании имеющихся официальных письменных данных дневников, среди народов Средней Азии упоминает и саков (10).

Заслуживает особого внимания исследование башкирского ученого-тюрколога, профессора Дж. Г. Киекбаева об образовании еще до нашей эры на Южном Урале зонального тюркского языка-основы (11) (разрядка наша —М. У.). С. П. Малов, учитывая наличие реликтовых явлений в башкирском языке, не сохранившихся в других тюркских языках, полагал, что башкирский язык рано (не позднее V в. до и. э.) оторвался от основы языка и составлял самостоятельную башкиро-мишарскую группу. Территориально данная группа находилась в Восточной Европе (12).

Общность территорий скифских племен подтверждается и археологическими, и антропологическими данными. В частности, по имеющимся мужским палеоантропологическнм материалам формирование на Южном Урале антропологического типа тюркоязычпых башкир, как считает Р. Юсупов, — можно предварительно датировать I тыс. н. э. (13). По исследованиям Тот Т. А. и Фирштейн Б. В., сарматы Нижнего Поволжья и Приуралья антропологически ближе к синхронному населению Предгорного Алтая. Несомненно, и сходство сарматов с усунями Семиречья и Тянь-шаня, в формировании сарматов принимали участие племена эпохи бронзы Поволжья, Казахстана, Алтая (14).

Что же касается Горного Алтая, по справедливому замечанию Г. А. Гейбуллаева, то он без всякого сомнения, был колыбелью древнетюркских племен и отмечаемая общность в элементах захоронения и комплексе вещей Причерноморья, Приуралья, Казахстана, Алтая и Южной Сибири свидетельствует как раз о тюркоязычности скифов и саков (15). Были найдены близкие аналоги (по расположению костяков в могиле, предметы украшений в одинаковой форме и т. п.) и в позднесарматское время (II—IV вв. н. э) на широкой территории — в Крыму, Казахстане, Прикамье, в Башкортостане, на Северном Кавказе (16).

Неоценимым источником, доказывающим тюркоязычность сакских племен, является ономастический материал, имеющий свои аналоги на тех территориях с тюркоязычным населением, где в седой древности обитали скифы. Одним из таких материалов является этноним sak 'сак'. Как было уже сказано выше, этимология этнонима sak хорошо освещена Д. Айтмуратовым в его книге “Тюркские этнонимы: каракалпак, черные клобуки, черкес, башкурт, кыргыз, уйгур, тюрк, печенег, сак, массагет, скиф” (17). Этноним sak 'сак', имеющий вариант шак (18), широко распространен у тюркоязычных народов: шага -у казахов, саке, сака у киргизов, шаклар у туркмен (19), шакай — у узбеков (20). Данный этноним в форме саха является самоназванием одного из тюркских народов - якутов.

Как сообщает Н.А. Аристов, древнее тюркское племя, главная масса которого некогда занимала Западный Тяньшань под названием сака или са, се, закончила свое существование в Индии, оставив о себе следы в Западном Тянь-шане в виде кара-киргизского поколения саяк и на Енисее в виде сагай.

Чага — название родовой подгруппы племени солты кыргызов (21). По мнению Е. Койчубаева шага восходит к имени родовой группы тюрков (22).

В китайских источниках саки назывались sai (23). H. А. Аристов в своих исследованиях фиксирует написание древне-тюркского этнонима sak 'сак' в виде са, се (сэ) (24). Отсюда можно утверждать, что этноним сак является образованным от са и этнонимообразующего компонента — показателя множественности — к.

В период родового строя названия географическим объектам давались обычно по их принадлежности к определенным этническим группам, племенным объединениям, отдельному роду или племени. Исходя из сказанного, считаем, что река Сакмар (правый приток р. Урал) состоит из этнонима sak и топоформанта mar 'река' и содержит значение 'река саков'. Сравните, Казан 'река племени каз' (25). Факт наименования территории, занимаемой конкретным этносом по его названию, фиксируется и в исторических документах. В частности, территория обитания саков выясняется из сочинения Страбона: “...в Закавказье появились саки (в I в. до н. э. и I в. н. э.), они “завладели в Армении наилучшей землей, которой оставили от своего имени и название Сакасена” (26).

По нашему мнению, гидронимы Самара — бассейн р. Волга и бассейн р. Днепр, хутор Самарский — в Сакмарском бассейне, р. Самарга — в Приморском крае, населенные пункты Самарканд, Самара (Куйбышев), р. Самур в Дагестане также образованы от наиболее древней формы этнонима sak, sa. Наше утверждение, что гидронимы Самара, Сакмар возникли от этнонима са, сак станет еще убедительней, если учесть, что в исторических документах фиксируются следующие данные: река Самара (Сахмара) (27). По мнению Ф. Гариповой, гидроним Сакмар первоначально мог звучать в форме Сагымар (28).

В бассейне р. Сакмар с этнонимом sak отмечен еще один гидроним Куrсак-елга* — бывш пр. Малого Ика (образован от коми kurya 'старица'— sak (этноним): ср. фин. kurki 'горло, устье' (29) и ороним Сакаман 'гора саков'.

Гидроним Kursak есть и в Демском бассейне Башкортостана: Куrсак — пр. Демы. Кроме того географические названия с этнонимом sak фиксируются в Башкортостане близ города Стерлитамака — гора Шэкетау (вариант Шах-ray) (30), в Ишимбайском районе Башкортостана, в Татарстане — Шаки, в Азербайджане — Шеки, Сакасен (31), в Крымской области Саки, в Пермской области — Шак-ва (32), в Армении — Шаки, на северо-западе Семиречья — Шага, на западе Чимкентской области — урочище и аул Шага (33), а также в географических названиях Сага, упоминаемого Марцелланом (34) и Саг-Даре на месте позднейшего Чирик-Рабата (35). В этот же ряд относятся и названия населенных пунктов: дер. Сакмар в Баймакском районе Республики Башкортостан, пос. Сакмар в Венгерской Республике, дер. Сакмары в Кунгуровском уезде Пермской губернии(36). Также полагаем, что древнетюркский этноним sak фиксируется и в составе этнонима kypsak 'кыпчак', известного еще с III—II в. до н. э., а башкирские фамилии Сакаев, Сакин, Шакибаев, Шагеев и женское имя Сэкинэ 'Сакина' образованы от данного этнонима.

На “Самой старой турецкой карте мира” близ Каспийского моря помещены города Булгар и Сувар, где Сувар Махмудом Кашгарским отождествлен с городом Сахсин (37). Вестберг доказывает, что Итиль и Саксин одно и то же(38). В Восточном Закавказье фиксируется топоним Сакыш и данное географическое название имеется и в древнетюркских надписях (39). Считаем необходимым привести и следующие данные. В частности, С. Я. Байчорову наличие в Дигории и Балкарии географических названий на –шки// -шхи и совпадение их форм с протобулгарским эпиграфическим памятником из Преслава дали основание считать, что до прихода ираноязычных племен в Дигории обитал тюркоязычный народ (40). В исследованиях также упомянуто, что племена, обитавшие до I в. до и. э. в Восточной Европе, неоднократно прорывались через Кавказ в страны Ближнего Востока, следствием пребывания там являются древнетюркские элементы в географических названиях Кавказской Албании (Сакыш, р. Иори — ее тюркское название Гавырлы, территория Кара язы — древнетюркское язы 'равнина' (41). Интересно привести и следующие данные: Азовское море называлось у римлян Меотическим озером или болотом, а также Скифскими или Сарматскими прудами, у скифов — Каргалук (42).

Таким образом, данные ономастики и смежных дисциплин дают основание утверждать, что тюркский этнос является аборигенным в Восточной Европе, в том числе и на Южном Урале, находящемся на стыке Европы с Азией, а саки — тюркоязычное племя скифского периода, является предками древних башкир, одним из компонентов, вошедших в состав башкир в ходе их этногенеза.

К данной группе географических названий, созданных на базе известных с раннесредневекового периода этнонимов, относятся и топонимы, возникшие от названий древних башкирских племён, как Borjan ’Бурзян’, Kypsak ’Kыпсак’, Usergan ’Yсерган’.

____________________________________________

КYPSAK 'КЫПСАК'. Немаловажную роль в этногенезе башкир и в создании этнотопонимической картины исторического Башкортостана сыграли Кыпсаки 'Кыпчаки'.

Этноним Кыпсак и кыпчакское общество были известны с давних пор. Они занимали огромную территорию и кочевали в заволжских и приуральских степях вплоть до Иртыша. Половцы — так называли их русские современники в XI—XIII вв. Византийцы, а за ними и вся Западная Европа именовали этот народ команами. Китайцы транскрибировали слово Кыпчак иероглифами: “Цинь--ча”, “Кюе-ше”. Они знали Цинь-ча в III—II вв. до и. э., а византийцы и Русь столкнулись с ними спустя 1300 лет — в XI-—XII вв.(43).

Автор книги “Половцы” С. Л. Плетнева отмечает, что общей тенденцией кыпчакского общества вплоть до монгольского нашествия в начале XIII в. была тенденция развития (подъема): из небольшого племени, мимоходом упомянутого в китайской хронике. Кипчаки к началу второго тысячелетия превратились в сильное, дееспособное и многочисленное этнообразование, с политическим влиянием и военным потенциалом которого приходилось считаться не только дряхлеющей Византии, по и могущественной Руси(44). Они в качестве политической силы выступили в XII в. и в первые десятилетия XIII в. на обширном степном пространстве от Алтая до Крыма и Дуная (45). Башкирский ученый Р. Г. Кузеев пишет, что решающую роль в формировании башкирского этноса играли два этапа тюркской миграции: древнебашкирский в VIII—IX вв., и кыпчакский в XIII—XIV вв (46). Однако известно, что они (или часть их) находились еще среди гуннов (I—IV вв. и. э. — М. У.) и в Западнотюркском каганате (VI-— VII вв.) (47).

Арабские и персидские географы, путешественники и историки IX—-X вв., в разделах сочинений, посвященных народам, обитавшим в далеких от Халифата восточноевропейских и азиатских степях, постоянно упоминают народ и страну кимаки.

Первым в списке тюркских племен назвал кимаков и отделившихся от них кыпчаков знаменитый арабский географ — Ибн Хордадбех (вторая половина IX в.), пользовавшийся при составлении своего труда более ранними сочинениями (возможно, даже VIII в.) (48). Н. А. Баскаков писал “Далее в глубь веков кыпчаки вместе с кимаками составляли едва ли не основную массу Западнотюркского и отчасти Восточнотюркского каганата, которые в свою очередь были результатом распада империи Хунну, включавшей различные племена и племенные объединения (49).

Исходя из вышеизложенного можно с полной основой констатировать, что кыпчаки на территории исторического Башкортостана могли проникнуть еще в раннем средневековье вместе с другими тюркскими племенными общностями, в частности, с гуннами. Данное утверждение подкрепляется фактами и других регионов. Кыпчакское племя Тертер южнорусских степей известно в Азербайджане в VII в. 3. М. Буниятов приводит сведения, согласно которым кыпчаки вторглись в Албанию еще VII в., а в грузинском в связи с событиями 456—510 гг. сообщается о кыпчаках в Закавказье (50).

Главенствующее племя кимаков расселилось в основной массе по берегам Иртыша. Кыпчаки, по сведениям Ху-дуд ал-Алам, занимали отдельную территорию, расположенную западнее, пример в юго-восточной части Южного Урала. О гористости кыпчакской земли писали и китайские летописцы — в хронике Юань-ши эти горы названы Юйли-боли, а сами кыпчаки “Цинь-ча” (51)…

Ибн Хаукаль отметил (X век), что кыпчако-кимакские племена кочевали вместе с огузами в степях севернее Аральского моря, а ал-Масуди примерно в то же время писал, что все они кочевали по Эмбе и Уралу. “Между их устьями 10 дней пути; на них расположены зимовки и летние кочевья кимаков и огузов (52). Отдельные орды кимакских племен нередко кочевали на берегах Каспийского моря: в “Шах-наме” это море даже называется Кимакским.(53)

Особое внимание заслуживает “Лугат ит-турк” (“Словарь тюркских языков”) Махмуда Кашгарского, содержащий не только богатый лингвистический и этнографический материал, но и самую старую турецкую карту мира. На этой карте, составленной в 1077 году н. э., отмечено “Обиталище Кыфджаков (Кыпчаки)” (54).

Восточный писатель — таджик Насири Хусрау в середине XI в. называет приаральские степи уже не гузскими, как это делали его предшественники, а кыпчакскими (55).

Среди этнонимов, касающихся средневекового периода, встречаются каи и шары. Кимаков по-другому также называли kaи, а шары, по мнению всех ученых (башк. hары, hарылар — М. У.), занимавшихся кочевыми объединениями эпохи средневековья, это кыпчаки или половцы, поскольку русское слово “половцы” — (“половые”) означает светло-желтые (полова — солома, мякина, отвеянная лузга) (56).

Многие исследователи также считают, что половцы были белокурыми и голубоглазыми, некоторые даже связывают их происхождение с “динлинами”, обитавшими в степях Южной Сибири в конце I тысячелетия до н. э. — начале I тысячелетия н. э. и бывшими, по сведениям китайских хронистов, блондинами.

Вполне возможно, считает С. А. Плетнева, — конечно, что среди половцев были и отдельные белокурые особи, однако основная масса тюркоязычных с примесью монголоидности (по данным антропологов) кимако-кыпчаков была черноволосой и кареглазой (57).

Много интересного содержит исследование П. А. Аристова. В частности он пишет, что гузы или половцы или команы, куманы были вероятно, подобно печенегам, союзом родов Канглы и кыпчакских, с участием также частей племени Алчин.

Далее он продолжает:, “есть достаточные данные полагать, что, в общих чертах, восточная половина улуса, именовавшаяся Дешти-Кыпчак, т. е. Кыпчакская степь, была наполнена, кроме небольшого количества найманов и аргынов, многочисленными кыпчакскими родами, а также родами племени Алчин, степи западной половины улуса от Урала до Дуная служили для кочевок остатков половцев и предшествующих им тюркских племен, объединившихся с частию кыпчаков под общим названием ногаев” (58) (в Баймакском районе Башкортостана встречаются фамилии Аргынбаев, Алсынбаев, имена Аргынбай, Алсынбай, образованные от этнонимов алсын и аргын — М. У.).

Территория проживания древнебашкирских племен на территории исторического Башкортостана исследована Р. Г. Кузеевым. Он пишет, что в XVII—XIX вв. кыпчаки компактно и небольшими группами жили на огромной территории от верховья реки Белой па севере до нижн. течения Сакмары на юге. На западе и юго-западе кыпчакские аулы были разбросаны в долине рек Дема, Большой и Малый Уран, Иргиз, Камелик (59). По сведениям информатора из Баймакского района Сафиуллы Исянова, территория, занимаемая кыпчаками, имела форму полумесяца.

Одним из показателей проживания кыпчакского племени являются географические названия с этнонимом Кыпсак 'Кыпчак'. Немало населенных пунктов с представителями указанного племени расположены на территории исторического Башкортостана.

 

Библиография

1. Литвинский Б.А. Древние кочевники "крыши мира". М., Наука, 1972, С. 157

2. Ельницкий Л.А. Скифия евразийский степей Новосибирск, 1977, С. 15; Гранатовский Э.А. Ранняя история иранских племён Передней Азии. М., 1970, С. 3; Стеблин-Каменский И.М. Флора Иранской прародины//Этимология, 1972. М., 1974, С. 138

3. Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. М. Наука, 1974, С. 376

4. Литвинский Б.А. Древние кочевники “крыши мира”, С. 159-161

5. Мажитов Н.А. Южный Урал в VII-XIV вв. М., Наука, 1977, С. 175

6. Волин С.Л. К истории древнего Хорезма//Вестник древней истории. № 1, (14). М., 1941, С. 133-135

7. Аристов Н.А. Заметки о составе этнических племён и народностей и сведенья об их численности, С. 400; Аймуратов Д. Тюркские этнонимы: каракалпак, чёрные клобуки, черкес, башкурт, кыргыз, уйгур, тюрк, печенег, сак, массагет, скиф. Нукус, 1986, С. 173; Закиев М.З. Об изучении древних тюрков и их языков//Тюркское языкознание: Материалы III Всесоюзной тюркологической конференции. Ташкент, 1985; Гейбулаев Г.А. Топонимия Азербайджана, С. 24; Лызлов А. Скифская история написана и сложена лета 1692. М., 1787; Эйхвальд Э.Н. О древнейших обиталищах племён (славянских, турецких, монгольских) в южной России по Геродоту//Библиотека для чтения СПб., 1838, Кн. 27, отд. 3; Бруцкус Ф. Варяги и колбяки//Сборник статей по археологии и латиноведению. Прага, 1935; Каралькин П.И. О древнейшем способе доения скота//Этнография народов Алтая и Западной Сибири. Новосибирск, 1878; Мизиев И.М. Шаги к истокам этнической истории Центрального Кавказа. Нальчик, 1986; Гарипова Ф.Г. Исследования по гидронимики Татарстана. М., Наука, 1991.

8. Аймуратов Д. Тюркские этнонимы: каракалпак, чёрные клобуки, черкес, башкурт, кыргыз, уйгур, тюрк, печенег, сак, массагет, скиф. Нукус, 1986, с. 190-191.

9. Руденко С.И. Башкиры… М., Наука.

10. Тревер К.В. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании. IV в. до н.э.-VII в. н.э. М.-Л., Наука, 1959, с. 52.

11. Киекбаев Дж. Г. Некоторые вопросы изучения башкирских и татарских диалектов. С. 8-19.

12. Малов С.Е. Древние и новые тюркские языки

13. Юсупов Р.М. Историческая антропология Южного Урала и формирование расового типа башкир. Предпринт доклада. Уфа, 1991, С. 26-29.

14. Тот Т.А., Фирштейн Б.В. Антропологические данные к вопросу о великом переселении народов. Авары и сарматы. М., 1970, С. 147.

15. Гейбуллаев Г.А. Г.А. Топонимия Азербайджана. С. 25-26.

16. Пшеничнюк А.Х., Рязанов М.Ш. Темясовские курганы позднесарматского времени на юго-востоке Башкирии//Древности Южного Урала. Уфа, 1976, С. 144-148.

17. Аймуратов Д. Тюркские этнонимы: каракалпак, чёрные клобуки, черкес, башкурт, кыргыз, уйгур, тюрк, печенег, сак, массагет, скиф. Нукус, 1986, С. 234.

18. Аймуратов Д. Тюркские этнонимы: каракалпак, чёрные клобуки, черкес, башкурт, кыргыз, уйгур, тюрк, печенег, сак, массагет, скиф. Нукус, 1986, С. 171; Всемирная история в десяти томах. Т. II, С. 883.

19. Гейбуллаев Г.А. Топонимия Азербайджана, С. 27.

20. Кармышева Б.Х. Очерки этнической истории Южных районов Таджикистана и Узбекистана. М., Наука, 1976, С. 100.

21. Аристов Н.А. Заметки о составе этнических племён и народностей и сведенья об их численности, С. 446

22. Аристов Н.А. Заметки о составе этнических племён и народностей и сведенья об их численности, С. 446.

23. Саттаров Г.Ф. Происхождение названия Казань. С. 165

24. Алиев К.Г. К вопросу о племенах Кавказской Албании. М., Наука, 1964, С. 2.

25. Материалы по истории Башкирской АССР. Т. I., Ч. 1, Вып. 7, М.-Л., 1936, С. 125, 173, 262, 327, 335.

26. Гарипова Г.Ф. Исследования по гидронимии Татарстана, С. 108

27. Кобычев В.П. Финноугорские и древнетюркские гидронимы и топонимы на Кавказе//Всесоюзная сессия по итогам полевых, этнографических и антропологических исследований 1978-1979 гг. Тезисы. уфа, 1980, С. 71.

28. Шакуров Р.З. Er yozonde dyurtou genye//Bashqortostan kyzy, № 3, 1989, C. 17/

29. Гейбуллаев Г.А. Топонимия Азербайджана, С. 27

30. Малый Атлас СССР, С. 45, 46.

31. Койчубаев Е. Краткий толковый словарь топонимов Казахстана, С. 247.

32. Григорьев В.В. скифском народе сакакх. СПб, 1871, С. 39.

33. Толстов С.П. Приаральские скифы и Хорезм//Советская этнография, 1961. № 4, С. 122.

34. Список населённых мест Пермской губернии. Кунгуровский уезд. Пермь, 1909.

35. Умняков И. Самая страя турецкая карта мира, С. 115; Бартольд В.В. Место Прикаспийских областей в истории мусульманского мира, С. 60.

38. Бартольд В.В. Место Прикаспийских областей в истории мусульманского мира, С. 60.

39. Бартольд В.В. Место Прикаспийских областей в истории мусульманского мира, С. 60

40. Байчоров С.Ч. Протобулгарский субстрат в топонимике Балкарии и Дигории//Тюркское языкознание. Ташкент, Фан, 1985, С. 371.

41. Алиев К.Г. К вопросу о племенах Кавказской Албании. М. Наука, 1964, С. 7; Малов С.Е. Памятники древнетюркской письменности в Монголии и Киргизии. М.-Л., 1959, С. 35, 40, 102.

42. Трубе Л.Л. Топонимия в “Географическом словаре” П.П. Семёнова//Прикладная топонимика. М., 1983, С. 73-82.

43. Плетнёва С.А. Половцы. М., Наука, 1990, С. 3.

44. Плетнёва С.А. Половцы. М., Наука, 1990, С. 3.

45. Потапов Л.П. Этнический состав и происхождение алтайцев. Л., Наука, 1969, С. 170-171.

46. Кузеев Р.Г. Историческая этнография башкирского народа. Уфа, 1978, С. 197.

47. Баскаков Н.А. Введение в изучение тюркских языков. М., 1969, С. 83; Шаниязов К.Ш. К этнической истории узбекского народа. Ташкент, 1974, С. 42-43.

48. Плетнёва С.А. Половцы. М., Наука, 1990, С. 26.

49. Баскаков Н.А. Введение в изучение тюркских языков. М., 1969, С. 83.

50. Гейбуллаев Г.А. Топонимия Азербайджана. Баку, Элм, 1986, С. 47.

51. Плетнёва С.А. Половцы. М., Наука, 1990, С. 28.

52. Кумеков Б.Е. государство кимаков IX-X вв. по арабским источникам. Алма-Ата, 1972, С. 63.

53. Плетнёва С.А. Половцы. М., Наука, 1990, С. 28.

54. Умняков И. Самая старая турецкая карта мира//Труды Самаркандского пед. инст.-та им. А.М. Горького, 1940, С. 131.

55. Плетнёва С.А. Половцы. М., Наука, 1990, С. 28.

56.Плетнёва С.А. Половцы. М., Наука, 1990, С. 35.

57. Плетнёва С.А. Половцы. М., Наука, 1990, С. 35-36.

58. Аристов Н.А. Заметки об этническом составе тюркских племён и народнойстей и сведения об их численности//Живая старина. СПб., 1896, Вып. III-IV, год 6-й, С. 312-313.

59. Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа, С. 116

 

Раиль Гумерович Кузеев. Происхождение башкирского народа. Москва, Наука, 1974. Кыпчаки и Дешт-и-Кипчак. Известия о кыпчаках (половцах, куманах) разбросаны в многочисленных писменных памятниках средневековья как восточных, так и западных (библиографию см.: Бартольд, 1968а; Плетнева, 1958). Постоянно растет число научных публикаций, средневековых текстов, содержащих новые факты и сведения о кьпчакских племенах. В последние годы накоплен значительный археологический материал, который исследователи более уверенно, чем прежде, связывают с кипчаками. На основе существенно расширенной и обновленной фактологической базы создан и опубликован ряд исследований, обобщающих историю кыпчаков в одном из крупных регионов их расселения в эпоху средневековья: в Средней Азии, Поволжье и на Северном Кавказе, Урале и в южнорусских степях (новую сводку источников исследований о кыпчаках см.: Кумеков, 1972). И все же было бы чрезвычайным оптимизмом считать, что в истории кыпчаков все ясно. Напротив, более чем через полстолетие после известных работ В. Б. Бартольда. И. Маркварта и других исследователей возникает необходимость вновь обобщить огромный материал по истории кыпчаков и оценить их роль в этнической и политической истории целого ряда народов. Историческая лингвистика своей классификацией тюркских языков, а также выделением в их западной ветви обширной кыпчакской группы шире других дисциплин оценила место кыпчаков на завершающих стадиях этнического оформления многих народов Восточной Европы и Средней Азии. Создание исследования по этнической и политической истории кыпчаков с эпохи древности до позднего средневековья — одна из нерешенных задач исторической науки. Изучение кыпчакских родо-шш-менных образований в отдельных регионах или в составе тех пли иных этносов, надо надеяться, поможет будущей разработке общей истории кыпчаков.

Древняя история кыпчаков теряется в глубине веков. Вероятно, первое достоверное известие о них относится к середине VIII в.: в надписи на памятнике уйгурскому кагану Моюн-Чуру (другая транскрипция имени — Баянчора), упоминаются “тюрки-кыпчаки, которые “властвовали [над нами] пятьдесят лет”. Следователъно по крайней мере с конца VII в. кыпчаки были жителями Саяно-Алтайского нагорья или же пришельцами сюда с соседних областей. Еще Е. Грумм-Гржимайло доказывал, а позже его поддержал М. И. Артамонов, что предки кыпчаков представляли собой_западную ветвь алтайских динлинов, и в конце 1 в . до н . э. были покорены хуннами” (Грумм-Гржимайло, 1926, стр. 57— 59; Артамонов). Эта гипотеза опирается на идентификацию “страны кипчаков” из сообщений средневековых мусульманских авторов с “владением... Кюеше”, “покоренном” хуннами, из древнекитайских источников (Бичурин, 1950, стр. 1, 50). Если предложенная идентификация верна, то родина кипчаков — верхнее течение Иртыша и прилегающие, к нему степи.

В восточных источниках кипчаки впервые упоминаются Ибн-Хордадбехом (IX в.); позже известия о них и кимаках становятся обычными в арабо-персидской и тюркской литературе. Основная территория расселения кимако-кыпчакских племен до конца X в. большинством источников очерчивается в границах среднего течения Иртыша и смежных с юга областей. Кыпчаки и кимакы были родственными племенами, однако, согласно новейшим исследованиям, полностью их отождествлятьне следует. Кыпчаки в VIII— XI вв. политически связаны с кимаками, возможно зависимы от них. В то же время политическая зависимость кыпчаков от кимаков не была стабильной, а в этнокультурной характеристике тех и других имелись своеобразия, связанные, может быть, о различиями в истоках их этногенеза (Кумеков, 1972, стр. 42—44).

В X в., а возможно и раньше, начинается движение кыпчаков в южном (на Сырдарью) и западном (в Поволжье, южнорусские степи) направлениях. Кыпчакская миграционная тенденция, нарастая, достигает кульминации в XI в. Именно в это время сырдарьинскпе и приаральские степи получают наименование Дешт-и-Кппчак. По мере расселения и возвышения кыпчаков новое название распространяется на запад; к концу XI— началу XII в. “кипчакскими степями” (Дешт-н-Кпнчак) становится огромная полоса территории Евразии — от Иртыша до Дуная.

В многочисленных контактах кыпчаков в процессе их миграции на юг и запад наибольшее значение в плане формирования их собственного этнического облика имели взаимодействия с печенегами и огузами. Печенегов кыпчаки знали еще в период пребывания в Азии: кипчакские племена в VIII— IX вв, были северными соседями печенегов, кочевавших на Сырдарье и в Приаралье. Не лишены основания предположения о том, что в волнах кочевников, которые докатились в VIII и тем более в IX в. до

Северного Кавказа, был къпчакский компонент (Поляк, 1964, стр. 42). Речь, конечно, не идет о массовой миграции, но более раннее, чем принято считать, проникновение кыпчаков на запад не следует недооценивать. Появление в Приаралье и в южнорусских степях кыпчакских групп в период этнического преобладания там печенегов свидетельствует об активности кыпчаков и о начавшемся возвышении одного из мощных степных объединений средневековья.

Взаимоотношения кыпчаков с огузами не очень ясны. Этническая близость их отмечается в ряде источников. М. Кашгари говорит о близости языка огузов и кыпчаков (МК, 1960, стр. 66); по Рашид ад-дину, къшчаки происходят от народа, который смешался с родом Огуза. В некоторых исследованиях кыпчаки перечисляются среди 24 колен огузов. По преданию, очень широко распространенному и в подробностях переданному Рашид ад-дином (1952, стр. 84) и Абу-л-Гази (Кононов, 1958, стр. 43 — 44), Кипчак был сыном одного из погибших в битве “нукеров” или “беков” Огуз-хана. Мальчика, родившегося в походе, Огуз-хан усыновил и назвал Кипчаком, а когда он вырос и возмужал, дал ему “много войска и нукеров”, и повелел ему покорить земли Дона, Итиля и Яика, где Кипчак, царствовал “триста лет”. В шежере башкирских кыпчаков передается (с некоторыми нюансами) та же легенда: “Кыпчак из рода Лукман Хакима; его отец, был военачальником орде Огуз-хана; после того как его в войско было побеждено, а он сам отец Кипчака умер, Кыпчака, родившегося на дорогах войны, Огуз-хан взял на свое попечение” (БШ, стр. 95; другие варианты — БШ, стр. 104, 115). Эти предания я легенды напоминают, вероятно, об этнических связях кыпчаков и огузов, о взаимном их проникновении в эпоху, когда огузы жили на Сырдарье и были южными соседями кыпчако-кимакских племен. Несмотря на древние связи, истоки происхождения огузов и кыпчаков были, кажется, разные. Кыпчаки, по Абу-л-Гази относятся к тем “тюркским илям”, которым Огуз-хан дал имя, “но которые не происходят из его рода” (Кононов, 1958, стр. 51). При движении на запад кыпчаки вобрали в себя огузо-печенежские племена западноказахстанских и прикаспийско-причерноморскпх степей; в XI— XII вв. они представляли собой по существу конгломерат преимущественно тюркских племен, при кыпчакской политической и этнокультурной гегемонии.

Политическое возвышенно кыпчаков относится к XII — первым десятилетиям XIII в. Хотя они и не создали единого государства, но, господствуя на огромной территории, так или иначе, участвовали во многих крупных исторических событиях той эпохи.

Главные политические устремления кыпчаков были направлены на южнорусские степи и богатое Причерноморье. Башкирия была периферией на этом пути и мало интересовала кочевников в период их возвышения. Это, естественно, не исключает проникновения кыпчакских. групп в Башкирию в X — XI вв. и даже раньше, так как традиционные связи башкир с Сырдарьей, Приаральем и Северным Кавказом не прерывались. Когда в Хв. кьпчако-кимакские племена стали господствовать на Сырдарье и в Приаралье, северо-западные пределы их кочевий достигали Южного Урала (Кумеков, 1972, стр. 60). В это время отдельные группы кыпчаков могли пропинать на север, вплоть до районов Приуралья. Но все же, нет оснований полагать, что кыпчакское проникновение в Башкирию до начала XIII в. было массовым.

Крупные вторжения кочевников кьпчаков не прошли бы незамеченными в переживавшем тогда пору расцвета Булгарском государстве; отложились бы эти события и в башкирских шежере. Между тем на этот счет пока не обнаружено никаких сведений. Первые сообщения о появлении кипчаков в Башкирии относятся к эпохе начала завоевательного похода монголов в Восточную Европу. Слух о страшной угрозе, опережая монгольский авангард, проник в Дешт-и-Кипчакские степи, и уже одно это привело в движение кочевников. Значительная часть кыпчаков направилась в Приуралье и Поволжье. Об этом сообщает Абу-л-Гази. Нарисовав страшную картину разгрома войсками Джучи-хана кыпчаков, он завершает рассказ словами: “Те из кипчаков, которые спаслись, ушли к иштякам (башкирам)” (Кононов, 1958).

Таким образом, массовая кыпчакская миграция в Башкирию совпадает по времени с кануном и началом монгольских завоеваний в Восточной Европе.

 

Раиль Гумерович Кузеев. Происхождение башкирского народа. Москва, Наука, 1974. Об этническом составе средневековых кыпчаков. Названия кыпчакских племен со ссылкой на летопись XIII в., составленную при мамлюкском эмире Байбарсе, сообщает Ан-Нувайри (XIV в.): токсоба, иета, бурджоглы, ол-бурлы, кангуоглы, анджоглы, дурут, карабароглы, джузнан и др. Позже "перечень Ан-Нувайри" повторил Ибн-Халдун (Тизенгаузен, 1887, стр. 540—541). В восточных источниках названы наиболее крупные племена кыпчаков. Менее значительные племена, не говоря уже о подразделениях племен, за редким исключением, яе привлекли внимания хронистов. Лишь Аль-Димашки ХШ—начало XIV в, отмечая приход части кьшчаков в Хорезм, перечисляет их родовые разветвления: тау, бузанки, башкырд. (Навширванов, 1929, стр. 83—84) 4Э. Анализ родо-племенного состава народов кыпчакской группы также выявляет неизвестные ранее этнонимы, восходящие к основному населению Дешт-п-Кипчака. Таким, например, является этноним байбакты — название казахского рода Младшего Жуза, в древней части генеалогии, которого имеется имя Токсаба, соответствующее названию наиболее крупного половецкого племени (Востров, Муканов, 1968, стр. 94—95).

К средневековым кыпчакам в историко-топографической литературе возводят обычно те родо-племенные образования, в названиях которых присутствуют элементы “кыпчак” или этнонимы, перечисленные в списке Ан-Нувайри. Родо-племенные труппы кыпчак (и их тамги) зафиксированы в составе следующих народов:

     

  1. Ногайцы — племя кыпчак (кыпшак) в составе кара-ногаев и ок-ногаев
  2. Крымские татары — племя кыпчак
  3. Башкиры — племя кыпчак
  4. Казахи — племя кыпчак в составе Среднего Жуза
  5. Киргизы - племя кыпчак в составе группы ичкилик
  6. Каракалпаки — племя кыпчак (кыпшак)
  7. Узбеки — "главный род" кыпчак в составе эеравшанских узбеков.
  8. Также родоплеменные названия Кыпчак встречаются среди кумыков, карачаевцев, азербайджанцев, алтайцев, то есть практически у всех тюркоязычных народов.

Топонимы Кыпчак зафиксированы в районах расселения османских турков (Еремеев, 1971, стр. 94) и гагаузов (Баскаков, 1964, стр. 49).

Если считать ногайскую и киргизскую тамги вариациями, то все приведенные кипчакские тамги сводятся к двум древним и близким между собой типам: черта и две черты. Тамга I была печенежской и воспринята от них канглами, сформировавшимися на основе кьпчако-печенежского смешения; тамга II являясь ее удвоением, стала знаком многих более “молодых” кипчакских образований. Возможно, единообразию кьшчакских тамг на огромной территории мы обязаны той иллюзии кыпчакского этнического единства, которая порой просматривается в некоторых работах.

Этнический состав средневековых кыпчаков, если вспомнить историю их продвижения от Иртыша до Причерноморья, был не менее сложным, чем многих современных тюркских народов. Выше уже шла речь о смешении кыпчаков с печенегами и огузами. В перечне Ан-Нувайри, однако, немного этнонимических следов кипчако-печенего-огузского смешения, хотя Ибн-Халдун делает весьма важное добавление о том, что “все перечисленные племена не от одного рода” (Тязенгаузен, 1887, стр. 542). Кангуоглы очевидно, те же канглы, которые многими исследователями отождествляются с кангарами (самоназвание печенегов) и кенгересами, упоминаемых в орхонских древнетюркских письменных памятниках (Голубовский, 1884, стр. 55; Гумилев, 1967, стр. 143). Но часть учёных, такие как В. В. Бартольд скептически относились к идентификации названий кангар и кенгерес. В то же время канглы рассматриваются как смешанные печенего-кыпчакские племена, сохранившие в Дешт-и-Кипчаке старый этноним. Точно так же печенего-огуз-ское племя баяут (баут, баят) в XII в. выступает в составе кыпчаков или канглы (Толстой, 1947, стр. 93).

Огузскими по происхождению, но появившимися в Восточной Европе в связи с движением кыпчаков, являются, как увидим ниже, этнонимы туркмен в составе башкир и ногайцев, монгольскими — герей (гэрэйле, гэрэй, гэрэ) в составе башкир.

О наличии в составе кыпчаков монгольского компонента писал еще И. Маркварт, и в этом поддержал его В. В. Бартольд (1968, стр. 400). Ибн-Халдун оставил на эту тему следующее сообщение: “Ход рассказа... указывает на то, что племя Дурут из кипчаков (тюрков – прим.), а племя Токсоба из татар (прим. — монгол) См. Тизенгаузен, 1884, стр. 541 — 543. В этом аспекте происхождение кыпчаков обстоятельному исследованию, кажется, еще не подвергалось. Хотя сравнительно недавно была вновь высказана мысль о том, что кыпчаки, а в их составе и монгольские группы проникали на Северный Кавказ еще в VIII в. (Поляк, 1964). Вопрос о древнем монгольском компоненте в составе кыпчаков является чрезвычайно сложным, но постановка его, как видим, совершенно обоснована. В зтом свете не могут не привлечь внимания некоторые археологические открытия последних лет. Реконструкция канов в кимакских жилищах на Сырдарье показала, что аналогии им восходят к системе отопления жилищ, распространенной в древнемонгольских городах. Эти наблюдения дали повод археологам С. Ахинжанову и Л. Ерзаковичу обновить гипотезу И. Маркварта о монгольском или, по крайней мере, центральноазиатском происхождении кимаков (Ахинжанов и Ерзакович. 1972, стр. 67—68). В Поволжье, у г. Булгары, раскопаны жилища, тип которых “характерен для монгольских городов” (Смирнов, 1971, стр. 496). Хотя монгольское происхождение кимаков невозможно считать доказанным (см. об этом Кумеков, 1972, стр. 35—46), накопленный к настоящему времени материал показывает, что центральноазиатский компонент (в том числе, вероятно, и монгольский) сыграл определенную роль в этнокультурном сложении кимако-кипчакских племен. Со временем, надо надеяться, появится возможность доказать этот тезис и на материалах тюрко-монгольской этнонимии. Присутствие в составе кыпчаков монгольских групп в более позднее время аргументируется легче. Известно, что в XII в. (1125 г.) часть населения бывшей империи киданей (китаев) передвигается на запад в пределы Туркестана и образует государство кара-китаев (мусульманское название киданей), западные границы которого простираются до Каспийского моря. Однако кыпчаки столкнулись с киданямп значительно раньше: восточные источники сообщают о движении китаев в районе Баласагуна в самом начале XI в. (Бартольд, 1968а, стр. 396).

БАШКОРДСКИЙ РОД - КАТАЙ

Имя башкордского рода Катай восходит напрямую к "Авесте", где говорится, что Катайун был братом Фаридуна (авест. - Траэтаона), который помог последнему в битве с царем- людоедом Заххаком.

О Катайуне в "Авесте" говорится так: "Траэтаона могучий владел такой силой - у него было волшебное перо (ЯШТ 14, 36-37, 40). И еще у него было победное оружие Саошьянта-Спасителя, грядущего сына Заратуштры, который родится чудесным образом в конце мировой истории и Друджа (Ажи-Дахак-Заххок в "Шах-наме"). Этим оружием из праведного мира навек изведет (ЯШТ 19, 92-93). Теперь Траэтаона мог бросить вызов Ажи-Дахаке. Грянул бой, беспощадный, кровавый, смертный бой Истины с Друджем. Траэтаона победил. "Он поверг и связал Ажи-Дахаку, который был столь чудовищно греховен" (Меног и Храт, 27.38). "И благодаря победе той Дахака им был сокрушен, а создания Ахуры спасены и утешены" (Денкарт VII 1.26). Траэтаона (Фаридун в Шахнаме с.г.) совершил этот великий подвиг. Вместе с ним также были Бармийун и Катайун - его старшие братья, однако Траэтаона был более велик, нежели они (Бундахишн 31.8). (См. И.В. Рак "Зароастрийская мифология" Спб. 1988. стр. 193 - 195).

Происхождение этнонима башкордского рода - Катай из древнего иранско - авестийского языка доказывается и другим историко - мифологическим фактом. Как нам донес Фирдоуси в "Шах - наме", написанное им на основе не дошедших до нас древних пехлевийско - парфянских источников. Рождению Фаридуна (Траэтаоны. авест.), а следовательно, и его старших братьев Бармийуна и Катайуна предшествовало рождение и сложения в единый этнос - кордов. Убив Джамшида (Йима. авест.), Заххак захватил царскую власть в Иране и, следуя злому духу Ахриману - Ангро - Манью (авест.), стал кормить змей, что росли из его плеч человечьим мозгом до тех пор, пока два храбреца Армаил и Кармаил, притворившись поварами, не устроились работать на кухню Заххака. Каждый день они спасали одного из двух юношей, обреченных на убой, и тайком, ночью, выводили их из дворца, когда число их достигало тридцати человек в конце каждого месяца. По совету Армаила и Кармаила эти юноши убегали в горы и стали скотоводами - кочевниками. По преданию, от них и происходит племя кордов. Эту "народную" теорию о происхождении кордов, независимо от Фирдоуси описал и арабский историк Ал-Масуди.

Сами корды с освобождением своего народа в древние времена от тирании Заххака связывают происхождение своего кордского национального праздника Навруз. Наличие этой мифологической традиции у кордов подтвердил и английский путешественник Морьер, который отмечал в своих путевых заметках за 1812 год празднование кордами возле горы Демавенд праздника - Эйд - е корди (гайет - корд), или "Дня освобождения" кордами тирании Заххака, который по "Авесте" был прикован к этой горе. Применительно к этим именам в "Авесте", важно отметить о наличии в Башкордистане гидронимов - Арман (речка в Зилаире, где живут башкорды рода Борзян) и Кармай (река, левый приток Узяна в Бурзянском р-не); Карманиха (речка, приток Мал. Ика в Зилаире) и Кармасан (река, правый приток реки Белой в Уфимском р-не), который, предположительно, происходит от антропонима Кармасан. По преданиям, Кармасан и Сармасан были сыновьями Яик-бея, бывшего предводителем борьбы башкордов против Тимура.

В современном башкордском языке слова того же иранского корня, что и Армаил, например Армау - означает "заговаривать", а слово Арман - несет значение "сила". Даже существует башкордская пословица "Дeрт бар - арман юк" - "Воля есть, да сил нет"(см. Словарь башкирских говоров, редактор Н.Х. Максютова. Уфа 1970 г. стр.30.).

На основании даже выше приведенного анализа и в контексте с этнонимами других башкордских родов становится ясно, что имя башкордского рода Катай восходит к тексту "Авесты".

 

БАШКОРДСКИЙ РОД КАНГЛЫ

Этноним башкордского рода Канглы вышел из "Авесты", где слово "Кангха" - Канха означает обитель - "Вар" царя Джамшида - Йимы (авест.). В языке пехлеви, пришедшему на смену авестийскому слово "Кангха" стало произноситься "Кангдеж", а в современном фарси звучит "Канха".В эпоху Ахаменидов (558 - 330 гг. до н.э.) образ - Вар распадается на два понятия, первое, как и прежде, мифологическое, по которому Вар есть древняя крепость - убежище, построенное царем Йимой - Джамшидом, как считали иранцы, в доисторическое время. "Но не суждено было людям вечно вкушать блаженство. На весь мир телесный, грешный [З]наступали лютые зимы с севера и все живое должно было погибнуть.Всеведующий Ахура Мазда знал об этом. В Арьяна Вэджа, на берегу Вахви Датии, он созвал совет небожителей - ахуров и язатов. На тот совет был приглашен и праведный Йима - царь, Вивахвантов сын. Вместе со своей свитой - фраваши праведников - он предстал перед богами, и Творец Ахура Мазда сказал ему так:

- О незапятнанный Йима, сын Вивахванта!

На мир телесный наступают зимы со свирепыми морозами и ветрами и тучи снега будут велики, Cнег покроет все сплошь, даже вершины гор и бурные реки, бегущие вниз, Будут погребены под снегом.

Неисчислимыми страданиями наполнится царство твое. Все твари живые будут страдать: и те, что обитают в долинах, и те, что бродят в горах, и те, что обрели приют в хлевах и конюшнях...

Посмотри на эту землю, Йима, окинь ее взором от края до края, насколько видит глаз!

Вот оно, твое царство, полное сочных трав для скота и студеных чистых источников. Спаси же эту счастливую землю!

Ибо затопит ее водой, когда кончится зима и снега растают.
Чудом, о Йима, для плотского мира покажется, если увидят где след овцы.

Построй же ограду, Йима, обнеси оградой эту землю. Пусть та ограда будет размером в лошадиный бег на все четыре стороны, и назовется она - Вара (среднеперс. Вар).

Это понятие "Вар" как "убежище", "защита", "оплот" незримо присутствует во многих индоиранских, германских и даже некоторых кавказских языках, что является наглядно- фонетическим примером существования в доисторическую эпоху некой индо - ирано - германской; кордско - башкордско - английской общности, возможно на территории Южного Урала! Например: "дивар" - стена (кордск.); "двор" (русск.) - какой двор может называться двором, если его не огородить стеной, частоколом, плетнем. Далее, "ара" - пространство (башк.) и "area" - пространство (латин.); "кeртe" - изгородь (башк.) "court" - двор (франц.); "йорт" - дом (башк.) - "юрт" - дом (чечен.) и "yard" - двор (англ.) - Scotland Yard!

Необходимо указать то, что в современном кордском языке слово "wap" означает - место, занимаемое на кочевке жителями одного села; стоянка; пристанище. Кордское "wap" тождественно башкордскому "йар" - побережье, которому , в свою очередь, соответствует по смыслу староанглийское "waru" - береговая насыпь, дамба, защита (Макс Фасмер), и древнеисландское "vor" - причал.

Но уже в эпоху Ахаменидов (558 - 330 гг. до н.э.) образ обители - Вара распадается как бы на два представления, первое - это мифологическое - убежище Вар, построенное царем Йимой (авест.) или Джамшид в "Шах - наме", и второе - новое представление - географическое с именем "Кангха", под которым подразумевалась страна и горная крепость к востоку или к северу от Ирана. Возведение этой горной крепости под именем Кангдежа в поздней иранской традиции приписывается Сьяваршану (авест.) - Сиявушу (Шах - наме), почитаемого как сына Кей - Кавуса.

"После смерти Кави - Усана (благословение Гайа Мартана - Хварна Кавиев осенила его сына Сьяваршана, среднеперс. Сиявахш, фарси Сиявуш, (Яшт 19, 71. Денкарт VII 1.38)). Божественной силою Хварны Сьяваршан воздвиг чудесную крепость Кангху ("Меног и Храт 27.57. пехлевийский" Бахман - Яшт 3.25 - 26., "Ривайат" 49.1) своими собственными руками, с помощью Ахура - Мазды и Амеша Спента и вопреки воле девов (Ривайат 49.1), для сохранения и преумножения веры маздаянитской ("Денкарт VII 1.38).

У Фирдоуси в "Шах - наме" Сиявуш, сын Кей - Кевуса после заключения мира с царем Турана Афросиабом скрепил его клятвой. По всей видимости, договор о мире был скреплен именем бога Михрбана - Митры. По возвращении в Иран Кей - Кавус приказывает Сиявушу снова начать войну с Тураном, несмотря на клятву и мирный договор. Боясь стать клятвопреступником, Сиявуш уходит в изгнание, попадает в Туран, поступает на службу к царю Афросиабу и позднее женится на его дочери. По Фирдауси, находясь в изгнании, Сиявуш строит крепость - Канг, ставшей позднее столицей Турана. В "Авесте" в Абан - Яште 5.57 говорится :

"Ей в жертву приносили смелые отпрыски Ваэсахи
у горной вершины Хшатросука,
у самой высокой надо всеми возвышенной
крепости Канха, Артою освященной -
сто коней, тысячу быков и десять тысяч быков.

(См. "Авеста" под редакцией И.В. Рака, Спб. 1998, стр. 231)

Топоним Кангха - Вара (убежище Кангха - Канглы) сохранился в названии корода Кангавара, неподалеку от г. Хамадана (Иран), именуемая в древности Экбатаны, в 600 гг. до н.э. столицей Мидии, государства, основанного Кордами в 8 -7 вв. до н.э. Таким образом, мы видим: этноним и топоним - Канглы, встречается и у кордов Месопотамии и у башкордов Урала, что служит веским доказательством иранского происхождения, иранских корней башкордского рода Канглы, имя которого упоминается в "Авесте".

Башкордский род Канглы, как и башкордский род Бурзян, при переселении арийских племен основали Вар - Xwarrazim или Хорезм, на территории которого в конце 3-2 вв. до н.э. сложилось государственное объединение Кангюй. Многие ученые - археологи признают происхождение этнонима Канглы из имени Кангюй. Но на самом деле все как раз наоборот. Как мы знаем из истории, первоначально рождается семья, затем род и по спирали союз родов - племя, союз племен - народ, который только и строит свое государство, в котором рождается нация. Такой нации или даже народа, под именем Канглы нет, а есть род Канглы в составе башкордов Урала. Следовательно, имя государства Кангюй (II вв. до н.э.) произошло от этнонима башкордского рода Канглы. Еще в XIII веке башкордский род Канглы был, возможно, главной военной силой в войсках Хорезмшаха - Пир Мухаммеда. Об этом свидетельствует и такой факт: в войне Хорезмшаха с дикими татаро - монгольскими ордами Чингизхана численность солдат рода Канглы в составе войск Хорезма составляла 90 тыс. человек. Ряд ученых (И. Маркварт, В.В. Бартольд, С.П. Толстов, А.М.Шербак и др.) связывают этноним - Канг - Кангар "с названиями нижнего течения Сырдарьи - Канг" (См. Л.С.Толстова "Исторические предания Южного Приаралья" М. 1984, стр. 72.).

На языке кордов Месопотамии (древних мидийцев) слово - Канийе означает родник, исток, река. Башкорды рода Канглы, как и башкорды рода Бурзян являются основателями города Хорезма в древности (II тыс. до н.э.), (перенос огня - Атур Борзен - Михрбан с Арьянам - Вэжда в Хваразм). И, хотя это мифологическое предание, имеются и исторические свидетельства, например, как писали ученые, "Наиболее энергичные и деятельные выходцы из средней Азии занимают даже некоторые влиятельные посты в системе ахеменидской администрации. Так, на острове Элефантина (на р. Нил) в конце V в. до н.э. служил воин - хорезмец, а другой его земляк правил г. Сестом на европейском берегу Дарданелл" (В.М.Массон, В.И. Сарианиди "Каракумы: Заря Цивилизации", Изд. Наука, М. 1972 г., стр. 53-54).

Имена таких известных башкордских ученых средневековья Аль-Хорезми (787-850 гг.) и Аль-Фараби (870-950 гг.), подлинных создателей таких научных дисциплин, как алгебра и математика, знает весь мир, а их научные труды переводились на европейские языки. И Аль-Хорезми и Аль-Фараби были выходцами из Хорезма, башкордами, так как само рождение г. Хорезма, его культуры произошло благодаря башкордским родам Борзян, Канглы, Мюйтен - Усерган.

ПЛЕМЯ ТАЗ

Усманова Минхылыу Губайтовна. Имя отчей земли. Уфа, Китап, 1994. По мнению башкирского ученого профессора Дж. Г. Киекбаева племя Tазларцев (по-башкирски таззар, тазлар) является одним из самых древних автохтонных башкирских племен па Южном Урале. И если отождествлять Tазларцев с Aргиппеями древнегреческого историка Геродота (V век до и. э.), — отмечает он, — то можно предположить, что они обитали на Южном Урале уже с V века до н. э. (1) “...историк Геродот, описавший быт кочевых племен на западном склоне Рифейских (т. е. Уральских) гор в V в. до н. э., между прочим указывает, что племена Будины и Aргиппеи пьют кобылье молоко, из него делают сыр, называемый иппак, и пьют также кислый сок плодов, который называют асхи. Будины Геродота, очевидно, то же самое будун “народ” орхонских надписей, — продолжает Дж. Г. Киекбаев слово иппак напоминает башкирское диалектное слово ипмэк и слово асыhы или асы hыуы, что, с нашей точки зрения, может быть истолковано как “кислая жидкость” (2). Геродот в своей “Истории”, между прочим отмечает, что у подножия высоких гор обитают люди, о которых говорят, что они плешивые, а имя их “аргиппеи”. Слово таз по-русски означает ‘плешивый’. И. И. Соколов считает аргиппеев-плешивых — аборигенами территории Башкирии, родственными башкирам, и локализует их у подножия Рипейских (Уральских) гор (3).

В исследованиях Н. Л. Аристова этноним Тазлар фиксируется одним из 12-ти байулинских. родов Малой Орды: Адай, Джаппас, Алача, Байбакты, Маскарь, Бершь, Тазлар, Иссентимер, Черкес, Тана, Кызыл-курт, Шихлар. Он также отмечает, что Тазлар или Таслар может происходить от народа Тасъ (Тасы) (4).

Родо-племепные образования Таз (Тас) имеются в составе североалтайских кумандинцев, казахов, кыргызов, узбеков, туркменов, ногайцев (5). По исследованиям Л. П. Потапова, в 60-х годах XVII в. сеок тас составлял ясачную “Тастарскую волость”, причислявшуюся тогда к “горным порубежным волостям” Томского уезда, находившимся в северных отрогах Кузнецкого Алатау. В начале XVIII нека тастары упоминаются в “Сокровенном сказании” рядом с телесами. Возможная близость тастаров с телеутами также высказана им же (6) (см. этнонимы Теле//Телес).

Этноним Таз как название родо-племенного подразделения башкирского племени Юрматы на территории исторического Башкортостана фиксируется в дер. Айыусы, Азнай, как название родового подразделения племени Borjan 'Бурзян' в дер. Утэкэй (другое название Борзен), как название родового подразделения Бушман-Суун кыпчакского рода племени кыпчак в дер. Йомагужа, как название родового подразделения рода — Кара (Карый)-Кыпсак) племени Кыпсак в дер. 'Кыпсак-Аскар, как название родового подразделения племени Ай в дер. Султай, то же рода Каратаулы племени Ай в дер. Казырбаk, Иске Kаратаулы; то же рода Карт алтаузар в дер. Эбдрэшит (7).

ПЛЕМЯ ТЕЛЕУ

Усманова Минхылыу Губайтовна. Имя отчей земли. Уфа, Китап, 1994. По данным ряда исследователей, племя Теле легло в основу существующих ныне тюркских народностей (23). Как сообщают китайские письменные источники, уже в первой половине I тысячелетия нашей эры под названием Теле была известна целая группа племен кочевников-скотоводов, обитавших преимущественно в восточной части Центральной Азии. Различные племена под названием теле жили между Аральским и Каспийским морями (24). В частности в одной из генеалогических историй предков Суй ведется речь о племенах Средней Азии и в ней говорится о проживании в Западном Туркестане до Хазарского моря тюркского племени Ба-шу-ки-ли, которое является одним из ответвлений тюркского племени Теле. Там же говорится, что Теле является прямым потомком Ниуйнг-ну (т. е. гунны — М. У.). Племя Ба-шу-ки-ли, по мнению китайского ученого Чанг, означает ‘Башkорт’ (25). Ахмет-заки Валиди Туган древнетюркский этноним Теле фиксирует как Тие-ле и отмечает, что по-турецки племя Тие-ле звучит как Телес или Телес (26).

Как пишет Н. А. Аристов, древние племена теле и турк-тукю после падения владычества их в Монголии разбились на мелкие части, вошедшие преимущественно в состав союзов или племен кирейского, найманского и аргынского (от этнонима аргын: имя Аргынбай, фамилия Аргынбаев в Баймакском районе РБ — М. У.), а также лесных народов и племен между Байкалом и Иртышом. Остатками турков-тукю являются телесы в Алтае, а остатками теле — телеуты (27). В своих исследованиях Р. Г. Кузеев отмечает, что башкирские и казахские этнонимы Телеу восходят к телеутам и доказывает тождественность этнонимов Телеут и Телеу (28).

Из тождественности данных этнонимов Телеу и Телеут можно констатировать, что этноним Телеу, зафиксированный в составе топонимов Сакмарского бассейна, восходит к этнониму теле. Л. П. Потапов также считает, что основные тюркоязычные родо-племенные группы телеуты, теленгиты и телесы сохранили в своем названии древний этноним Теле (29). Древний тюркоязычный этноним Теле в форме Телеу зафиксирован у башкир, Тели — у каракалпаков, Телеу у казахов, узбеков, Телев — у киргизов, Теле — среди ногайцев (30).

Н. А. Аристов, В. В. Востров и М. С. Муканов считают предками казахов-теляу тюрков племени Теле (31). С башкирским этнонимом Телеу, восходящим к Теле, в Сакмарском бассейне фиксируется топоним Тилэулэр •кыуышы букв, 'местность, где кочевал род тиляу', другое название — Тилэулэр хады 'болото тиляуцев'.(32)

Таким образом, на территории исторического Башкортостана, в том числе и в Сакмарском бассейне, проживали раннесредневековые тюркские племена Теле. Об их пребывании на данном регионе свидетельствуют названия гидрообъектов hакмар-Теле, Барака-Теле, Телегэзэ, Тилэк и др. в которых запечатлен древний этноним Теле. (33)

Древний этноним Теле зафиксирован и в топонимии других территорий: гидроним Тели в Монголии, система гор Деле и Теле-Коль в Казахстане (34), в форме Дели отмечается в четырех ойконимах Деллер и орониме Дели-лер в Азербайджане. В XIX в. в Азербайджане было девять топонимов Делиляр (35).

 

Библиография

1. Киекбаев Дж. Г. Вопросы башкирской топонимики, С. 233; Соколов И.И. Территория Башкирии и её население в свете историков древности. С. 42-44, 98.

2. Аристов Н.А. Заметки об этническом составе тюркских племён и народностей и сведения об их численности, С. 379, 384.

3. Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. М. Наука, 1974, С. 355.

4. Потапов Л.П. Этнический состав и происхождение алтайцев, С. 186.

5. Кузеев Р.Г. Этнический состав башкир в XVII-XIX вв., С. 6, 10, 32, 67, 74, 84, 87, 89.

6. Крюков В.Г. Этноним "бурджан" у арабских авторов 9-10 вв.//Тезисы конференции аспирантов и молодых научных сотрудников. Т.1, М., 1981, С. 5.

7. Умитбаев М. Ядкар. Казань, 1897, С.40.

23. Аристов Н.А. Заметки об этническом составе тюркских племён и народностей и сведения об их численности, С. 445; Потапов Л.П. Этнический состав и происхождение алтайцев, С. 147.

24. Потапов Л.П. Этнический состав и происхождение алтайцев, С. 147, 149, 150-151; Заки Валиди Тоган. Башкорттарзэн тарихи, С. 6.

25. Заки Валиди Тоган. Башкорттарзэн тарихи, С. 5-6.

26. Заки Валиди Тоган. Башкорттарзэн тарихи, С. 6.

27. Аристов Н.А. Заметки об этническом составе тюркских племён и народностей и сведения об их численности, С. 446.

28. Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. М. Наука, 1974, С. 226.

29. Потапов Л.П. Этнический состав и происхождение алтайцев, С. 45.

30. Баскаков Н.А. Введение в изучение тюркских языков, С. 228; Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. М. Наука, 1974, С. 266; Султанов Т.И. Кочевые племена Приаралья в XV-XVII вв.

31. Востров В.В., Муканов М.С. родоплеменной состав и расселение казахов. Алма-Ата, 1968, С. 106; Аристов Н.А. Заметки об этническом составе тюркских племён и народностей и сведения об их численности, С. 294, 297, 298.

32. ЦГАДА, Ф. 1356, оп. 1, д. 3549.

33. Словарь топонимов Башкирской АССР, С. 142.

34. Потапов Л.П. Этнический состав и происхождение алтайцев, С. 157

35. Гейбуллаев Г.А. Топонимия Азербайджана, С. 37